/usr/local/apache/htdocs/lib/public_html/book/INOFANT/SHEPARD/shepardsenorvolto.txt Библиотека на Meta.Ua Сеньор Вольто
<META>
Интернет
Реестр
Новости
Рефераты
Товары
Библиотека
Библиотека
Попробуй новую версию Библиотеки!
http://testlib.meta.ua/
Онлайн переводчик
поменять

Луциус Шепард. Сеньор Вольто






21/21
ShepardSenorVolto.rtf
Lucius Shepard Seсor Volto
2003 by Lucius Shepard and SCIFI.COM.
2003, Гужов Е., перевод.
Eugen_Guzhov@yahoo.com
-------------------------------------------------------

Леди и джентльмены! Сегодня вечером я прибыл в ваш красивый городок
... и я делаю этот комплимент без какой-либо иронии, без малейшего намека на
высмеивание, ибо ваш городок действительно красив. Гораздо красивее, чем
знаете даже вы, кто здесь живете. Я прибыл сегодня вечером, чтобы дать вам
встряску электрической истиной моего существования. Я верю, что среди вас
есть люди с неодолимой склонностью к такой правде, чью тусклую ментальную
сферу я намерен осветить так, словно она купол наполненный молниями, чтобы
могли продолжиться великие традиции людей моего сорта. Я знаю, знаю! Вы,
несомненно, говорите: "Этот дурак, должно быть, считает нас наивными. Каждый
карнавал, что путешествует по широким просторам Гондураса везет с собой
человека, который называет себя Сеньором Вольто. Человека, который
привязывает на грудь автомобильный аккумулятор и выводит на ладони клеммы,
чтобы вызывать шок у всех, кто схватится за него. Ни один их них не
предлагает просвещения, только шансы измерить сопротивляемость к боли." Но я
не из этих сеньоров, мои друзья. Я тот самый единственный Сеньор Вольто, и
чтобы доказать это, прежде чем я обеспечу вам возможность проверить самих
себя, я расскажу свою историю
Мое имя Аурелио Уклес и я родился в Трухильо на северном побережье.
Когда мне было двадцать два, мой отец умер и оставил мне дело - отель
"Кристофор Колумб", сине-зеленый прямоугольник из бетона, занимавший лучший
кусок пляжа, с бассейном и баром с панелями красного дерева, выходящий прямо
на открытую площадку. В Трухильо прибывает немногого туристов, их отпугивает
высокий уровень насилия, преступности и наркоторговли в регионе, однако я
ухитрился успешно управлять отелем в течении следующих двенадцати лет.
Большая часть моей клиентуры составляли люди власти, да охранники, что
работали в государственной тюрьме, расположенной в центре города,
сооружении, скрытом за высокой желтой стеной. Они пользовались отелем, как
местом, куда могут приводить своих женщин, и через некоторое время они
прониклись ко мне доверием и позволили участвовать в распространении
кокаина, что они крали у арестованных наркопосланцев, и отмывать деньги,
получаемые в ответ. Я никогда не был их другом, всего лишь полезным
помощником. На самом-то деле, я их боялся. Они носили пистолеты и
электродубинки для скота и презрительно угрожали мне. И хотя я
благоденствовал, хотя моя жена Марта принесла мне двух здоровых сыновей, я
страстно жаждал уважения, как от тюремных охранников, так и от простых людей
города, многие из которых отвергали меня из-за моей преступной деятельности.
Этот недостаток уважения, как мне кажется, не давал мне удовлетворенности
жизнью, однако с тех пор я пришел к выводу, что моя неудовлетворенность была
не столько внешней, сколько присущей мне внутренне. Я рос несчастным
ребенком и вырос в несчастного взрослого. Никакая обычная синекура, какой бы
почетной и доходной она ни была, не могла унять моих внутренних демонов.
Возможно я ждал какого-то божьего суда, чтобы завершить свою жизнь. Мы
стремимся спрятать такие желания от самих себя, переодеть их в более здравые
одежды, сознавая, что мы никогда не будем способны удовлетворить стандартам,
на которые стремимся равняться.
Если таков был мой случай, то божий суд пришел ко мне в форме механика.
Почти так же верно заявить, что это была женщина, но меня отталкивают клише,
даже те, что соответствуют моей натуре, и поэтому именно механик ухитрился
принять форму божьего суда и я склонен отдать ему должное. Женщина же, Садра
Росалес, была всего лишь средством, хотя, возможно, я оказываю ей плохую
услугу подобным умалением роли. В отличие от большинства женщин, что
снисходили до бара в моем отеле, она занимала некоторое уважаемое положение
- редактора англоязычной газеты. И все же, как и другие женщины, у нее была
история наркотиков и романтических ошибок, и она всегда была в поиске новой
ошибки, которая разыграла бы роль надежды. Ей было за тридцать, широкое
майянское лицо, несколько толстовата в талии: на шкале гондурасской красоты
она была не более чем привлекательной, однако она обладала жизнерадостной
энергией, снабжавшей ее обманчивым блеском красоты, и хотя я ее не любил,
однако не был в состоянии ей противостоять. Она подходила моменту, она
угодила моему сердцу, она волновала мое тело, и она была основанием для
развода. Проблема, как сказать об этом жене и как развод повлияет на детей,
все сопутствующие кармические вопросы... все это тревожило меня, но я не мог
противостоять им, потому что проблемы Садры отодвинули мои проблемы на
задний план. Они были на втором месте. Некий помощник саботировал ее на
работе, отец ее ребенка судился за единоличную опеку, ее лучшая подруга
Флавия рассказывала ложь о ее сексуальной практике. Последняя и самая
настоятельная проблема касалась ее гордости и радости - серой Тойоты, чей
зазубренный радиатор выражал автомобильную аппроксимацию усталого
разочарования. Она отвела ее к механику, другу по имени Тито Обрегон, чтобы
наладить тормоза, и заявила, что он украл новый двигатель, заменив его
б/ушным. Теперь машина хрипела, глохла и дымила. Полиция не хотела ничего
делать - Тито был лучшим другом лейтенанта. Садра подумывала подать в суд.


Как-то днем я отправился с Садрой в его мастерскую на окраине города,
низкое желтое строение из бетонных блоков с громадным лого минеральной воды
Агуазуль, нарисованным на боку, словно флаг гордой нации. Заведение стояло в
центре целого акра коричневой грязи и сзади огораживалось куском джунглей.
Высокий бурьян, банановые деревья, пальмы. Группа изорванных детей играла в
футбол перед ним, а парочка подростков прислонилась к машине техпомощи Тито,
покуривая со скучающим видом. Садра настояла, чтобы я остался в машине. Она
сказала, что не хочет, чтобы я встревал, но конечно она уже добилась этого
тем, что взяла меня с собой. Пока они говорили сразу за дверью, или - точнее
- пока Садра говорила с ним, Тито все время пялился в моем направлении. Не
дала ли Садра, думал я, чинить свою машину бывшему брошенному любовнику?
Такая глупость гармонировала с ее характером: окрошкой из феминизма,
мелочности и некой вымученной невинности.
В машине становилось жарко, как в печке. Футбольный мяч выскочил на
дорогу, и крошечный мальчик в красных шортах, чтобы поймать его, рванулся
поперек дороги прямо под автобус, который даже не затормозил и промахнулся
мимо лишь на какой-то сантиметр. Дымчатый серый туман начал собираться над
гребнями гор позади мастерской, и Тито вышел и стоял в дверях, вытирая руки
промасленной тряпкой. Он был тощий и хитроватый на вид с преждевременно
поседевшей шевелюрой и густой черной бородой, в хлопчатых брюках-чинос и
майкой с надписью "Hard Rock Cafй". Я отвернулся от его пристального
взгляда. Позади заросшего сорняками пустыря на другой стороне дороги
виднелась полоска залива, синевато-серая вода в чешуе нестерпимого блеска.
Вскоре Садра вернулась, раздраженно прыгнула за руль и захлопнула дверцу.
"Puto! Он говорит, что ему наплевать, что я буду делать!" Она выехала
на дорогу, пересказывая все, что сказал Тито, рассуждая о его вероломстве и
затеяв монолог, который продолжался далеко за полночь после нескольких
стопок водки и хорошей дозы прекрасного кокаина.
В течении следующей недели я чувствовал себя заблудившимся в середине
собственной жизни и не видел ни следа спасения на горизонте. Чаще обычного я
обнаруживал себя сидящим в баре и мрачно глядящим через стол на тихие воды
залива и унылую полоску земли, которая, окружая залив, образует мыс
Гондурас. Именно у этого мыса встал на якорь Христофор Колумб в своем
последнем путешествии; он был тяжело болен и поэтому сам так не поставил
ногу на землю, и я предполагаю тем положил пример, который до сих пор
довлеет над нашим еле текущим туристским бизнесом. Группа американцев,
возвращавшихся из джунглей Мискитии, забронировала номера на утро среды,
привнеся в отель необычную и не совсем радующую энергию, плескаясь и крича в
бассейне, проливая напитки за обедом, и во всякие часы суток оставаясь
бодрствовать и играть в карты. В пятницу охранники тюрьмы привели в номер на
третьем этаже нескольких женщин из Ла Сейбы. Женщины эти не осмеливались
спускаться в бар, и охранники - те, что не были заняты с женщинами - сидели
за столом на краю площадки и пили. Это была та еще шайка. Смуглые,
толстобрюхие, с жирными волосами и лягушачьими лицами, в брюках в обтяжку и
рубашках с короткими рукавами. Их запястья и пальцы были тяжелы от золотых
колец и часов, что они украли или добыли вымогательством у заключенных. Пока
большинство из них по очереди посещали женщин, старший охранник, Хорхе
Эспиналь, самый толстый и приземистый из них, подымался лишь для того, чтобы
сойти на берег и облегчиться. По таким случаям он подзывал меня и просил еще
пива и закуски. Он отказывался заказывать у моего бармена, предпочитая
рассматривать меня, как лакея. Когда бы я не подходил, он приветствовал меня
с фальшивой экспансивностью и подмигивал другим, словно разделяя тайную
шутку, а когда я удалялся, он громоподобно хохотал. В ярости и унижении я в
этот вечер ушел из отеля пораньше, за пару часов до того как должен был
встретиться с Садрой, и бродил по берегу и по городу куда глаза глядят,
представляя страшное унижение, которым я подверг бы Эспиналя, если б
оказался на его месте.
Наискосок от старого кладбища в Трухильо, древних руин, окруженных
рассыпающейся каменной стеной и арочным проемом без ворот, стоящим на дороге
из красной глины, что вьется по горе к западу от центра города, расположен
блошиный рынок: ряд ветхих деревянных ларьков, где выставлены майки,
футбольные гетры, передники, куклы и игрушки, кухонная посуда, ножи и другие
домашние товары, цепочки для ключей, складные ножи, береты, кассетные ленты.
Вся виды дешевки. Бело-желто-голубые пластиковые флаги с рекламой пива
Насиональ висели над ларьками, а за ними был заросший травой пустырь, где с
металлической тележки продавали пиво. В тылу этого места стояла маленькая
карусель с ручным приводом, подходящая для младенцев, круглая платформа, не
более чем шести футов шириной с четырьмя крошечными сидениями. Кучка женщин
стояла, наблюдая как катаются их дети. Двое детей ревели и я лелеял злобную
мысль, что они стали понимать, что этот ограниченный круг - это все, что они
могут ожидать от собственной жизни. С десяток работяг пили пиво и
разговаривали. Я купил пива и прислонился к тележке. Небо подернулось
дымкой, несколько размытых звезд проклюнулись во взбаламученном мраке,
воздух стоял душный и теплый, настоянный запахами жареных цыплят и отбросов
из лачуг, столпившихся за пальмами и банановыми деревьями за каруселью.
Радио-музыка соперничала с ревом детишек. Постепенно я остыл. Я купил вторую
кружку и обдумывал идею купить подарок Садре. Что-нибудь забавное, что
отвлечет ее от Тито и Тойоты.
Предполагаю просто случай привел меня на базар, но когда я отвернулся
от пивной тележки и увидел Тито Обрегона на расстоянии протянутой руки,
одетого как Сеньор Вольто в соломенной шляпе и грубой одежде фермера, с
батареями привязанными к груди, опоясанного сбруей из кожи и стали, которая
напомнила мне некие извращенные сексуальные приспособления, с кабелями
ведущими к генератору на земле, с блоком управления прицепленным к поясу, и
узкими черными клеммами торчащими из ладоней... когда я увидел его, я был
поражен какой-то занозой, и понял, хотя и на мгновение, как запутанно
действует случай, сознавая, что совпадение и судьба, похоже, были в
партнерстве в тот момент. Я кивнул Тито, сказав: "Добрый вечер", и
направился в сторону улицы, но голос Тито, усиленный мегафоном, с чуть
жужжащим призвуком, остановил меня на месте:
"РАЗВЕ АУРЕЛИО УКЛЕС ВСЕГО БОИТСЯ? РАЗВЕ ОН ВСЕГДА ДОЛЖЕН ПРЯТАТЬСЯ ЗА
ЖЕНСКУЮ ЮБКУ... ИЛИ ОН ОТВАЖИТСЯ ПОПРОБОВАТЬ СЕБЯ ПРОТИВ СЕНЬОРА ВОЛЬТО?"
Один из подростков, прислонившийся к низкому грузовичку Тито, держал
микрофон у его рта - сам Тито не мог держать его, из-за клемм, привязанных к
ладоням. Парень ухмыльнулся на меня, а Тито сказал: "НАВЕРНОЕ НАШ АУРЕЛИО
СОВСЕМ НЕ МУЖЧИНА. НАВЕРНОЕ ПРАВДА ТО, ЧТО ГОВОРИТ О НЕМ САДРА РОСАЛЕС."
Хотя в обычае Сеньора Вольто предлагать такие вызовы, гнев на лице Тито
принадлежал высмеянному и, вероятно, обезумевшему любовнику, и до меня
дошло, что Садра не настолько важна, чтобы я рисковал своим благополучием в
споре за нее. Так как батареи работали от генератора, у них не было
ограничителя, и поэтому Тито мог испустить смертельный удар. Я хорошо
понимал, что если ему случится меня убить, тюремные охранники будут немало
разъярены на него потерей человека, служившего им финансовым источником и
хозяином места для их дебошей. Тем не менее, я задумался над мыслью
схватиться за клеммы. Работяги прервали свои разговоры и перемещались к нам,
подталкивая друг друга и ухмыляясь.
"НАВЕРНОЕ, ЭТО ПРАВДА", продолжал Тито, "ЧТО САДРА РАССКАЗЫВАЕТ ВСЕМ
СВОИМ ПОДРУГАМ В ГАЗЕТЕ - ЧТО ГОЛОВКА У ПАЛОЧКИ АУРЕЛИО УКЛЕСА ВХОДИТ В
НАПЕРСТОК."
Работяги посчитали это большой шуткой и добавили комментариев. Мой гнев
нарастал, я сказал Тито, чтобы он трахал свою мать, я не стану играть в его
детские игры.
"ДАЖЕ ДЕТСКИЕ ИГРЫ - ЭТО СЛИШКОМ ДЛЯ АУРЕЛИО!" Тито кивнул своему
помощнику. Мальчишка встал перед ним и ухватился за клеммы. Зашипело
напряжение. Мальчишка напрягся, но не отпускал клеммы, даже когда Тито
сделал напряжение значительно сильнее. Под конец он прервал контакт,
улыбнулся и продемонстрировал свои покрасневшие ладони мужчинам, собравшимся
вокруг - они одобрительно заворчали.
"ТЫ ВИДИШЬ? ДАЖЕ ЭТОТ МАЛЬЧИШКА БОЛЕЕ МУЖЧИНА ЧЕМ АУРЕЛИО УКЛЕС!"
Я не помню, кто сказал, что все объяснимо в терминах поведения
маленького мальчика - думается, что замечание сделано относительно
функционирования космоса, а не только о действиях человеческих существ, но,
конечно, оно было вполне приложимо в тот момент ко мне. Вздорная ярость
овладела мной и я протянул руки, намереваясь схватиться за клеммы, однако
мальчишка шагнул между мной и Тито и потребовал пять лемпир.
Мой гнев был таким, что даже плата за привилегию получить удар током не
отпугнула меня. Я вытащил несколько бумажек, швырнул мальчишке, потом
отпихнул его в сторону и предстал перед Тито. Устрашенный выражением его
лица, я заколебался. Со своим лицом, скрытым под соломенной шляпой, с
батареей, привязанной к сбруе из металла и кожи, с кабелями, проходящими по
его рукам и бесформенными черными клеммами, торчащими вместо ладоней, он
выглядел воплощением тайной угрозы. Группа работяг окружила нас, придавая
сцене ритуальную симметрию, и другие просачивались между ларьков,
любопытствуя, как я думал, направленности оскорбления Тито. Среди них я
узнал шефа тюрьмы, пожилой седовласой версии тех коренастых
непривлекательных мужиков, что в этот самый момент пьянствовали на моей
площадке. Презрение старика ко мне было особенно ядовитым, и я не смог
заставить себя отступить от вызова Тито под его взглядом.
Я помню, что схватился за клеммы, услышал слабое шипение и жужжание
напряжения, пока легкое покалывание электричества на моих ладонях
превращалось в боль, и я так же помню, как боль становилась сильнее, в
глазах все стало красным, поле зрения сузилось, оставив лишь нижнюю половину
лица Тито, его зубы оскалены в улыбке, как если бы эта боль перетекала из
его плоти в мою. Это чувство, эта боль - или какая-то неизвестная сила, для
которой боль была побочным продуктом - оставляла тело Тито и входила в мое
тело, усиленная тем, что его выражение становилось все более удивленным и
... - он, похоже, тоже осознавал смену ветра. Вскоре я мог слушать лишь звук
гнусавого хныканья моей нервной системы, словно какое-то отчаявшееся
насекомое попало в ловушку моего уха. Трясучие спазмы проплывали по моим
рукам. Сердце взбрыкивалось и запиналось. Ладони горели огнем и пламя
вонзалось мне в грудь, корежило кости. Я хотел отпустить клеммы, я хотел
отпустить, и на мгновение мне показалось, что я смогу это сделать. Что
подавило этот импульс, я не могу сказать. Частью упрямство. Упрямство и
страх еще большего унижения. И все же в мое сопротивление был вовлечен и
другой элемент, и посреди боли некий пузырь ясности мгновенно обволок меня,
позволяя мне понять, что это мог быть за элемент. У меня было чувство, что я
нахожусь под охраной, под какой-то защитой, и у меня также возникло
впечатление, что я каким-то образом связан с защитной силой и поэтому
гарантирован от возможности нанесения смертельного вреда. Потом ясность
испарилась. Моя голова страшно затряслась, глаза, казалось, как сухие орехи
болтаются в своих глазницах. Струйки дыма зазмеились между пальцами и
осознание, что моя плоть начинает поджариваться, это последнее, что я помню.


x x x
Позвольте мне, леди и джентльмены, высказать тезис, намекающий, что не
электричество изменило меня, а нет сомнения, что я изменился, ибо очнувшись
в госпитале, с забинтованными обожженными руками, с пальцами красными,
словно томаты, и намазанными мазями, я совсем не был, как можно было
ожидать, обуреваем стыдом и раскаяньем от того, что произошло на блошином
рынке, но, скорее, демонстрировал чрезмерное спокойствие и прагматическую
оценку как самого события, так и моих проистекающих из него ранений...
поэтому позвольте мне намекнуть, что электричество скорее открыло меня для
изменения, что точный вольтаж, прошедший сквозь клеммы Тито, сделал так, что
я стал доступным для некоего существа, возможно дьявольской природы, либо
одного из тех загадочных созданий, которого собаки и наркоманы видят, когда
поднимают головы от ступорозного созерцания таракана или пятна на полу или в
углу потолка и тем самым видят продвижение по комнате некоей неосязаемой
другими диковины. Разумеется возможно, что моя неестественная устойчивость
разума была следствием сумасшествия или физического ущерба, однако я пришел
к мысли, что ощущение единства, которое я получил, схватившись за клеммы,
было свидетельством симбиотической связи или одержимости, потому что когда я
вскоре после полуночи покинул госпиталь и пошел по городу, то, хотя я был
основательно знаком с изрытыми мостовыми и маленькими магазинчиками, с
неровным полумесяцем залива, с рядом хлипких баров, они одновременно
казались мне новыми, а когда я подошел близко к моему отелю, с его формами,
простыми, словно у детских кубиков, когда я вошел и увидел широту стойки
бара из красного дерева с прямоугольным порталом на стене за ним, сквозь
который я обычно видел залив, и площадку-палубу, где еще сидели и пили
Эспиналь со своими дружками, я обнаружил все это странным и новым, как если
бы разделял свое зрение с другой душой, душой с исключительной страстью к
жизни, жадной видеть каждую подробность этой знакомой - и все же незнакомой
- сцены.
Самое строгое доказательство моего тезиса было еще впереди. Я зашел в
бар, налил себе водки, и, пока зачерпывал кубики льда, Эспиналь оттолкнул
свой табурет и прошел мимо меня, не произнеся ни слова. Он встал, говорю я
вам, и все-таки он не сдвинулся с места. Было похоже, что он разделился на
двух Эспиналей, один из которых направился по коридору к квартире, где я жил
со своей семьей. Хотя и озадаченный подобным феноменом, я более-менее быстро
припустился за ним, отметив, что его фигура несколько тускнее и прозрачнее
той, что осталась сидеть, какая-то цветная тень. Теневой Эспиналь постучал в
дверь моей квартиры (стук был беззвучным) и был немедленно принят моей
женой, одетой в тонкий пеньюар, что должно быть был недавней покупкой - она
еще никогда не одевала его при мне. Мне было не ясно, чему я являюсь
свидетелем, я сомневался как в том, что это значит, так и в том, не
следствие ли это моего дезориентирующего столкновения с Сеньором Вольто. Я
отказывался признавать очевидное, то что у Эспиналя с Мартой любовный роман.
Подождав минуту, я открыл дверь и стал красться в главную спальню. На
постели было две Марты, одна спала на боку, а другая - несколько менее
материальная и совершенно нагая женская фигура - взгромоздилась на Эспиналя
верхом, подчиняясь ленивым толчкам его бедер, закрыв глаза и лаская
собственные груди. При всей их страсти, не слышалось никаких звуков дыхания
или телесного контакта, однако вид настолько поглощенной Марты, даже всего
лишь фантомной, раздирал мне душу. Я был убежден, что это была по меньшей
мере тень неверности, отражение действительного события.
Не любовь к Марте разожгла ярость моего сердца, скорее, наоборот,
ярость, зачарованная открывшимся видом, открыла мне любовь. Кипящий
ненавистью, я в смятении закрыл глаза, а когда открыл их, то увидел лишь
спящую Марту. Эспиналь и вторая Марта исчезли. Глядя, как она шевелится под
простынями, я чувствовал, как мое страстное желание причинить вред Эспиналю
сплетается с осознанием того, как мало я ее ценил, как я полностью ею
пренебрегал. Я шагнул вперед, намереваясь выказать свою любовь и прощение,
но вдруг заметил что-то под кроватью: электрошокер для скота, принадлежащий
Эспиналю. Блестящий черный цилиндр с кнопкой спуска, который он обычно
держал заткнутым за пояс. Значит он действительно был здесь, понял я. В моей
жене. Его небрежность, отсутствие уважения, вызвавшего эту небрежность, все
это навалилось на меня, как и фаллическая форма шокера - я подумал, не
оставил ли он его здесь нарочно, чтобы лишний раз уязвить меня. Я подобрал
цилиндр, и мой гнев, казалось, последовал в этом направлении, принял форму
этой холодной черной палки. Не обращая внимания на боль в ладонях, я крепко
схватился за рукоятку и представил, как вонзаю кончик в толстую шею
Эспиналя, раз за разом нажимая на спуск. Как могла Марта заниматься любовью
с такой жабой? Воспоминание о ее страсти еще пуще заострило мой гнев, и
пылко желая продемонстрировать, что никто не может так ко мне относиться, я
поспешил прочь из комнаты.
Гнев обуревал меня, как никогда прежде, освобожденный от своих обычных
пут, однако войдя в бар, я приглушил свое мстительное продвижение тем, что
увидел на палубе-площадке. Освещенные лучами фонаря пятеро охранников, и
среди них Эспиналь, сидели вокруг стола, болтая и смеясь, и эти же самые
пятеро охранников, или, скорее, их цветные тени, уходили от стола в разных
направлениях, исчезая в дверях и за углами. Как будто прозрачные духи
отделялись от их тел и мчались по своим спектральным делам. В то мгновение.
когда эти фантастические формы исчезали, другие такие же тени вставали и шли
в направлениях, отличных от тех, что они выбрали раньше. Почти та же самая
сцена повторялась снова и снова, как если бы сидящие охранники генерировали
поток послеобразов... и не только послеобразов, сказал я себе. Пред-образов
также. Картинок того, что должно произойти. Это были не просто мои
измышления, ибо, пока я наблюдал, одна тень поднялась на ноги, достала ключи
от машины из кармана брюк, отдала честь своим компаньонам и вышла в ворота,
ведущие к стоянке, а другая отключилась, осев на стуле с разинутым ртом, ее
грудь равномерно подымалась и опускалась. Однако же первая тень, что я
видел, тень Эспиналя, была тенью действия, совершенного в прошлом.
Электрошокер для скота был доказательством этого. Третий охранник вскочил в
очевидной тревоге и могучей аркой замахнулся бутылкой пива в воздухе, словно
показывая другим, как он покорил опасного преступника. Казалось, я лицезрею
смешение прошедшего и вероятного. Означает ли это, что прошлое воплощает
условия вероятного, что оно тоже изменяемо? Перед тем, как смог исследовать
этот вопрос, гнев обуял меня снова. Я подошел к столу, держа шокер за
спиной. Эспиналь поднял глаза. Удивление углубило морщины в уголках его
глаз. Он что-то сказал своим коллегам, слова, которые я не расслышал, и они
засмеялись. Как было у меня в обычае при подобном высмеивании, я мило
улыбнулся, прикидываясь, что воспринимаю их смех, как выражение доброй
дружбы, однако моя улыбка не была, как обычно, вымученной, ибо в данном
случае она покоилась на фундаменте радостного и мстительного намерения.
Эспиналь не побеспокоился посмотреть на меня, когда я подошел ближе, он
только сказал: "Принеси нам еще пива, Аурелио."
"Наверное, с чипсами и сальсой?", спросил я, и ткнул его в шею шокером.
Шок заставил Эспиналя хрюкнуть, сорвал его со стула и бросил ничком на
стол. Руками он смахнул на пол пустые бутылки. Я ткнул его в бок, и его
туловище спазматически дернулось, он часто застучал головою об стол. Он
разинул рот, выпучил глаза, члены его задрожали. Обрадованный его
ошеломленным выражением, дрожанием его мышц, я приготовился нанести третий
разряд, но почуял движение позади и повернулся, чтобы увидеть, как другой
охранник замахивается пивной бутылкой в мою голову тем самым движением, что
я видел несколькими мгновениями раньше.
Вооруженный предвидением, я угадал направление удара и смог уклониться
от него. Я вонзил скотский шокер в грудь охранника и тот, дергаясь,
повалился на пол. Мой гнев сменился тем неестественным спокойствием, что
охватило меня в госпитале. Пока оставшиеся охранники подымались на ноги, я
выхватил пистолет Эспиналя из его кобуры и приказал им положить оружие на
стол. Как только это было сделано, я приказал им нырнуть в бассейн. Они
ругались и угрожали, но подчинились. Видя их таких беспомощных, когда над
поверхностью торчали только их головы, а с волос капала вода, я подумал, не
пристрелить ли их. Каким удовлетворением было бы видеть, как они идут ко
дну, пока я пристреливаю их одного за другим! Хотя это желание и
подпитывалось остатками гнева, оно не было импульсом ярости - я уже начинал
сожалеть о своих несдержанных действиях, подумывая, возможно ли исправить
ситуацию. Мне придется на время спрятаться, в этом нет сомнения. Наверное,
помогут родственники Марты с островов в Заливе. Потом что-то стукнуло мне по
затылку, да так, что белые искры посыпались из глаз. Теряя сознание, с
гудящей головой, я ощутил, что падаю. Надо мной стояла Марта, все еще в
ночной рубашке, держа бутылку с пивом. Она что-то сказала презрительным
тоном, но слова были глухими, неразличимыми, словно она говорила из-за
толстого стекла. Я услышал другие голоса, равно заглушенные. Охранники. Они
собрались вокруг меня, и, когда они начали меня бить, казалось, что они
бесконечно умножаются, производя сотни и сотни себе подобных теней, которые
отделяются от их тел и спешат куда-то для выполнения неисчислимого
количества миссий, двигаясь быстрее, чем это доступно человеку, словно
Господь ускорил кинофильм мира, чтобы показать мне все, что может случиться,
все разнообразие потенциальных судеб, ни одну из которых мне не понять.


x x x
Камера, в которой я очнулся, была пуста. Ни койки, ни унитаза; только
дыра-сток в центре слегка вогнутого пола. Стены отстояли друг от друга не
намного больше, чем мои разведенные руки, и были выкрашены в канареечно
желтый цвет, который, казалось, усиливал вонь застарелой мочи. Роскошный
золотистый послеполуденный свет косо сочился в узкое оконце, которое было
сделано слишком высоко, чтобы дать вид на что-либо кроме прямоугольника
безоблачного неба. Каждая часть моего тела болела. Засохшая кровь хрустела
на губах. Время от времени мимо запертой двери камеры проходил охранник, в
сопровождении спереди и сзади своих тенеподобных вариантов. Этот эффект,
обратил я внимание, поблек - тени были, словно едва видимые газовые
мерцания. Двигаясь осторожно, я привалился к стене, и уселся свесив голову,
придавленный пониманием, что я человек конченный. Лучшее, на что я мог
надеяться, это пытки, за которыми последует длительный срок в тюрьме. Зная
грубую бесчувственность Эспиналя, прислушиваясь к бесчисленным историям,
связанным с жестоким самовластием, с которым он действовал в стенах тюрьмы,
я сомневался, что могу надеяться даже на это. Я с горечью и страстным
желанием думал о Марте, и о своих двух сыновьях. О своем отеле я тоже думал.
Я воспринимал его как некую тюрьму, что определяла и ограничивала меня, но
теперь, попав в официальный застенок, этот сине-зеленый куб с океаном,
распростершимся рядом, казалось, воплощал самую суть свободы. Слезы хлынули
из моих глаз. Мне некого винить, кроме самого себя. Если бы я относился к
Марте с уважением и любовью, она никогда бы не предала меня. Подобные мысли
накапливались в моей голове, словно топкое месиво, словно куча несчастий и
самоотрицания, и в слабеющем свете я погрузился в ступор, едва сознавая
перемежающиеся голоса людей, проходящих по коридору. Один раз я поднялся,
чтобы помочиться в дыру. Остаток дня я просидел без движения, опустошенный и
униженный, скорее развалина, нежели мужчина.
Было уже темно, когда по коридору к моей камере подошел Эспиналь. Он
наклонился к глазку, уставился сквозь решетку с непроницаемым лицом.
Невыразительным, как у жабы, вы могли бы сказать. Однако и лицо жабы
окрашено неким недоброжелательным простодушием, и хотя Эспиналь имел
определенное сходство с упомянутым созданием, то ни недоброжелательство, ни
триумф, вообще никакая эмоция, не выступала на поверхность из его глубин,
словно присутствовало лишь его обрюзгшее тело, а душа плавала где-то в
другом месте, вероятно прицепленная к одной из тех слабых теней, что
происходили от него. Он молчал и тишина, казалось, образовала вокруг нас
громадное пустое пространство, создав вселенную, населенную лишь
единственным палачем-пытателем и его жертвой. Он был одет, словно собирался
на вечер. Темные, тщательно отутюженные брюки в обтяжку и спортивная рубашка
по модели батика. Золотая цепь обтягивала его коренастую шею. Электрошокер
заткнут за пояс.
Мой инстинкт говорил, что надо умолять его, уговаривать. Где, хотел я
его спросить, найдет он более эффективный канал для своих наркотиков?
Теперь, когда я у него в рабстве, мне придется доказать, что я весьма
покладистый хозяин. Любая комната, какую он пожелает, любое количество
комнат может быть его в любой час дня и ночи. Однако молчание давило мне на
грудь, сжимало адамово яблоко, душило меня, и я не мог заговорить.
Достаточно странно, я основательно предчувствовал то, что должно произойти,
и когда Эспиналь открыл дверь, а не просто заслонку, я сидел напряженный,
словно ребенок, ожидающий наказания.
Эспиналь не позаботился закрыть дверь за собой. Он отцепил скотский
шокер и показал его мне, позволяя свету играть на блестящем черном цилиндре.
Улыбка приподняла уголок его рта. "Ты действительно глупый кусок дерьма,
Аурелио", сказал он.
Хотя эти слова не обещали жалости, то, что он хоть каким-то образом
признал меня, породили каплю надежды. Я выстроил свои аргументы, упорядочив
их в логической прогрессии, но прежде чем я сформулировал свое желание
умилостивить его, Эспиналь ткнул шокер мне в живот и нажал спуск. Мои
воспоминания о следующих часах фрагментарны. Я припоминаю, что Эспиналь
стоит над моим распростертым телом, плюет мне в лицо, с треском бьет меня
кулаками, проклинает меня, его пухлые щеки в пятнах гнева. Несколько раз он
прерывает свои усилия и в одном таком случае, сидя спиной к стене и куря
сигарету, он информировал меня о своих планах жениться на Марте и тем стать
собственником отеля.
"Она чертовски хорошо трахается", сказал он, "однако в мире полно
чертовски хороших трахалок. Я бы никогда не связался с нею, если б не отель.
Ты не понимаешь, как по-настоящему пользоваться ни своим отелем, ни своей
женщиной, Аурелио."
Он сделал паузу, выдул колечко дыма, и посмотрел, как оно расплывается.
"Женщины", сказал он задумчиво. "У них есть свои тонкости, свои странности.
Но в глубине души они лишь желают быть в безопасности. Наверное, если б ты
был сильнее, если б ты был крепостью для Марты, а не соломенной хижиной...
наверное тогда она не стала бы искать меня."
Я, должно быть, произвел какой-то звук, ибо он потрепал меня за плечо и
сказал: "Не пытайся говорить. Ты только изнуришь себя, а у нас впереди еще
долгое путешествие, у тебя и у меня." Он затоптал свой окурок на полу и
испустил вздох - мне кажется - удовлетворения. "Я намеревался устроить тебе
исчезновение, но твой припадок темперамента сделал вещи гораздо легче. Никто
не затеет расследования, если с тобой что-нибудь случится сейчас."
В течении пытки Эспиналь часто пользовался скотским шокером, но
несмотря на мучительную боль, на спазмы, на желчь, стоящую в горле, на
дрожание членов, вместо того, чтобы слабеть и ментально расстраиваться, я
становился все сильнее, все целеустремленнее в своем возмущении, как если бы
некая часть моего бытия получала положительный заряд, становясь все
воодушевленнее при каждом разряде. Цветные тени, что перед появлением
Эспиналя в моей камере почти все исчезли, теперь проистекали от него
постоянным потоком, ясно видимые, давая мне предвидение мучений, которые он
вскоре может обрушить на меня, и так уж получилось, что после очередного
перекура, когда он наклонился, чтобы завязать шнурки, я уже проследил, как
это сделала его тень и смог воспользоваться предоставившейся возможностью,
выбросив вперед правую ногу и жестко хлестнув его в челюсть. Он, застонал и
свалился на пол, но был еще в сознании. Не обращая внимания на боль,
сопровождавшую мое последнее движение, я вскарабкался на ноги, схватил его
скотский шокер и вонзил ему в грудь, разряжая его снова и снова в надежде,
что взорву его дряблое сердце. Глаза его закатились. Толстые нити слюны
зазмеились между губ. Живот вздымался и дергался. Но он все-таки отказывался
умирать.
Я так разозлился на упорство Эспиналя, что вырвал из кобуры его
пистолет, намереваясь застрелить его, но шаги в коридоре пробудили мое
желание самосохранения. Молодой охранник с тонкими усиками легко шагал к
камере. Когда он подошел ближе, я выступил вперед и приказал ему отпереть
другие камеры, приказ, выполнять который он стал не раздумывая. Семеро
изможденных, унылых заключенных выбралось в коридор, глядя на меня со
страхом и изумлением. Я связал и вбил кляп охраннику и усадил его рядом с
Эспиналем. Потом, повернувшись в заключенным, я сказал им, что спасение
рядом.


x x x
На вершине зеленой горы, что возвышается рядом с городом Трухильо, и
большую часть времени прячется в тумане, загородившись циклонами, стоят
антенна и электростанция, принадлежащие кабельной компании "Каблевизион",
что обслуживает регион, и расположена хижина их некрашеных досок с жестяной
крышей, где живут сторожа, Антонио Оубре и его жена Суйяпа, друзья семьи уже
много лет. Именно сюда я и направился, устроив свой побег, который оказался
не столь трудным подвигом, как кто-то может вообразить. Будучи знаком с
Эспиналем больше десяти лет, я знал, что он защитил себя, отдав на
сохранение своему адвокату свидетельства против разных своих компаньонов,
которые должны были быть опубликованы в случае его безвременной смерти. Двое
из моих товарищей по побегу поволокли с собой Эспиналя, я приставил пистолет
к его голове, и так мы прошли через главные ворота тюрьмы без какой-либо
задержки со стороны людей, которые не могли позволить нам его убить. Мы
втиснулись в машину Эспиналя и я покатил на запад в сторону Ла Сейбы.
Отъехав на три мили от города, я остановил машину, вручил ключи какому-то
продавцу кокаина с кровоточащими выбитыми зубами, засунул за пояс пистолет
Эспиналя, взял в руки его скотский шокер и начал взбираться сквозь джунгли к
вершине горы. У меня не было иллюзий относительно будущего Эспиналя, когда я
оставил его на милость тех, над кем он издевался. Они оставят его в живых на
какое-то время, чтобы гарантировать свою безопасность, но судя по злобному
интересу, с которым они на него поглядывали, я понял, что в конечном счете
его ждет расплата. Я надеялся, что они не станут торопиться, что они, как и
он сам, полностью исследуют страшный потенциал человеческой нервной
системы... хотя необходимость диктовала, чтобы они не были чересчур
основательны в своем воздаянии. Они его долго не переживут. Рано или поздно,
но машину засекут, и, так как сбежавшим заключенным редко предоставляется
возможность сдаться, шансы были хороши, что они не выживут и не смогут
сообщить о моем местонахождении.
Хотя они были наркодельцами и не заслуживали симпатии, я чувствовал
вину за то, что манипулировал этими людьми. Такое циничное безразличие к
жизням, даже к таким недостойным жизням, как эти, не было в моем характере;
однако с того мгновения, как Эспиналь, начал пробовать на мне свой скотский
шокер, я, казалось, перестал быть самим собой, что мои обычные тенденции
были низвергнуты и что мои слабости стали оплотом спокойной
целеустремленности, что становилась непрерывной доминантной с каждым
разрядом. Но пока я взбирался по тропе, мое самообладание несколько
приугасло и я стал ощущать каждую болячку, накопившуюся после пыток
Эспиналя. Туман закрыл луну и звезды. Темнота, тихие звуки ночи, опасность
ягуаров и диких кабанов, все это заиграло на моих нервах. К тому времени,
когда я достиг вершины, после четырех часов на тропе, небо побледнело, а я
выбился из сил.
На вершине дождило. В воздухе висела холодная сырость. Везде были лужи,
земля была мерзко глинистой, изъезженной следами шин. Возвышаясь над туманом
возле домика Каблевизион, антенна, казалось, приобрела магический аспект,
напоминая четырехступенчатую стальную лестницу, поднимающуюся в неспокойное
пространство взвихренной серости. Рядом с нею постукивала и жужжала
электростанция - зеленый прямоугольник из бетона. Никакого дыма не
поднималось из труб домика, старенького пикапчика Хюндай, принадлежащего
Антонио, не было видно, и я предположил, что Суйяпа укатила в город на
ранний базар. Опустошенный от надежды и энергии, каким я был в своей камере,
я уселся на камень возле ограды прямо на краю вершины и уставился вниз на
море тумана. Я различил странные фигуры, движущиеся в нем, приписав их
неправильностям восприятия, вызванным моим обессиленным состоянием, но когда
солнце поднялось выше и выжгло прочь туман, обнажив склон горы, город,
раскинувшийся на полумесяце залива, и, ближе к горизонту, узкую полоску
земли, что образует мыс Гондурас, эти эфемерные фигуры стали более
материальными, хотя все еще плохо определенными, сотни и сотни их плавали в
воздухе, полупрозрачные, как медузы. Я подозревал, что они могут быть сродни
теням, что я видел выходящими из материальных тел Эспиналя и других
охранников, и поэтому могут послужить ключами к тому, что может случиться со
мной; и я тогда стал осмысливать факт, что каждый раз, когда я получаю
разряд электричества, тени становятся яснее. Я задумался, не сделает ли их
очередной разряд еще четче.
Перспектива применить скотский шокер Эспиналя к себе, чтобы проверить
гипотезу, далась мне нелегко, однако она не казалась совершенно абсурдной. С
самого начала я ощутил ту же волну предвидения, которую почувствовал, когда
увидел Эспиналя, входящего в мою камеру, как если бы кто-то внутри меня
желал этого, и это ощущение перевесило все мои опасения. Я закатал штанину,
приставил кончик шокера к бедру и, чуть поколебавшись, нажал на спуск. Когда
я очнулся - а период прихода в себя был гораздо короче, чем ранее - то, что
я увидел, заставило меня переосмыслить не только мое понимание всего того,
что случилось со мной, но также и мои базовые предпосылки о природе мира.
Мы живем, леди и джентльмены, на дне воздушного океана. Это избитая
метафора, но тем не менее она верна. Мы проживаем на глубине, поспешно, как
крабы, бегая по дну, наше зрение ограничено тем, что мы видим перед собой,
мы не замечаем мириадов пловцов над нами и вокруг нас, мы верим, что мы
одни. Если б я сидел на вершине до моей конфронтации с Тито Обрегоном, я не
увидел бы ничего, кроме голубого неба и белых облаков, громоздящихся на
горизонте, сверкающего моря, города, пальмовых и фиговых деревьев и другой
растительности, заполняющей склон горы, теперь же вместо этого я увидел
мириады этих воздушных пловцов, бесчисленные тысячи. Плывущих, ныряющих,
парящих. Они сохраняли свою прозрачность, однако были всех оттенков - нюансы
красного, синего, желтого и зеленого - и являли подлинное скопище форм,
наподобие лихорадочной фантазии из головы Босха или Брейгеля. Преобладающими
среди них были слегка изогнутые, приблизительно округлые создания,
окаймленные ресничками, бледно-коричневыми в крапинку по цвету, от шести до
восьми дюймов диаметром и тонкие, как тортильи, которых я стал называть
мельхиорами, потому что они походили на испещренный печеночными пятнами
скальп моего дяди с материнской стороны Мельхиора Варелы; однако были видны
и многие другие виды. Некоторые были змеевидны, другие похожи на спущенные
баллоны, иные походили на скатов... Их было слишком много для любого
каталога. Я с тех пор записал и изучил несколько сотен видов, но это, мне
кажется, лишь малая часть того, что существует. Они оккупировали каждый
уровень неба, но гуще всего скапливались над городом, затмевая его весь,
кроме нескольких крыш. Позади меня антенна и электростанция были покрыты
прыгающим, кишащим покровом таких созданий, словно губками, шевелящимися в
течениях. Я предположил, что их, возможно, привлекает электричество, но если
так, почему они так густо скапливаются над городом, в многих районах
которого электричества нет?
Примерно через полчаса создания начали блекнуть, становясь заметно
прозрачнее, и я принудил себя снова применить скотский шокер, чтобы
восстановить их яркость. Это может показаться неразумным, что я испытывал
такую боль, но то, как они двигались, поодиночке и косяками, наподобие
танцев морских созданий на рифе, и мысль, что Трухильо и в самом деле некий
риф, местообитание, где они процветают, и причудливая сложность их тел,
сплошь экипированных надувными мешками, которые, я предполагаю, позволяют им
плавать в воздухе, и этими ресничками и другими анатомическими
особенностями, о назначении коих я не могу даже предполагать, забавно
скрученных трубочках, щелях, веретенообразных структурах... Я просто
восхищался ими, погрузившись в созерцание. Я заметил, что всякий раз, как я
пользуюсь шокером, разные создания начинают плыть в моем направлении, это
подтверждало мое подозрение, что их привлекает электричество, а однажды,
когда я лежал, приходя в себя после шока, коктейльная палочка (такое имя я
дал некоему змеевидному созданию, потому что оно напомнило мне пластиковое
приспособление, которым помешивают коктейли) приблизительно десяти дюймов в
длину - его тельце извивалось, почти зубчатое на вид и окрашенное в
водянисто зеленый цвет - словно угорь, подплыло ко мне и, до того, как я
смог уклониться от его прикосновения, толкнуло меня в лоб слепым, лишенным
рта рылом. Я почувствовал покалывание - ни в коей мере не неприятное - под
кожей лба, словно его рыльце приникло в меня на сантиметр-другой, а за этим
последовало пощипывание посильнее, возникшее в глубине моего черепа, в
сопровождении вспышки раздражительности. Коктейльная палочка рванула ввысь,
затерявшись среди стайки розоватых созданий, похожих на полуспущенные
воздушные шарики (я назвал их бискочо, по тем маленьким печеньям с розоватой
глазурью, что делала мама на мой день рождения) . После этого я почувствовал
еще покалывание в черепе, помягче и менее раздражающее, с успокаивающим
действием, как если бы что-то снова улеглось после мгновения тревоги. Я
припомнил впечатление, когда схватился за клеммы Сеньора Вольто, как нечто
перешло из тела Тито в мое тело. Мысль, что одна из коктейльных палочек -
или похожее создание - может лежать свернувшись в моем мозгу, питаясь
струйками порождаемого им электричества, вызвала у меня отвращение и я
вскочил на ноги, но почти мгновенно новое вторжение спокойствия затопило мой
разум и мне удалось сдержать отвращение, словно неизвестное создание,
которое, как мне казалось, находится в моей голове, отреагировало на мой
стресс и включилось, чтобы умиротворить меня.
Солнце было почти на меридиане, а я все еще был поглощен наблюдением
сюрреального спектакля, разыгрывающегося в небе, когда потрепанный красный
пикап Антонио, раскачиваясь, покатил вверх по изрытой дороге из города и
остановился возле ограды. Суйяпа, крепкая женщина с кожей цвета меда, моложе
его, наверное, лет на двадцать, выбралась из кабины и вошла в дом, с целой
процессией теней самой себя, а Антонио, коренастый пожилой мужчина с темным
кожистым лицом и космами седых волос, торчащими из-под бейсбольной шапочки с
эмблемой "Нью-Йорк Янки", вышел с другого бока и помочился на травяную
кочку, действие, которое как в зеркале отразила целая последовательность
теней, которые, закончив дело, поплыли в различных направлениях. Увидев
меня, он спросил: "Аурелио?" Он застегнулся, подошел к ограде и озадаченно
взглянул на меня. "Твои волосы... Что случилось?"
Я притронулся к волосам, обнаружив их на своем месте.
"Они как мои", сказал Антонио. "Все седые."
Он провел меня в дом, две обшитые досками крошечные комнатки, стены
которых были украшены десятками страниц, вырванными из религиозных журналов
- фотографии папы, статуи мадонны, изображения Христа. В кусочке туманного
зеркала, приделанного к двери, я увидел, что мои волосы потеряли черный цвет
и теперь заимели оттенок сигаретного пепла. Лицо было изможденным, с глубоко
запавшими морщинами - я, наверное, постарел на десять лет за одну ночь. Я
уселся за маленький столик у стены, отходя от своего последнего шока.
"Ты в отчаянном положении, мой друг", сказал Антонио, присоединяясь ко
мне за столом. "В городе все говорят о побеге из тюрьмы."
Он спросил, как я добрался сюда, и я рассказал события предыдущего дня.
Я сказал, что какая бы судьба меня не ожидала, я по крайней мере получил
некоторое удовлетворение тем, что отомстил Эспиналю, а Антонио ответил:
"Эспиналь не мертв."
От такого откровения я онемел.
"Других заключенных арестовали в Пуэрто Кастильо, когда они пытались
украсть лодку", продолжил он, а Суйяпа добавила: "Они попробовали
воспользоваться Эспиналем, как заложником, Но полиция их перестреляла прежде
чем он пострадал."
Она поставила передо мной тарелку с курицей и рисом, но я был слишком
расстроен, чтобы есть. Сказав, что мне надо подумать, я вышел наружу и
уселся на землю, заслонив глаза так, чтобы меня не отвлекали похожие на
мультипликацию создания, населяющие воздух. До тех пор, пока я не обнаружил
любовные шашни Марты с Эспиналем, у меня никогда ни к кому не было
ненависти. Я боялся и негодовал, но моя ментальная почва показала
неспособность культивировать более сильные эмоции. Даже моя любовь к Марте
была равнодушной. Знание, что Эспиналь жив, и не просто жив, а еще и
свободен, чтобы быть с Мартой, которую я теперь любил с нехарактерной для
меня интенсивностью, это знание воспламенило меня. Ненависть стала звездой,
взорвавшейся на моем внутреннем небе, и меня пожирало желание убить его. С
той поры я пришел к пониманию, что то создание, что овладело мной, создание,
своеобразие которого я не узнаю, пока оно не покинет моего тела, а тот
момент, мне верится, уже близок... я понял, что именно оно несет
ответственность за такое усиление эмоции. Связь между нами была не как у
паразита и его добычи, это был симбиоз. Я обеспечивал ему теплый приятный
череп и постоянный приток электрической энергии, в обмен он максимизировал
меня, сделав меня гораздо более соответствующим тому, чем я по существу
являюсь. В то время я этого совершенно не понимал. Мои мысли были направлены
единственно в сторону Эспиналя. Я не мог дождаться, чтобы убить его.
Я оставался сидеть на воздухе много часов, сосредоточившись в мыслях на
Эспинале. Я не выработал никакого плана, но понял, что мне нужно подобраться
ближе к своему врагу, и я верил, что моя изменившаяся внешность, седые
волосы и глубокие морщины на лице, позволят мне это сделать. Уже после
полудня из домика вышла Суйяпа и извиняющимся тоном сказала, что я могу
оставаться в компаунде день-другой, но не дольше. Хотя мы не были близки со
дня смерти моего отца, у которого она работала поваром и служанкой, рано или
поздно кто-нибудь да вспомнил бы связь между нами. И хотя они считали себя
моими друзьями, они с Антонио думали и о собственном выживании.
Я был ребенком в те дни, когда Суйяпа с мужем работали на мою семью, и
хотя имел к ним некоторое чувство, все-таки никогда не любил их и не
приходил в к ним, как сегодня. Казалось, что теперь я мог познать их
сущность, ядро сердечной простоты, которая была как их силой, так и их
слабостью, качество, которым обладает гондурасская душа с ее способностью
выдерживать унижения гондурасской судьбы. Я сказал, что уйду позднее вечером
и сказал, что буду благодарен, если смогу позаимствовать старую одежду
Антонио и доехать с ним до города.
"Тебя убьют", серьезно сказала она. "Было бы безопаснее, если б ты
позволил Антонио отвезти тебя вглубь страны... или, может, на север в Пикос
Бонитос."
Я ответил унылым заявлением, чей точный смысл мне еще предстояло
постичь. "Я уже мертвец", сказал я.


x x x
И вот так, леди и джентльмены, я вернулся в Трухильо на закате того же
дня, одетый как старый нищий в запачканный пиджак от костюма и грязные
брюки, в поношенной соломенной шляпе с широкими полями, закрывающими лицо,
обильно потея в плотной жаре и опираясь на палку, что я срезал в качестве
посоха. Я ковылял из предместья города, где высадил меня Антонио, и шагал
вдоль дороги к аэропорту, пока не добрался до поворота, который вел к пляжу
и отелю "Христофор Колумб". Я не пробовал на себе скотский шокер ужу
несколько часов - и шокер, и пистолет Эспиналя были у меня за поясом -
однако моя способность видеть созданий, что стаями плавали наверху, почти
полностью затеняя небо цвета индиго, совсем не уменьшилась. Мне кажется, я
перешел некий электрический порог, наверное аккумулировав достаточный заряд,
чтобы подкрепить данную грань моего зрения. Эффект теней, однако, ослабел.
Хотя я все еще их различал, исходящих из тел прохожих, они были едва
уловимы, и вспомнив, что я не видел теней прямо после моей стычки с Тито на
блошином рынке, я понял, что мое острое восприятие было, похоже, лишь
стадией в процессе моей трансформации... а я чувствовал себя
трансформированным. Четким, как никогда прежде. Так много моей жизни
потрачено - как и любой жизни - в попытках уклониться от приговора судьбы, а
ныне я подчинялся этому приговору бестрепетно.
Воздушники (мое родовое название для созданий, оккупирующих воздух) в
самом деле питались на жителях города Трухильо. По большей части подобное
питание, казалось, не причиняло никакого вреда. Воздушник подплывал медленно
или стремительно к чьей-нибудь голове, разряд бледного электричества
устремлялся вверх в тело воздушника из макушки, а после этого личность
продолжала то, что он или она делала, не показывая никакого дурного эффекта.
Но когда я шел по дороге к пляжу, проходя мимо группок школьников в белых
рубашках с короткими рукавами и темно-синих брюках, я заметил среди
мельхиоров, коктейльных палочек, бизкочос и других разновидностей
воздушников кишащих над головой, немногие раздутые формы с короткими
трубочками, торчащими из их брюшка, все пурпурно-черные по цвету, грубо
соответствующие по размеру и форме человеческому сердцу (черносердечники,
назвал я их). Одно из этих созданий устроилось на голове тощего школьника,
который размахивал своим ранцем, радостно болтая с приятелями. Почти сразу
после того, как черносердечник остановился на нем, мальчик снизил свои
энергичную активность и скованно, медленно прошел несколько шагов с лицом,
лишенным всякого выражения, но даже когда черносердечник уплыл прочь, он
совсем не пришел в прежнее доброе настроение, но двигался оцепенело, далеко
отстав от одноклассников. Я не планировал, как я убью Эспиналя, но
понимание, что некоторые воздушники оказывают вредоносный эффект на тело,
навело меня на мысль навести на него ярость черносердечников, каким-то
образом заманить их на него и проследить, как они выпьют досуха его энергию,
что для такого человека было бы подходящим концом.
Становилось темнее, когда брел по пляжу, играя образ немощного старика,
который потерялся и ковыляет в туристский конец города. Молодые люди,
стоявшие возле пляжных баров, дразнили меня и смеялись. Я сам вел себя с
таким же отсутствием почтения, когда был молодым, испуская такие же
колкости, а теперь, поглощенный не направленной на что-то определенное
ненавистью, которая не в малой части была само-отвращением, я протягивал
левую руку к ним и выпрашивал лемпиру, держа правую возле рукоятки пистолета
Эспиналя, размышляя, так ли уж важно убить Эспиналя, искушаемый мыслью, что
уничтожение одного из этих жестоких ублюдков тоже послужит моим целям. К
моему отелю примыкал "Грингос", строение из бамбука и соломы над бетонной
площадкой под открытым воздухом - туристский бар, который, так как туристов
не было, в основном посещали экспатриаты и молодые гондурасские женщины.
Проходя, я заглянул внутрь, и там, сидя за столиком, под прыгающим скопищем
мельхиоров, бискочос и паньюэлос (тонких желтоватых похожих на тряпку
созданий, которые выглядели нестиранными платками), Садра Росалес поедала
маргарит, говоря со своей лучшей подругой Флавией, слегка располневшей и
густо накрашенной женщиной с ярко-рыжими волосами. Манеры Садры поразили
меня как несоответственно веселые для той, кто потерял своего любовника, и,
любопытствуя, я вошел внутрь. Бармен пытался выгнать меня, предполагая, что
у меня ни монетки, но я показал ему деньги, заказал виски и выбрал столик
возле столика Садры, усевшись спиной к ней, не более чем в футе.
"...так расстроилась", говорила Садра. "Никогда бы не подумала, что в
Аурелио это есть... такая страсть. Особенно, когда дело касается Марты."
"Какая свинья!", сказала Флавия. "Она расхаживает, как принцесса, когда
все знают, что она полная шлюха."
"Господи, да! Она, должно быть, перетрахалась со всеми тюремщиками."
"Почему ты ей ничего не сделаешь?"
"На что ты намекаешь?"
"Не знаю. Придумай что-нибудь. Может, напишешь о ней что-то в газете."
"Э, мне она безразлична. Я просто скучаю по Аурелио."
"Лгунья!", сказала Флавия. "Ты просто им пользовалась, чтобы вернуть
Тито."
"Это неправда! Мне нравился Аурелио!" Смешок. "Ну, наверное, я немножко
им пользовалась."
Обе женщины засмеялись, а потом Садра сказала: "Я просто не понимаю,
что произошло с Тито."
"А что тут понимать? Он мужчина. Наверное, он отчалил с другой
женщиной."
"Но так бросить дело... просто встал и исчез. Не похоже на него. Он
всегда ответственно относился к своему бизнесу." Пауза. "Потом, он странно
вел себя большую часть этого года. Был таким далеким! Вот почему я
прикинулась, что разрываю с ним. Я..."
Флавия радостно хихикнула. "Значит, прикидывалась, верно?"
"Ты же понимаешь. Я думала, он теряет интерес, и решила, что он может
заинтересоваться снова, если подумает, что теряет меня."
"Наверное, Аурелио угрожал ему, вот почему он в такой спешке исчез. Ты
говорила, у них было что-то вроде стычки."
"Да, но он не казался озабоченным. Было похоже, что его мысли где-то
витают. Вроде как... он не в себе."
"В письме он не сказал, куда направляется?"
"В горы. Это все, что он сказал. Сказал, ему надо идти в горы, а потом
исписал две страницы, насчет обретения Господа."
"Господа!", с отвращением фыркнула Флавия. "Это просто другая женщина,
наверняка. Мужики говорят такую ложь только когда речь идет о сексе."
Садра драматически вздохнула. "Так тягостно, потерять двух мужчин
сразу."
"Не беспокойся! В Трухильо осталось вдоволь мужчин... хотя и не так
много таких богатых, как Аурелио."
"И никого с такой палкой, как у Тито. Бог мой, это что-то чудовищное!"
Они снова засмеялись, и разговор повернулся на вечеринку, которая
должна была состояться позднее вечером в Баррио Кристалес.
Я допил свой виски одним глотком, вышел наружу на пляж, бросился на
песок близко к границе прилива и стал размышлять, как основательно измена
проела ткань моей жизни. Конечно, я понимал, что меньшего не заслуживаю - я
пока что подчиняюсь своей судьбе - и это понимание, в таком противоречии с
моей обычной тенденцией жалости к самому себе, заставила меня осознать, что
хотя я и сильно сожалею, я совсем не подавлен этим сожалением. Я думал о
том, что сказала Садра, что Тито становился далеким - это слово так же
хорошо, как и другие, описывало то, что я чувствовал по отношению к Садре и
многому другому. Я не испытывал к ней горечи. Какую бы роль она не играла со
мной, та, что она играла сейчас, была не менее фальшивой, и какие бы чувства
она в действительности не испытывала по отношению ко мне, как бы истинны они
не были, они были ничем иным, как побочным продуктом безумия между мужчинами
и женщинами. Единственная часть прошлого, что возбуждала мои эмоции, были
любовные шашни между Эспиналем и Мартой, и даже эта страсть, казалось,
заимела некий формальный оттенок. Не то чтобы утихло мое желание убить
Эспиналя, но оно казалось теперь более последствием функции человека, как
если бы ненависть была контрактным обязательством, заключенным между душой и
разумом, чтобы позволить их сосуществование. Я подумал, не могут ли быть
преждевременно поседевшие волосы Тито доказательством, что он был одержим
существом, которое, как мне казалось, живет теперь во мне? И если так, что
его отсутствие означало для Тито? Не это ли спровоцировало его внезапный
уход?
Маленькие волны, изящно окаймленные пеной, катились и распластывались
на песке. Молнии блистали во тьме за мысом, ветер ерошил верхушки пальм,
шторм надвигался с Карибского моря. Я почуял запах озона в воздухе, и
заметил, что воздушники собирались вместе и двигались в сторону гор с
величественной миграцией персонажей мультфильма, наверное, давая
свидетельство того, что большая гроза опасна и для них. Вытянутые в струнку
вдоль берега, огни в барах и лачугах выглядели вырезанным сообщением из
ярких пятен и точек. Я чувствовал себя привязанным к этому месту и
мгновению, и в полном одиночестве. Красная молния расщепила небо, за нею
последовал раскат грома, напоминавший огромную фальшивку, словно некий
гигант ударил по большому листу гибкого металла.
Ритм диско стал слышен на фоне порывов ветра, и я взглянул в сторону
отеля. Несколько десятков людей, силуэты на фоне горячих огней, сгрудились
на под накрытой крышею частью площадки. Вечеринка по поводу возвращения
Эспиналя, сообразил я. Лестница в девять ступеней вела с пляжа на площадку -
я обошел ее, держась ближе к воде, и направился к месту примерно в
пятидесяти футах дальше к узкому заливчику, затененному группой пальм, под
которыми упавший пальмовый ствол, еще прицепленный к своему пню, обеспечивал
что-то вроде скамьи. Там я сидел, пока бушевала вечеринка и собиралась
гроза. Шквал дождя, не дождавшийся шторма, зарябил на поверхности заливчика,
раскаты грома стали чаще. Большинство воздушников улетели вглубь суши, но
еще сотни их оставались, паря над пляжем, в большинстве своем
черносердечники. Рассеченные листья окружающих пальм хлестали и скользили
друг по другу. Огненные люди молний танцевали и прыгали на горизонте,
казалось, отражая молнии моих мыслей, удары ненависти, освещающие темную
материю.
У меня было смутное намерение дождаться, пока закончится вечеринка,
потом проскользнуть в свою квартиру и застать Эспиналя с Мартой, но так уж
все повернулось, что план оказался не нужен. Вскоре проливной дождь, бьющий
наискосок из-за ветра, заставил празднующих поспешить с площадки в отель.
Море металось и бушевало, тяжелые волны набегали на песок. Взбаламученные
тучи освещались ударами молний, а гром грохотал постоянно, его мощная
детонация снова и снова заставляла меня вздрагивать. Казалось, что ничего из
этого не тревожит оставшихся воздушников - борясь с ветром, прыгая то туда,
то сюда, они тем не менее сохраняли свои позиции относительно берега - и
никакая погода, похоже, не беспокоила пьяного, толстого и коренастого
человека, который пошатываясь спустился по ступеням и покачнулся, поставив
ногу на грязный песок. В свете молнии я увидел его. Эспиналь. Золотая цепь
поблескивала у него на шее. Он пер вперед против ветра и встал возле воды,
откинув голову назад, словно призывая шторм сделать все самое худшее.
Таково, я подозреваю, было точное состояние его ума. Таков был характер его
высокомерия. Пережив мое нападение, похищение и побывав в заложниках, он
поверил, или наполовину поверил, что он неукротим, что он сам сила природы.
Ветер, волны, молнии. Что они по сравнению с могучим Эспиналем? Через
какое-то мгновение он расстегнул штаны и помочился против ветра. Несколько
капель попало на брюки - какая разница? Ничего не разрушить его мощь. Я
засомневался, почувствовал бы он себя таким непобедимым, если б смог увидеть
черносердечников, массами носящимися над ним, собравшихся в кружащееся
вихрем облако, которое казалось миниатюрным представлением штормовых туч над
головой. Я ожидал, что они бросятся вниз на него, что моя мысль относительно
их роли в его кончине окажется предчувствием, но вместо этого они поплыли
прочь. Молния ударила близко, удар врезался в песок в нескольких сотнях
футов дальше по берегу, бело-голубая плеть ослепила меня на какое-то
мгновение. Но этот удар не обеспокоил Эспиналя. Он еще раз встал в
неукротимую позу и уставился на бушующие воды залива.
Не могу сказать точно, когда я начал ощущать новое электрическое
присутствие в воздухе, но мне кажется, легкий стимул, полученный именно из
этого присутствия, побудил меня действовать; и я уверен, что испытал прилив
того любопытного отстраненного предвиденья, который впервые почувствовал в
тюремной камере. Эспиналь, все еще призывая небо убить его, не заметил, как
я появился из тени пальмы. Шторм достиг своего крещендо. Лавина молний
обрушилась на берег с оглушительными голубовато-белыми взрывами адской
иллюминации, и во время этих вспышек море, казалось, кипело, волны прыгали и
носились во всех направлениях; отель, бар и лачуги, стоявшие на берегу,
казалось, то появляются, то прекращают свое существование. Гром пришел на
полную катушку с ревущим светом, а ветер, неслышимый во всей этой
последовательности событий, сорвал жестяные крыши с лачуг и положил молодые
пальмы горизонтально. Я мог бы выстрелить из пушки и никто бы не заметил, но
я хотел, чтобы Эспиналь понял, что именно я несу ответственность за его
печальный конец. Я подошел к нему на шесть футов, прежде чем он заметил
меня. Он был очень пьян и не узнал меня, даже после того, как ветер сорвал с
меня шляпу; но он увидел оружие, и его дряблые мышца напряглись в тревоге.
Только когда я достал скотский шокер, забрезжило узнавание. Он заорал на
меня, слова унесло ветром. Но потом, когда я думал, как получше продлить его
муки, формулируя оскорбления, которые я скажу, когда он будет умирать,
Эспиналь бросился на меня и выбил оружие из моей руки.
Грохот, наполнявший мир, казался результатом нашего катания по песку,
словно пляж был кожей барабана, на котором мы бились в неуклюжем ритме.
Тяжелее и сильнее, чем я, Эспиналь с успехом перевернул меня на спину. Его
дыхание было кислым, как у зверя. Я вцепился руками в его шею, но ему
удалось сгорбиться и выпрямиться, его жирный вес выдавливал воздух из моих
легких. Он начал садиться верхом мне на грудь, пытаясь пришпилить меня
коленями; но будучи пьян потерял равновесие, и пока выпрямлялся, я ткнул его
скотским шокером. Он повалился набок. Я влепил второй разряд ему в живот,
третий - в грудь, и встал над ним на колени. Четвертый и пятый разряды, оба
доставленные в шею, оставили его без сознания. Я намеревался прикончить его
здесь и сейчас, однако потянувшись за пистолетом заметил, что несколько
черносердечников спускаются в воздухе и плывут ближе. Занервничав, я
вскарабкался на ноги и отступил в сторону воды.
Дождь все еще хлестал, но худший шторм проследовал вглубь берега,
молнии и грохот сконцентрировались над горой за городом, и хотя ветер еще
завывал, мир казался тихим по контрасту с хаосом, который царствовал минутой
раньше. В неясном, мерцающем свете, черносердечники, их уродливые темные
формы трепетали, словно находясь в состоянии возбуждения, имели причудливый,
злобный вид, и когда они плыли ближе к Эспиналю, то несмотря на свою
ненависть, я почувствовал укол симпатии к этому человеку. Я знал, что судьба
его решена, и понимал, что это не процесс разума, а милость того создания,
что внутри меня, и между прочим это знание вздымалось в моем мозгу,
распространяясь, словно краска, пролитая в воду, медленно и неуклонно, это
свойство характерно для всех сообщений от моего симбионта. Я отступил еще
дальше от Эспиналя, и смотрел, как один из черносердечников воспарил в
нескольких дюймах над его лицом. Я подумал, что он устроится на его макушке,
но он не устроился - он опустился взамен на поднятое лицо и слился с ним,
исчезнув в его голове, каким-то образом заняв тот же объем пространства. Я с
ужасом смотрел на это, подозревая, что создание внутри меня может и не быть
благожелательным, как я начинал уже верить, но иссушает во мне источники
жизни, ибо реакция Эспиналя на совмещение значительно отличалась от моей.
Вместо того, чтобы постепенно вернуться в сознание, он сел прямо и схватился
за виски с выражением боли и ужаса на лице. Он заметил меня, шатаясь встал,
уставившись широко открытыми глазами. Он сделал шаг в мою сторону, потом,
похоже, заметил, что другие два черносердечника порхают на уровне пояса
справа от него. Отпрянув от них, он запнулся и тяжело упал. Снова встал на
ноги и пошатываясь пошел ко мне, волосы свисали ему на глаза, дождь струился
по лицу. Я вытянул скотский шокер, остановив его продвижение. Он снова
схватился за голову и упал на колени.
"Что..." Он дико замотал головой, словно пытаясь стряхнуть какое-то
страшное ограничение. "Что это такое?"
У меня возникло некое глухое отвращение к Эспиналю. Мне нечего было ему
сказать. Дождь косо хлестал с моря, холодные струйки затекали мне за ворот,
ветер рыл берег, ерошил листья пальм, разбрасывая оторванные пальмовые
чешуйки по песку, распевая долгие унылые гласные.
Эспиналь безуспешно пытался подняться на ноги. Судя по его неуклюжести,
по его бьющимся усилиям, я подумал, что черносердечник, должно быть,
повредил его моторный контроль.
"Аурелио!", прокричал он. "Помоги мне!"
Его тон был оскорбительным, унижающим, и это отвратило меня от него.
"Аурелио!" Он кричал мое имя, взывал к господу, и продолжал бороться,
пытаясь подняться на ноги, становясь все медленнее в своих движениях. Потом
его глаза поднялись к небу и он застыл. Сотни черносердечников, что не
присоединились к миграции вглубь суши, собрались над ним, выстроившись в
прямую как стрела колонну, поднимающуюся к облакам, неестественный порядок,
казалось, вызывал ощущение сознательной цели, словно они отмечали
местонахождение Эспиналя. Он возобновил свои барахтанья, снова призывая
меня, обещая награду, обещая прощение. Я не обращал на него внимания, ибо
прислушивался ко внутреннему голосу, который окрашивал все мои мысли, и,
подчиняясь его бессловным инструкциям, я обратил взгляд на гору.
Я уже сказал, что почувствовал какое-то новое электрическое присутствие
в воздухе - теперь это чувство, ранее тонкое и периферическое, стало сильнее
и отчетливее, заставив моего симбионта привести меня в состояние
молитвенного благоговения. Вопреки логике, центральный хаос шторма
возвращался к берегу, против направления ветра, безмерная туча, освещенная
изнутри ветвями молний, напоминающими рисунок нервов в темной прозрачной
плоти. Она приближалась с величественной, громоздкой медленностью плывущего
царства, и я заметил, что в некоторых нюансах она отличается от обычных туч.
Хотя как у обычной тучи его подбрюшье оконтуривали шишки и впадины, эти
контуры не изменялись и не сдвигались, но - хотя они, словно жидкость,
слегка пульсировали - представляли собой базовую топографию; и хотя по виду
туча просто кипела на небе, она казалась сделанной из одного куска, казалась
некой наполовину твердой формой, изогнутой под слегка нисходящим углом,
представляя вид своих гороподобных, перевернутых высот. Я был в слишком
большом благоговении, чтобы почувствовать страх, слишком льстив в своем
благоговении, однако я понимал, что открытая зона пляжа небезопасна, и я
поспешил прочь от Эспиналя и от неподвижной колонны черносердечников. Я
остановился под купой пальм рядом с заливчиком и оглянулся. На таком
расстоянии, примерно в сорок футов, я не различал лица Эспиналя, и не многое
мог судить по его телесному языку - разве что во власти эмоций, либо
поддавшись спокойствию, вызванному черносердечником, угнездившимся в его
черепе, он перестал барахтаться. Однако, я не сомневался, что он боится, что
страх принял ослепительную форму, точно подходящую под размер его кожи,
заполнив каждую щель, и что все его мысли сосредоточены на туче. Она была
больше, чем я думал. Большая, как целая страна. Даже когда ее края
вознеслись над головой, ее тело еще скользило по горному хребту. Стаями под
его животом носились тысячи и тысячи воздушников, прислужники своего бога...
и каковы же были мои чувства, леди и джентльмены, ибо я пришел к пониманию,
что это была не туча, но некий воздушник, невероятно громадный, чудовищное
присутствие которого в основном скрыто он нашего взгляда, способный
испускать молнии, создание, по чьему образу созданы другие создания, я
понял, что оно подтверждает - почти монструозно - мою концепцию Божества.
Глядя вверх в его дымную плоть, мимо безумно возбужденных роев воздушников,
которые праздновали его прохождение, я видел темную структуру в его глубинах
в форме большого Алефа, средоточие его божественности, и это убедило меня в
его божественной природе более, чем что-либо, аура мощи и непобедимости,
которую он излучал. Воздух ощетинился озоном и тяжелое давление заложило мне
уши, заглушив все звуки. Это был зверь, для которого не существовало
хищников. Какое лучшее определение Бога вы можете предложить?
Когда штормер (так я его назвал) стабилизировался над пляжем, его тело
- по моим оценкам - не более чем в сотне футов над песком, простираясь до
горизонта во всех направлениях, я вспомнил об Эспинале. Колонна
черносердечников больше не стояла над ним - я предположил, что они
присоединились к стаям их приятелей выше - но его поза не изменилась. Он
сидел на заднице. Человек, ожидающий суда. До меня дошло, как похожа эта
неземная сцена на ритуальное жертвоприношение. Сигнальная колонна
черносердечников, процессия тучи с ее прислужниками, и сама жертва,
ожидающая в одиночестве, жертва, приготовленная к ритуалу моими деяниями.
Наверное, я тоже был приготовлен к своей роли, а то, что я понял, было всего
лишь слабым намеком на сложное переплетение между нашими жизнями и жизнями
воздушников. Я знал наверняка, что это правда, и понимал с той же
интуитивной уверенностью, что была сцеплена с моей убежденностью, что
Эспиналь вот-вот умрет.
Ветер стих, словно струсив в присутствии штормера, а гром снизился до
ворчания, которое не столько походило на настоящий гром, как на запись
какого-то грубого и гигантского процесса внутреннего пищеварения. Молнии
внутри создания быстро пульсировали, разрисовывая его арабесками, которые
выцветали и увядали слишком быстро, чтобы застрять в памяти, но передавали
своей мозаичной структурой идею символа, языка. Я подумал, переступил ли
Эспиналь пределы страха и понял ли хоть немного эту моментальное
представление. Он смотрел прямо в молнии, словно завороженный. Возможно,
подумал я, что найдя себя отданным на милость монстра, гораздо более
мощного, чем он сам, его монструозная душа нашла удовлетворение и он постиг
правильность собственной судьбы, и, смирившись, приняв ее, сейчас он
пересматривает свою жизнь. В любом случае, я понимал, что он должен видеть
приближающуюся смерть, ибо я, с гораздо худшим зрением, видел, как она идет.
Глубоко внутри штормера расцвела крапинка инфернальной яркости. Она долго
достигала песка - мне кажется, секунд десять по меньшей мере - и у меня было
много времени поразмышлять о ее природе, подумать, что это, должно быть, не
молния, ибо, если так, она должна была сгенерироваться в несчетном
количестве миль наверху, и, следовательно, моя оценка размеров штормера
слишком мала. Конечно, это была молния. Традиционное оружие Бога. Огромный
бело-золотой стебель, что с шипением вырвался из брюха штормера, опалив
воздух и вонзившись в пляж, окружая Эспиналя электрическим огнем. Он исчез
из вида, коротко появившись вновь в виде ослепительной тени, когда белое
каление заплясало и замерцало на нем. Потом он исчез. Испепелился, испарился
и, наверное, поглотился массивным орудием своего уничтожения. Не осталось ни
клочка, хотя послеобраз его умирания с тех пор навсегда запечатлен в моем
сознании. Я ничего к нему не почувствовал. Наш бизнес был кончен.
Я надеялся, что штормер уйдет, и я смогу более аккуратно измерить его
размеры, но вместо того, чтобы скользнуть на юг или к морю, он поднялся
прямо вверх, уходя в небо, пока я больше не смог отличить его от
воображаемых форм ночи. С его уходом шторм улегся, словно бы штормер был
объединяющей силой, что командовала яростью элементов бури. И как только он
исчез, я оказался в затруднении. Теперь, когда Эспиналь больше не был
решающим фактором, было мыслимо, что я смогу заново обрести собственную
жизнь. Взятки можно заплатить, связи восстановить. Но посмотрев на отель,
эту сине-зеленую тюрьму, где чахла моя душа, и на город, средоточие
предательства и лицемерия, мне показалось, что все контакты моей старой
жизни перерезаны. Вместо того, чтобы разработать план, чтобы вернуть свое
положение бизнесмена, отца и мужа, я обнаружил, что размышляю о бизкочос,
черносердечниках, мельхиорах и коктейльных палочках, о непознаваемом
создании, свернувшимся в моем черепе, о тайнах, представляемых этими
созданиями, об экзотических универсальных потенциях, на которых намекало их
существование, потенциях наиболее ярко выраженных штормером. Был ли он
особым случаем, или любая тропическая депрессия является симптоматической
для прохода подобных созданий вблизи земли? И какие еще тайны предвещают
подобные проходы? Я хотел знать все это, понять цели этого невидимого мира и
как они влияют друг на друга, и я хотел этого с такой страстью, которую
никогда раньше не испытывал. Я верил, что Тито Обрегон тоже чувствовал эту
всепоглощающую страсть и в своих поисках абсолютной истины шел далеко
впереди меня.
Я припрятал кое-какие фонды на тот день, когда я решу закончить свой
брак, поэтому у меня не было трудностей с выживанием, и, хотя Марта отнюдь
не была идеальной женой, она была доброй матерью, и имела бы достаточно
после продажи отела, чтобы жить дальше. Мои сыновья, и так уже далекие от
меня, не станут горевать глубоко и станут еще более далекими. Не имелось
неотразимых причин мне оставаться. Я бросил последний взгляд на
площадку-палубу, где начали заново собираться празднующие, некоторые уже
даже танцевали, не чувствуя странностей ночи, и попытался разглядеть среди
танцующих Марту. Я был уверен, что она танцует, хотя, наверное, она уже
слегка тревожилась по поводу отсутствия своего любовника. Ветер начал
взбрыкиваться снова, когда я побрел по пляжу, направляясь к компаунду
Каблевизион, где планировал попросить Антонио отвезти меня вглубь страны,
прочь от тех, кто, возможно, ищет меня, чтобы снова посадить. Это был не
резкий ветер шторма, но тот, что дует с юга, принося с собой прохладную
свежесть высокогорья, и, влекомый ветром, считая его предвестником
собственного будущего, с каждым сделанным шагом я чувствовал себя все легче
и все определеннее на своем пути.


x x x
Такова она и есть, леди и джентльмены, моя история... хотя и не вся. В
течении нескольких следующих лет я путешествовал по стране, останавливаясь в
городках, повсюду расспрашивая о Тито Обрегоне, ибо я стал верить, что его
паломничество является моим собственным, что его тропа является той, по
которой вынужден следовать и я; но о нем не было ни слова, и с тех пор я
пришел к заключению, что хотя судьбы наши сходны, пути наши различны. Я
открыл, что мой симбионт временами требует более сильных доз электричества,
чем может обеспечить мой мозг, и поэтому обзавелся голыми ламповыми
проводами и приспособился подключать их к обнаженной коже, пока как-то ночью
в Пуэрто Кортес я не столкнулся с карнавалом и от людей узнал, что в их
компании нет Сеньора Вольто. Я рекомендовал себя на данное место, и поэтому
стал тем электрическим персонажем, которого вы видите перед собой сегодня.
Легкий доступ к электричеству был мотивом выбора данной карьеры, но есть и
другая причина, о которой тогда я не подозревал.
С годами я многое понял относительно себя и того создания, что делит со
мной тело. Я научился, например, делать различие между своими собственными
мыслями и чувствами и теми, что генерируются во мне, и что тем не менее
различие между нами не так уж велико. В то время как наши цели могут
отличаться в деталях, они выкованы в одних и тех же молниях. Я, со своей
стороны, ищу Бога. Но не штормера. Я наблюдал его или их много раз с той
ночи на пляже и я знаю теперь, что это всего лишь посланец Бога на земле, в
то время как Бог Сам есть творение, заключающее в себе все пространство и
время, Его величие слишком велико для постижения. Но несмотря на Его
обширность, Он не более чем творение. Я чувствую Его угрозу и я верю, что к
Нему можно приблизиться с точки высоко в горах, в тех самых горах, где
расположен ваш городок. Я еще я верю, что своим симбионтом я подготовлен к
такому приближению. Бог радуется таким ритуалам - это еще одно, что я
выучил. Из того, что я наблюдал о воздушниках и об их взаимодействии с нами,
я понял, что многое в человеческой истории является всего лишь ритуалом,
оркестрованным воздушниками при служении своему божеству. Наверное, и я, как
Эспиналь, являюсь жертвоприношением, вкусным угощением в течении долгих лет
настоенным на электрических соках симбионта. Возможно, я исполняю более
значительную функцию. Но какова бы ни была моя участь, я всецело принимаю
ее.
Понимаете ли, мой симбионт - это посланец. Он сообщает нам, готовит
нас, и как только его задача выполнена, переходит к другому хозяину.
Сегодня, приготовив себя для финальной стадии своего путешествия, как
когда-то приготовил себя Тито Обрегон, я выскользну из своего тела и,
пропутешествовав по пути электричества, войду в одного из вас. Этот человек
увидит, как ныне вижу я, воздушников, массами скопившихся над вашим городом
- великолепное изобилие бизкочос, коктейльных палочек и многих других - и
начнет путешествие, которое как в зеркале повторит мое, в конечном счете
приведя с единению с Богом... но я чувствую, леди и джентльмены, что вы во
мне сомневаетесь. Некоторые из вас думают, что я сумасшедший. Другие
шепчутся, что моя история, это талантливая вариация обычных насмешек,
предлагаемых, как повелось, и другими Сеньорами Вольто, чтобы обеспечить
дополнительную меру страха, которая заставит считать акт сжатия моих клемм
казаться гораздо более храбрым и поэтому возбудит сладостный трепет в
молодых дамах, которые, глядя в ваши глаза, ищут нечто более необычное в
своих перспективных возлюбленных. Очень хорошо. Я не стану пытаться дальше
убедить вас в своей правоте, но вместо этого приглашу вас испытать ее.
Поборите свои страхи! Отдайтесь своей судьбе! Цена невысока. Всего пять
лемпир. Подходите, подходите! Проверьте себя, если посмеете!

Конец.


Комментарии
Анонимно
Войти под своим именем


Ник:
Текст сообщения:
Введите код:  

Загрузка...
Поиск:
добавить сайт | реклама на портале | контекстная реклама | контакты Copyright © 1998-2017 <META> Все права защищены