/usr/local/apache/htdocs/lib/public_html/book/TURIZM/HITCHHIKE/anokhin1.txt Библиотека на Meta.Ua Дневник автостопа
<META>
Интернет
Реестр
Новости
Рефераты
Товары
Библиотека
Библиотека
Попробуй новую версию Библиотеки!
http://testlib.meta.ua/
Онлайн переводчик
поменять

Алексей Анохин. Дневник автостопа



---------------------------------------------------------------
© Copyright Алексей Анохин
Email: falcon@inok.baltnet.ru
Date: 27 Nov 2000
---------------------------------------------------------------
НЕ ТАК СТРАШЕН "СТОП", КАК ЕГО МАЛЮЮТ



День первый, 15 августа.



Воодушевленные идеей поскорее добраться до Черного моря мы наметили
выход на трассу в 7.00. Трудно сказать, что помешало нам, то ли желание
поспать, то ли простой русский пофигизм. Так или иначе, в 12.40 мы уже
стояли на трассе около поста ГИБДД на Московском проспекте. В 12.50
остановилась неплохая машинка - Фольксваген Пассат, которая довезла нас до
Гусева. Поездка прошла за легкой непринужденной беседой. Водитель ничего не
знал об автостопе и моя спутница Лена (за которой также закрепилось
толкиенистское прозвище Мэлвин) со свойственной ей профессиональной
болтливостью автостопщика просвещала его на эту тему. Нашему восторга не
было предела, когда взгляд Мэл упал на пачку сигарет водителя, на красном
фоне которой гордо красовалась название "Автостоп". Ехали мы не очень быстро
- примерно 80-90 км/ч, но просторы родной области не безграничны и к трем
часам дня справа от трассы замаячил Гусев. Для меня, чей опыт автостопа был
значительно скромнее, чем у моей спутницы, было довольно неожиданно то, что
водитель может довезти нас не просто до какой-то точки на своем пути, а до
того места, которое нам больше подойдет для продолжения путешествия. Стоит
сказать, что это было весьма актуально: мой рюкзак весил под 35 кг, рюкзак
Лены - около 15-ти. Водитель довез нас до пятого выезда из Гусева на трассу,
который (как мы предполагали) являлся последним, т. е. мы ловили еще и все
гусевские машины в сторону границы, не отвлекаясь на машины, которые,
наоборот, сворачивали в Гусев с трассы. В 15.25 мы покинули гостеприимный
салон автомобиля и вновь остались наедине с трассой. Позже мы обнаружили,
что есть еще и шестой выезд. При отъезде, Ленка кинула в мой рюкзак пакетик
слоеного печенья, которое ее мама испекла для нас накануне. Решаем, что его
час настал. Достаем печенье, которое по консистенции больше похоже на ту
муку, из которой его делали и начинаем его поглощать, выбирая, поначалу,
кусочки покрупнее. Через пару минут рядом уже вертится непонятно откуда
появившаяся оса. - Лена, тут оса, - говорю я. - Прогони ее, нам третий не
нужен, намекая на прожорливость ос отвечает Лена. - Да, - соглашаюсь я, - к
тому же втроем стопить хуже. С собой у Лены была книжечка карманного формата
под названием "Практика вольных путешествий", написанная неким Антоном
Кротовым. Лена использовала ее как справочник по автостопу. Для меня было в
принципе интересно почитать, как народ систематизирует свой опыт подобных
путешествий, поэтому книжечка дальше кармана рюкзака не пряталась. Я
окрестил ее "Энциклопедией молодых сурков". Так, если кто помнит, племянники
дядюшки Скруджа из мультсериала "Утиные истории" называли справочник на все
случаи жизни. В 15.40 мы застопили Опель Аскону, ехавшую из Гусева.
Мужичок-водила, не слишком-то расположенный к разговорам довез нас до
бензоколонки в 5-ти километрах от границы. В 16.15 выходим, стоим возле
бензоколонки, ловим машину до границы. Наши шансы невелики, так как рюкзаки
большие и в салон не помещаются, а багажники у всех забиты канистрами с
бензином, которые везутся в Литву на продажу. По понятным причинам такой
расцвет местного бизнеса не вызывает у нас энтузиазма, не говоря уже о
гордости за державу, которая на глазах превращается в сырьевой придаток
загнивающего на корню литовского капитализма. В 16.30 останавливается еще
одна Опелюшка, за рулем - девушка лет 27. Второе переднее сиденье занятое ее
подругой того же возраста.
- Садитесь, только багажник у нас бензином занят, - говорит она. Вы, в
принципе, поместитесь, - критическим взглядом измеряя наши рюкзаки,
выдавливает она из себя. "Еще бы, - думаю я про себя, не менее критическим
взглядом измеряя ее машину. Оптимизм внушает то, что, очевидно, в целях
большей вместимости, заднее сиденье отсутствует. В таком полугрузовом
варианте за 5 минут долетаем до погранперехода в п. Чернышевское. Границу
проходим без приключений. На вопросы пограничников о цели визита Лена гордо
заявляет, что мы едем автостопом на Черное море, в Новороссийск. На еще
более удивленные вопросы о том, сколько времени займет путь в одну сторону,
она не менее уверенно отвечает, что 2 дня. ("Ути, какие мы оптимисты", -
вспоминаю я фразу из знакомого анекдота.) От литовской границы решили пешком
пройтись до выхода из Кибартая. В парке, в центре этого маленького
приграничного городка делаем привал с целью перекусить. Наша скромная
трапеза состояла из пакета холодного кефира, половины батона и банана (на
каждого). Выходим на окраину Кибартая, если это слово применимо к этому
забытому богом городку, который, по сути, и есть - одна большая окраина и
начинаем стопить машины. Стопим долго (почти полчаса) и безуспешно. Я с
улыбкой провожаю пролетающие мимо нас машины, чего нельзя сказать о моей
спутнице. Ожидание машины более 15 минут постепенно начинает ее раздражать.
Начинают проявляться даже попытки командовать (плод дурного милицейского
воспитания). Впрочем, легкий пофигизм в таких путешествиях - превыше всего.


В 17.05 останавливается БМВэшка. За рулем - молодой парень - лет 27-ми,
рядом - очевидно его жена. Девушка по-русски говорит плохо, парень - еще
хуже. Однако замечаю, что у парня - весьма своеобразный стиль вождения -
скорость - под 120, левая рука - на руле, правая - немного правее рычага
ручной коробки передач - на колене у девушки. В деталях своеобразие этой
школы автовождения удалось прочувствовать, когда при обгоне очередной машины
мы выехали на полосу встречного движения. Навстречу шел микроавтобус и
парень понял, что с обгоном он погорячился. Он снизил скорость и снова
нырнул на свою полосу, однако попытка переключить скорость коленом девушки
мало что дала, и заглохший двигатель глухим стуком высказал хозяину все, что
он думал по этому поводу. "Вы не волнуйтесь, мы так всегда ездим", - с
легким литовским акцентом сказала девушка, мило улыбнувшись. В 17.30 наши
пути разошлись - машина ушла прямо - в Вилкавишкис, а наш путь лежал по
основной трассе налево. Стоим, стопим. На солнце наползла легкая дымка,
где-то лают собаки, вечереет: Примерно через 20 минут тягостного ожидания
останавливается машина и повозит нас до поворота на Каунас. Едва я успел
расстегнуть клапан рюкзака с целью достать карту, рядом раздался крутой
шорох тормозов. С легким волнением за напарницу, которая стояла слишком
близко к трассе, я поднимаю глаза на дорогу. Все в порядке, просто
жигуль-копейка, ехавшая мимо в последний момент все же решила остановиться.
За рулем - бывший русский, ныне - литовец, лет 40. Но русских корней в нем
больше, судя по тем простым русским выражениям, которые ему требовались для
описания нынешней общественно-политической ситуации в Литве. Скорость -
110-120 км/ч, что на "копейке" приятно и ощутимо. Всю дорогу ведем
интересную оживленную беседу. Мужику было приятно пообщаться с русскими
людьми, как тигру, хоть на час оказаться в родных джунглях после пусть и
комфортной, но клетки в зоопарке. Где-то на полпути он сбегал в магазинчик и
купил 3 пачки "Дирола" - одну - себе и по одной - нам. Летим дальше.
"Копейка" разве что не развинчивается на части. За окном - обалденный закат.
Солнце, чуть краснея, тонет в вязких тучах на горизонте, рассыпая по небу
розовато- перламутровые отблески. В Каунасе мы уже в сумерках - около восьми
часов вечера. Нас любезно довезли до самого подходящего места на трассе -
выезда из города на основную Вильнюсскую магистраль. Поток машин -
сумасшедший - до 10 в минуту. Уже появились и конкуренты - парень и девушка
лет 25-27. Они в темной одежде и на темнеющей трассе их почти не видно. Мы
же, напротив, одеваем яркие флюоресцирующие костюмы, берем в руки
отражатели. Машину удалось поймать в 20.37. Водитель - молодой человек под
30 лет, сказал, что ему еще надо на полчаса заехать куда-то, а мы можем
поймать машину и раньше, на что Мэл ответила, что полчаса - это немного.
"Да, - подумал я, полчаса не спасут гиганта мысли". В эту же машину сели и
наши "конкуренты". Как выяснилось из разговора, они сами из Вильнюса, а в
этот день возвращаются из Клайпеды с какой-то экскурсии. Лена, чувствуя себя
корифеем российского автостопа, в беседе с аборигенами вольной Литвы
выказывала просто негодование от того, как медленно нам удается продвижение
по сопредельной территории. "Это ж надо, - говорила она, - в час дня выехать
из Калининграда и к вечеру быть только в Вильнюсе". Подобное заявление
ставило наших собеседников просто в тупик. Сконцентрировав все свои познания
русского языка и убедившись в адекватности взаимопонимания наша собеседница
причитающим голосом твердила: "Ах, и для вас это плохая скорость??!". "Как
трогательна бывает беседа любителя и профессионала", - подумал я, когда Мэл
в очередной раз подтвердила собеседнице свои намерения добраться до
Новороссийска за двое суток. Приблизительно к середине нашего пути до
Вильнюса Мэл вырубается и я продолжаю беседу с водителем, который,
периодически ведет интенсивные переговоры по мобильнику. Как выясняется, он
даже сможет подбросить нас на минский выезд с вильнюсской кольцевой, но у
него еще дела в городе приблизительно на час. Логично предположив, что по
ночному Вильнюсу мы до противоположного края кольцевой дороги быстрее всяко
не доберемся, я соглашаюсь. Наших спутников он высадил на одной из улиц, и
мы едем дальше. Через некоторое время мы подъезжаем к какой-то пятиэтажке,
заезжаем во двор и стоим. Затянувшуюся паузу пытаемся разбавить какими-то
словами, водитель угощает нас довольно вкусным апельсиновым соком, и вскоре
становится понятной и причина нашей стоянки. Со стороны дома к машине
подбегает стройная девушка с милым личиком и длинными ногами. Она открывает
переднюю дверь с твердым намерением запрыгнуть на переднее сидение. При виде
нас на ее лице рисуется неподдельное удивление, и только наши милые улыбки и
"Здравствуйте" на великом и могучем русском языке позволяют ей расслабиться.
Вероятно, парень был широкой души извращенцем - заезжать за своей девушкой с
двумя автостопщиками на заднем сидении. Знай я об этом, вероятно, мы бы с
благодарностью попрощались еще на окружной и ловили бы машину там. И вот, мы
тронулись дальше колесить по городу. Я полагал, что нас сейчас отвезут на
окружную, но водитель был еще более тонким извращенцем, чем я полагал. Он, в
одиннадцать часов вечера, в день национального праздника, вез девушку к себе
в офис. Нам предложили, чтобы не скучать, подняться в офис, который
помещался в одной комнатке и был заполнен образцами спортивной обуви и
купальных костюмов спортивного стиля. Парень с девушкой начали их
рассматривать и перебирать. На наш вопрос о смысле этих действий девушка
рассказала нам с большим энтузиазмом, что они выбирают купальные костюмы для
спортивной коллекции следующего года. Все это продолжалось около часа, после
чего нас отвезли на минский выезд с окружной. Там мы простояли в полной
темноте около 20 минут, после чего наш флюоресцирующий светящийся наряд
привлек внимание какого-то полуночного водителя. Он провез нас недалеко -
чуть более 20 километров и высадил около большой автомобильной развязки.



День второй, 16 августа.



Стоим на трассе, стопим редкие проезжающие машины. Транспорта мало,
поэтому продумываем варианты установки палатки и ночного отдыха. В 100
метрах правее трассы располагаются кустики высотой чуть больше 2-х метров. С
налобным фонариком отправляюсь к ним с целью "изучения их рекреационного
потенциала". К моему великому удивлению, за ними стоит каменный сарайчик, а
чуть ближе - деревянный маленький, в котором, к тому же слышны какие-то
шорохи. Я, пытаясь выяснить, свиньи ли это, или кто еще начинаю обходить
сарайчик. Вскоре я понимаю, что ходить в такую разведку лучше с таблеткой
валидола под языком. Из-за сарая, на меня смотрят два зеленых сверкающих
глаза. Даже после того, как я понял, что это всего лишь собака, причем
некрупная, жутковатое ощущение не исчезало. Вернувшись на трассу, я сообщаю
эту информацию напарнице. Как вариант, у нас есть хороший, полноценный
хвойный лес в 200 метрах дальше по шоссе, но есть желание все-таки уехать с
этой трассы сегодня, так как в противном случае наша затея добраться до
Черного моря за 2 дня стала бы нереальной. И тут нам повезло. В ответ на
подмигивание наших катафотов останавливается Тойота Корола. Она едет в
Молодечно, т. е. через литовско-беларусскую границу. Садимся. В ходе
непринужденной беседы выясняется, что водитель проживает в п. Янтарное
Калининградской области. Рассказали ему, что мы любим отдыхать на озере в
Синявино (3 км от Янтарного), в общем, нашли интересную тему для общения. По
ночной трассе со скоростью 140 км/ч прилетаем к границе. На границе нам
повезло еще раз: впереди нас стоит машина с латвийскими номерами. Поговорили
с водителем, он едет аж до Бобруйска. Это - действительно большая удача -
можно будет проехать больше половины территории Беларуси. Договариваемся,
что он подберет нас на выезде с белорусской части погранперехода. Около
половины второго ночи мы сидим в его машине. Мой рюкзак в багажник не
поместился, и мне приходится с ним вдвоем ютиться на заднем сидении, где
место под ногами и без того забито всякой всячиной. Ленке впереди
комфортнее. Возможно поэтому она вскоре вырубается, а я как истинный штурман
пристально слежу за дорогой. Попытки поддерживать беседу с водителем трудны
(я сижу ровно сзади него) и, в принципе, неактуальны. Поэтому я тоже
периодически вырубаюсь. Около восьми часов утра мы прибываем в г. Бобруйск.
На местном белорусском наречии это звучит и пишется как "Бабруйск". Таким
образом, этимологические корни этого города остались малопонятными - то ли
это что-то связанное с белорусскими женщинами, то ли с русскими животными -
строителями речных плотин. Порядка полутора часов у нас занимает путь от
центра Бобруйска до его окраины, где реально поймать машинку гомельского
направления. На пригорке около воинской части, с которого открывается
живописный вид на белорусские просторы, мы садимся перекусить. Большой
интерес вызывает стоящий к нам тыльной стороной рекламный щит внушительных
размеров. Впоследствии оказывается, что его содержание полностью выдержано в
духе социализма - "Народ и армия - едины!" На трассе ловим машину в сторону
выезда из Бобруйска и на ней проезжаем около 5 км. Там, ловим следующую,
наивно полагая, что наши шансы увеличились. Отмечаем, что количество
иномарок на этой трассе резко сократилось, а "запорожцы", не говоря уже о
"Москвичах" и "Жигулях", перестали быть реликтовыми экземплярами. После
длительного, почти 40-минутного ожидания останавливается автомобиль с двумя
вояками на борту. На нем доезжаем до городка под названием Жлобин. Там
останавливаемся около поста ГАИ. Тут уже Лена, не выдержавшая суровых
законов автостопа, прибегает к запрещенным приемам - подходит к гаишникам и
просит, чтобы они помогли нам остановить машину, аргументируя это тем, что
она хоть и из России, но тоже мент. Справедливости ради стоит отметить, что
она еще только курсант воронежской школы милиции и ее девичья красота еще не
до конца испорчена фуражкой и погонами. В ответ на ее просьбу молодой
пятнистый зверь (гаишник) тормозит для нас КамАЗ. В его тесной утробе
(рюкзаки в кузов решили не кидать) мы доезжаем до отворота с трассы. Нам
прямо - в Гомель, водиле - направо - в какую-то Пупырловку. - Кстати, в той
Энциклопедии молодых сурков не рекомендуется "прибегать к помощи темных
сил", цитирую я строчку из книги мудреца Кротова, написанную по поводу
обращений к гаишникам. Несколько позже, когда я получше изучил эту трассу, у
меня в душе тяжелым грузом повисло подозрение, что водитель не только не
довез нас до гомельской окружной, через которую неизбежно должен был
проехать, но и высадил на самой поганой позиции (вероятно, он что-то понимал
в тактике автостопа). Дальше нам после очередного длительного ожидания
попадается совсем смешная (по дальности проезда) машина - до Гомельской
окружной. Причем, попадается по своей воле - ну не стопил я ее и все. Просто
устал уже, а тут едет - москвич-каблучок, и оба передних сидения забиты. Сам
остановился. Решил подвезти. Мы то, в принципе, и на кузов уже были
согласны, благодарим, но мужик - вообще волшебник - у него в этом каблучке -
пассажирский вариант. Едем, отдыхаем. Но вот, доехали. Стоим на отвилке
транзитного транспорта на Чернигов, большая половина дня уже позади,
вечереет. Случайный взгляд в сторону Гомеля живо напоминает мне - старому
альпинисту о прелестях давно минувших дней. Вдалеке, над полем, за мелкими
деревьями и кустарником возвышается белоснежная горная гряда, одна из вершин
которой прямо-таки сияет сквозь заоблачные дали. Так величественно, пожалуй,
выглядит только Эльбрус из глуши пятигорских равнин. Реальность, то бишь
химзавод, отходами которого эта гора является, оказывается гораздо более
прозаичной. Стоим, ловим машину. Вскоре попадается какая-то тарантайка - до
центральной трассы на Чернигов. Доехали. Лена, завидя пост ГАИ бежит к
коллегам. - Мы, - говорит, - из Калининграда, на Черное море едем, помогите
машину поймать. Но то ли гаишнику самому на Черное море хотелось, то ли
просто он российских коллег не уважает, но отказал. Стоим. Решили быстро
перекусить. Только достали продукты - хлебушек, грудинку, машина из-за
поворота выскакивает. Быстрая такая, я только успел рукой махнуть. - Можно с
вами в сторону границы? - спрашиваю. - Да, - говорит водила (мужчина такой
представительный), - как раз до границы и можно. Летим к границе. Скорость у
машины приличная - мерс такой, навороченный. В легкой непринужденной беседе,
узнав о наших планах он интересуется: "А вы 1,5 километра пешком пройдете?".
"Да без проблем", - по привычке отвечаю я, мысленно взвешивая свой рюкзак.
"Тогда, - говорит, - проходите через границу пешком - так быстрее будет".
Круто затормозив у самого перехода на служебной автостоянке, наш новый
знакомый желает нам удачи, и мы отправляемся через границу. Ее пересечение
не сильно нас затруднило - все вежливо и тактично. Правда Лена каждому
пограничнику подтверждает наши намерения доехать завтра до Черного моря. Ну
что ж, говорят, что пессимист - это хорошо информированный оптимист. По пути
через границу договорились с владельцем машины с киевским номером, что мы
станем его попутчиками. Правда каким-то ненадежным он мне показался. Уже
покидая переход, разговорились с водителем черниговского микроавтобуса,
забитого женщинами и детьми. Он сам хотел взять нас, но место не позволяло.
Прошли переход, темнеет. Перекусили, стоим в 200 метрах после шлагбаума,
ждем знакомого киевлянина. Но видно путеводная звезда нашего автостопа
помнила лишь обратную дорогу. Сначала водитель микроавтобуса все-таки решил,
что место для нас найдется. "Нет, лучше журавль за шлагбаумом, чем синица на
обочине", - решила Мэл. А затем, спустя еще полчаса киевлянин педали газа и
тормоза "перепутал". Стоим, стопим. В костюмах, с отражателями. Прямо как
настоящие автостопщики. Но чувствую, что-то глухо дело идет. Все машины -
полные. Почти у каждой на заднем сидении или ребенок или ящик с фруктами.
Пожалуй, автостопщику в костюме цвета "мокрый асфальт" на ночной трассе в
дождливую погоду повезло бы больше. Стоим, думаем. - Какие мысли, Лен? -
спрашиваю я, подсознательно чувствуя, что завтра на Черном море мы не будем.
- Не знаю, - говорит она. - Тебе, спрашиваю, - это Черное море позарез
нужно? - Мне, - говорит, - это глубоко фиолетово, то есть строго ни да, ни
нет, точно посередине. А солнце уже село. И темнеет не на шутку. "Давай
считать", - говорю, - сегодня - второй день, а пройдено - полпути. В одну
сторону - 4 дня. Обратно, чтобы не рисковать, меньше оставлять нельзя. На
всю поездку у нас - ровно 8 суток. Едем дальше"? После таких невеселых
размышлений Мэл так легко говорит: "Да я уже час назад бы развернулась, но
как через границу идти - обсмеют". "Да, - думаю я, вспоминая о завистливых
лицах пограничников, слышавших о наших твердых намерениях купаться завтра в
Новороссийской бухте". "Ничего, - продолжаю вслух, - скажем, что акваланги
забыли". После этого, когда решение принято, начинаем собираться в обратный
путь - то есть вещами меняться. Лена собирается к бабушке в Гомель на
недельку, я - домой в Калининград. Даю ей фотоаппарат, кое-что из еды.
Внезапно наши взгляды падают на карту. Нас осеняет: до Новороссийска - 1500
км, а до Одессы - 800. Пока Ленка укладывает рюкзак ловлю машины. Глухо.
Переходим трассу и оказываемся на пути домой. Пробуем подходить к водителям,
которые остановились около границе в очереди. Везде отказ. Переходим границу
пешком. На противоположной (белорусской) стороне в одиннадцать часов вечера
решаем, что утро вечера мудренее и заваливаемся на первую ночевку в полевых
условиях в лес справа от дороги. Ставим палатку и засыпаем до утра среди
царства жирных белорусских комаров.


День третий, 17 августа.



Проснулись, вопреки ожиданиям, позже обычного - около 10 часов утра, за
8 минут собрали палатку, покидали вещи в рюкзак, и, умывшись остатками
чистой воды выползли на трассу. Спустя пару минут от придорожного кафе к нам
подошел мужичок и спросил, трудно ли было переходить границу (вероятно, он
принял нас за контрабандистов). "Нет, - ответил я, - легко. Паспорт показал,
пограничнику улыбнулся - и порядок". Собеседник пожаловался, что у него с
собой столько всякой дряни, что никак не пропускают, и разочарованно пошел
обратно. Поскольку дальше наши пути с Леной расходятся, то становимся в 200
метрах друг от друга и начинаем ловить "ранних пташек" с границы. Минут
через 15 останавливается УАЗик-таблетка (такая военная скорая помощь часто
бывает). Водитель едет куда-то за Гомель в небольшой поселок. Сажусь сам и
прошу остановиться возле "вот той девушки, которой как раз в Гомель". Едем
вместе, беседуем с водителем. Основной предмет разговора - его тарантайка.
Транспорт, надо сказать, совершенно специфический. Крыша, например, изнутри
и снаружи представлена одним и тем же куском жести, борта изнутри местами
обшиты фанерой не первой свежести, обшивка кресел - чисто теоретическая.
Спидометр не работает, а центральная часть приборной доски выпилена лобзиком
для облегчения доступа к какому-то агрегату. В ответ на корректный вопрос о
спидометре водитель начинает долгую и пространную лекцию о том, что в машине
вообще должен работать только двигатель и еще несколько систем, а все
остальное - лишние навороты. "Вот, указатель уровня бензина, например, - с
блеском в глазах говорит он, - на таможне - вообще вещь лишняя. Сразу
пристают - "а сколько у тебя бак, а куда столько бензина и т.п. ". "Если
спидометр работает, - продолжает он, - так одни огорчения - с такой
скоростью, вроде и ездить неприлично". "Действительно", - думаю я, провожая
взглядом тихо плывущие за окном березки. К 12.40 приезжаем в центр Гомеля.
Лена, которой до бабушкиного дома надо проехать несколько остановок на
троллейбусе, интересуется только одним вопросом - бесплатный ли проезд
российской милиции в белорусском транспорте. Мне водитель по доброй душе
говорит, что на выезд из Гомеля едет троллейбус э 14. На нем доезжаю до
кольца и выхожу на шоссе (всего 40 метров). Смотрю - и душа радуется
распространенности автостопа в Белоруссии. Вдоль шоссе, в 5-7 метрах друг от
друга стоят белорусского вида автостопщики - с авоськами, в сапогах и
ватниках, несмотря на 20-ти градусную жару. Общая численность достигала
15-20 человек. Дохожу до автобусной остановки в 10метрах от них. Организую
себе вкуснейший перекус из нескольких пряников и газированного напитка,
после чего встаю и иду дальше - туда, где, по данным предыдущего дня, была
большая автомобильная развязка. По шоссе идти достаточно долго - с моим
рюкзаком на плечах и веселой песней путь занял чуть больше 30 минут. В
результате около двух часов дня, согреваемый палящим августовским солнцем я
остановился на дороге идущей в Минск и Могилев. Довольно быстро
останавливается фура. Направление - Могилев, но я любезно соглашаюсь доехать
до развязки. До нее не более3 км, но я оказываюсь на классной позиции - в
моих руках машины из Чернигова, Гомеля, Могилева, Брянска. Недолго заставив
себя ждать, появляется мой следующий попутчик. Неплохой Фольксваген. С
водителем мило беседуем на темы автостопа, в который он не очень-то верит.
Правда, к концу нашего совместного пути, который закончился на перекрестке с
постом ГАИ около белорусского города с интересным названием "Жлобин", мне
удалось обратить его в свою веру. Я вспомнил, что именно на этом посту ГАИ
нас подсадили на КАМАЗ, и, что именно этим способом отлова машин
порекомендовала мне воспользоваться Мэлвин, но я вспомнил, что в
"Энциклопедии юных сурков" прибегать к помощи "темных сил" не
рекомендовалось. Ловлю машины на Минск, но попадаются только до Бобруйска.
Две из них я пропустил, а в третью - уазик сел. В нем ехали
мужички-строители после смены, с которыми у нас были довольно интересные
беседы. Двое из них были хроническими алкоголиками и прямо в машине
подбивали всех распить бутылочку какого-то винца. Остальные никак не желали
составлять им компанию, после чего они на двоих из одного горлышка ее
"уговорили". С остальными обитателями машины беседа была более
содержательной. Говорили о красивых местах, о грибных лесах в округе
Бобруйска, рыбалке и многом другом. Высадили они меня на классном месте -
"треугольнике", как они его называли. Это была большая тройная развилка
Гомель - Бобруйск - Минск. На ней я ловил все транзитные машины. В этот
момент мне стала понятна причина нашего тормоза на выезде из Бобруйска. По
пути на юг, мы стояли на развилке локальных дорого в городской черте
Бобруйска, а потому не могли поймать ничего стоящего. Буквально через 20-30
минут около меня (а точнее в 20 метрах дальше) остановилась шустренькая
фура. Схватив рюкзак, я со всей скоростью добежал до кабины. Странно было
бегать с рюкзаком, который накануне я едва носил. "Да я уже и не собирался
тебя брать, а тут решил остановиться", - объяснил водила свой "перелет". Он
ехал в Минск. Его путь лежал откуда-то из российской глубинки. Он сразу же
угостил меня напитком "Яблоко", изготовленном в Курской губернии. Это была
классная поездочка на фуре. Она неслась с такой скоростью, что мы обгоняли
не только все грузовые автомобили и микроавтобусы, но и многие легковушки.
Пока мы приближались к Минску, нами были настигнуты и оставлены далеко
позади многие фуры, которые я видел еще на трассе не доезжая Жлобина. На
въезде в Минск мы были приблизительно в полдесятого вечера. Не будучи
матерым автостопщиком я отверг попытку добраться по вечерней окружной до
Вильнюсского выезда и дальнейшего пути по ночным дорогам Белоруссии. Водила
остановил грузовичок около автобусной остановки и показал направление в
центр. Спустя еще 25 минут, нисколько не страдая от угрызений совести по
поводу бесплатного автобусного проезда, я был на ж/д вокзале. Это был
маленький островок в необъятном мегаполисе, где я чувствовал себя как дома.
Этот вокзал был хорошо знаком мне за долгие годы транзитных путешествий на
Кавказ, в Карпаты и просто развлекательных поездок в Минск. Первым делом, я
купил литровый пакетик кефира и "уговорил" его с пряниками и конфетами
(последнее лишь ненамного облегчило мой рюкзак). Моя следующая цель -
полноценный сон - ожидала меня в новом здании вокзала. Первым делом я
позвонил домой и сообщил, что скоро возвращаюсь, чем несказанно обрадовал
родителей. Затем я огляделся в поисках спальных мест. Вокзал был красив. И
это бесспорно. С потолка струился мягкий свет, мягкий, неновящивый голос по
матюгальнику объявлял прибывающие поезда, вдоль стен теснились ларьки с
анекдотами, кроссвордами и порнографическими журналами исключительно на
русском языке. В уголке притаился буфет. Места для сидения, стоящие в центре
зала представляли собой батареи кресел из стали и пластика. Пластик был
целым, чистым и лишенным какой бы то ни было "наскальной живописи", в
противоположность креслам в провинциальных вокзальчиках. Зато стальные ручки
кресел были предусмотрительно и аккуратно выломаны строго через 4 кресла,
что создавало спальные места. На одном из таких мест я и расположился. Спать
было особенно уютно - слева спинки кресел, справа - рюкзак, который я
предусмотрительно пристегнул к креслам и к себе. Вообще-то это было лишней
мерой предосторожности, так как сам по себе он весил около тридцатника.
Однако я заметил, что между рядов бродил хитрый белорусский мент и будил
спящих под предлогом того, что их вещи "плохо лежат". Предосторожность
оказалась не лишней - стоило мне закрыть глаза, как он подошел и ко мне. -
Рюкзак то утащат, - сказал он. - А сумеют? - таким же пофигистским тоном
ответил я. - Ну вот возьмут, вот так, и пойдут, - ответил он и попытался это
продемонстрировать. Так как тридцатник килограммов, прицепленный наглухо
поясом и лямками к креслам одной рукой поднять сложно, то у него мало что
получилось. Убедившись в надежности "охранной сигнализации", он хмыкнул и
пошел бродить в поисках очередной жертвы.
Вскоре, сквозь сон я ощутил какие-то капли на лице. Первой мыслью было
то, что кто-то неосторожно открыл бутылку с газированным напитком. Я поднял
голову. Вокруг никого не было. Однако, стоило мне закрыть глаза, как еще
несколько капель снова упали на меня. Вскоре я увидел и источник капель: это
была дырявая крыша вокзала. Эта мысль не сразу пришла мне в голову, так как
вокзал был почти новый и выглядел довольно солидно и, к тому же, на дождя я
не видел уже 6 дней. Пришлось перемещаться и искать новое место (к счастью,
дырявой была не вся крыша).



День четвертый, 18 августа.



Утром я проснулся довольно рано - около 6 часов. Первое, что я сделал -
это приступил к реализации планов позавтракать. (Надо отметить, что горячий
чай последний раз я пил дома в Калининграде). Сначала я перекусил сальцом и
супом быстрого приготовления (надо было подчищать запасы, взятые в дальнюю
дорогу). Затем пил горячий чай с конфетами и кофе "каппучино" со всякими
сладостями. После этого, в прекрасном настроении я собрался к выходу.
Однако, посмотрев в зеркало я понял, что мои шансы поймать машину ниже, чем
когда бы то ни было. Все лицо было покрыто густой темной щетиной. Я еще раз
подумал о том, что не зря оказался в центре большого города.
Воспользовавшись тем, что г. Лукашенко еще не до конца развалил капитализм в
Беларуси, я нашел платное заведение соответствующего профиля, где все на
редкость сияло кафелем и пахло шампунем, и обрушил всю мощь своей бритвы на
молодую поросль. Добив Бленд-а-Мед'ом остатки кариеса я почувствовал себя
настоящим автостопщиком и стал мечтать о длинноногой блондинке за рулем
Феррари с открытым верхом.
Я вышел на привокзальную площадь и спросил у минских ментов - как
проехать до вильнюсского выезда с окружной. По опыту прошлого года я помнил,
что туда бегает троллейбус. Они долго смущались, мялись, потом сказали, что
47-й. Сел я в 47-й. Водитель сказал, что надо пересесть на 23-й. Пересел.
Вскоре я оказался на выезде из города (правда, до окружной еще было далеко).
Проезд без билета в очередной раз не вызвал у меня мук совести, чему я
нисколько не удивился. Дальше я решил добираться стопом. На выезде с
большого асфальтового кольца на минскую кольцевую автодорогу уже стояли
"стопщики". Один из них был даже мент. Правда ему машины подмигивали не
правым "глазом", а левым и делали небольшую дугу. "Да, - подумал я, - ментов
здесь не уважают". Вскоре тормознула машинка. В сторону кольцевой меня
согласились легко подвезти. В отличие от имиджа с нахальством у мента
проблем не было. Он с радостью уселся в ту же машину. Как оказалось, он ехал
в Минскую школу милиции, которая находилась на выезде по вильнюсскому
направлению. После непродолжительной беседы с водителем стало ясно, что он
едет дальше кольцевой и нам как раз по пути. Высадив по пути мента он довез
меня до городка под названием Воложин в 80 километрах от Минска. Это уже
было неплохо. Времени было немного - 11 часов утра. В сам городок я не
поехал и продолжил свой путь по трассе, которая делала небольшой крюк.
Вскоре я оказался на очень неплохой позиции - к трассе, по которой шел я,
подходила еще одна дорога. Я прошел еще немного и стал ждать. Несмотря на
выгодность позиции особой удачи я не замечал - машин было немного и
останавливаться они не желали. Однако через 20-25 минут небольшой
микроавтобус все-таки затормозил у моих ног. Водитель держал путь в Ошмяны -
небольшой приграничный городок. Так, в первом часу я уже был почти на самой
границе с Литвой. Обычно я не обращаю внимания на номера автомобилей.
Наверное, я еще не докатился до того, чтобы считать автостоп индустрией.
Приятнее в беседе с водителем выяснить куда он едет и где с него слезть. Но
в этот момент цифра "39" над российским флажком, казалось, была
единственным, что я увидел из номера. Моя рука взметнулась вверх и машина
затормозила. За рулем был калининградец 30-35 лет, а рядом - его
сын-подросток. - В сторону Вильнюса, - вежливо намекнул я, ожидая услышать
полное согласие и далее без проблем доехать до самого Калининграда. Водитель
замялся. - Я, - говорит, - сворачиваю скоро, в Польшу. - Ну в Литву то
заезжаете, - успокоил я его, а заодно и себя. От границы до Вильнюса было
совсем недалеко, и дорог в сторону польской границе на моей карте не
предвиделось. Вскоре я сидел в машине и мирно беседовал с водителем. Он, как
оказалось, ехал в захолустный польский городок и решил, что проехать через
Литву будет ближе. Карта, правда, говорила совсем об обратном, но я не стал
его расстраивать. На границе мы задержались очень надолго. На белорусской
стороне стояли более 2-х часов. Литовскую проскочили минут за пятнадцать.
Как я и предполагал, мы без всяких вариантов доехали до Вильнюса. Он сказал,
что его путь далее идет через Алитус. "Что ж, - подумал я, - путешествовать,
так путешествовать". Через Каунас я уже ездил, а в окрестностях Алитуса не
был никогда. Это было тем более заманчиво, так как мой друг и соратник по
спортивному ориентированию - Коля Торопилин - не раз рассказывал, как хорошо
они съездили в Алитус на международные соревнования по ориентированию. Мне,
как старому ориентировщику посмотреть окрестности стало крайне интересно.
Еще полчаса мы потеряли, пока искали в окрестностях Вильнюса выезд на
Алитусское шоссе. Когда Вильнюс, а вместе с ним и основная трасса остались
далеко позади, я сообразил, что до Алитуса мы не доедем. Машинка шла прямо в
Польшу через Друскининкай. Меня, конечно, не выгоняли, но я не имел ни
загранпаспорта, ни желания вторгаться в непредсказуемые просторы дальнего
зарубежья. На развилке на Алитус я вышел. На травке сидели и мирно пили воду
из фляжек литовские туристы. День был жаркий, солнечный. Я оценил всю
сложность своего положения: за 100 км до Алитуса, в стороне от основных
автомобильных трасс: Рюкзак, разумеется, содержал все необходимое, но
зависать в Литве в мои планы не входило. Но в этот день судьба была ко мне
благосклонна - буквально через 5 минут на шоссе показалась фура, которая, не
раздумывая, замерла передо мной. Литовец, отменно разговаривавший по-русски
довез меня до самого Алитуса и, должен признаться, я нисколько не пожалел об
этом отрезке пути. И разговор был интересен, и природа за окном была просто
замечательная. Моя следующая позиция была просто мечтой автостопщика:
перекресток на выезде из города. Все машины, шедшие из Алитуса,
останавливались перед светофором и распределялись по полосам, так что было
прекрасно видно, кто куда едет. Поперек шла дорога Каунас - Друскининкай, с
которой машины тоже поворачивали в моем направлении. Если к этому добавить
интенсивность потока 4-5 машин в минуту, то становится совершенно
непонятным, почему я завис на этой точке на целых 25 минут. Впрочем, на
судьбу в этот день было жаловаться грех. Я медленно, но верно продвигался
вперед. Застопить мне удалось автобус (обычный желтый Икарус) - он шел
пустой и представлял собой передвижную ремонтную мастерскую. Он согласился
довезти меня до небольшого поселка на полпути между Алитусом и Мариямполе.
Там я довольно быстро поймал микроавтобус и на нем достиг выезда из
Мариямполе. Время бежало к вечеру. Солнце еще плыло над горизонтом, но уже
очень невысоко. На пути к границе, где мои шансы уменьшались пропорционально
потоку машин я тормознул КамАЗ, груженный яблоками, и на нем доехал до
поворота на Вилкавишкис. До границы оставалось совсем немного. Небо немного
нахмурилось тучами и закапал небольшой дождик. Впрочем, капюшона спортивного
костюма было вполне достаточно, чтобы о нем не вспоминать. А спустя минут
пятнадцать над лесом протянулась изумительная радуга. "Наверное все в этом
мире имеет какие-то скрытые закономерности, от которых, как и от судьбы, не
уйдешь", - подумал я. Кто знает, может быть просто люди к которым судьба
благосклонна приписывают себе все ее приятные повороты и не верят, что все
уже было решено, а те, к кому судьба постоянно поворачивается спиной и тем,
что ниже ее, уверены, что все неприятности в жизни - от судьбы. - Не себя же
винить в своих неудачах. Вот такие мысли ползут по извилинам головного
мозга, когда вокруг ни души и некуда спешить. Для разнообразия, за рулем
очередной машины, которую я остановил, сидела молодая женщина - первая
женщина-водитель за все время путешествия. Ее звали Лена. С ней мы доехали
до Кибартая. Солнце уже село, но сумерки еще не сползли на трассу. Я
преодолел границу (около полдевятого вечера) и зашагал по трассе до выезда
из поселка Чернышевское. Несмотря на советы моей бывшей спутницы я не стал
обращаться за помощью к ментам. Рассчитывать на собственные силы мне было
привычно, принять подарок судьбы - приятно, но просить о чем-то ментов -
несолидно. На выходе из Чернышевского я легко поймал машинку до Нестерова.
Мужичок ехал на охоту и мы с ним дивно, хотя и недолго поболтали. В
Нестерове уже смеркалось. Я одел жилет, взял в руку отражатель и очень
быстро "подцепил" машинку до Гусева. Как помнит читатель из начала
повествования, из Гусева на трассу тянется слишком много дорого.
Неудивительно, что я остановился на въездной дороге. В принципе, это не
сулило ничего страшного, но гусевский поток шел мимо меня. Уже было темно. Я
уже понимал, что добраться в этот день до Калининграда будет нереально. Но
ночевать на окраине Гусева не хотелось. За пятнадцать минут передо мной
прошли всего две машины. В Гусев свернуло больше десятка. Третья машина
затормозила и это уже было неплохо. Наш путь совпадал до Черняховска (далее
водитель сворачивал на советское шоссе и к Полесску). По пути я узнал, что
он - преуспевающий фермер, выращивает выгодную, но редкую культуру - рапс,
за которую в Европе платят большие деньги, а в свободное время сам строит
дельтапланы и летает на них. Пытался даже организовать кружок, но не хватило
времени. Проехаться с этим человеком было действительно интересно. Я не
выуживал из себя слова, как этого требовали правила автостопа, а просто
непринужденно болтал с ним, как с давним другом. В центре Черняховска мы
расстались. Было почти 11 часов вечера. Я прошелся пешком до выхода из
города и решил, что лучше заночевать и утром быть дома, нежели всю ночь
шарахаться в полусонном состоянии по дорогам родного края. Для успокоения
совести я постоял на обочине минут десять (успев за это время сжевать кусок
сала с хлебом). Потом я выбрал место посуше в поле (метрах в 50 от дороги),
расстелил спальный мешок и безо всякой палатки уснул.






День пятый, 19 августа.



Дождя ночью не было, поэтому проснулся я около 6.30 утра. Спустя 10
минут я стоял на трассе, а еще через 5 минут уже ехал в сторону
Калининграда. Примечательно, что я поймал Фольксваген-Гольф на том же месте,
где мы застопили такую же марку машины, когда возвращались из похода первой
категории сложности. В таких совпадениях что-то есть. Моим спутником был
серьезный мужчина немногим старше 35 лет. Из разговора выяснилось, что живет
он в Черняховске, имеет подругу в Калининграде и на своей машине возит ее на
море. Он рассказал, что день назад погода была непонятная и они ездили на
море даже дважды (пережидая дождь в Калининграде). На закономерный вопрос,
не много ли бензина уходит на такие поездки, он спокойно ответил: "А не все
ли мне равно? Я ведь начальник тыла Черняховского гарнизона". После такого
ответа я почувствовал гордость за нашу армию, ее достойных офицеров и глупых
вопросов больше не задавал. В Калининграде мы были около девяти часов утра.
От эстакадного моста до дому я добрался пешком - надо было снова привыкать к
тому, что ноги - не роскошь, а средство передвижения.


Комментарии
Анонимно
Войти под своим именем


Ник:
Текст сообщения:
Введите код:  

Загрузка...
Поиск:
добавить сайт | реклама на портале | контекстная реклама | контакты Copyright © 1998-2018 <META> Все права защищены