/usr/local/apache/htdocs/lib/public_html/book/RUFANT/KATERLI/53-15.txt Библиотека на Meta.Ua Коллекция доктора Эмиля
<META>
Интернет
Реестр
Новости
Рефераты
Товары
Библиотека
Библиотека
Попробуй новую версию Библиотеки!
http://testlib.meta.ua/
Онлайн переводчик
поменять

Нина Катерли. Коллекция доктора Эмиля



-----------------------------------------------------------------------
Авт.сб. "Окно". Л., "Советский писатель", 1981.
OCR & spellcheck by HarryFan, 3 November 2000
-----------------------------------------------------------------------


1

Даже глаза открывать было тошно. Тусклый свет почему-то все время
трусливо моргающей лампочки падал на пыль в углу, как раз напротив дивана,
на котором он лежал вниз лицом; пыль эта сбилась комками, похожими на
мертвых мышей, а сбоку на окне жухлая занавеска съежилась, брезгливо
подобрав мятые края, точно противно ей было касаться грязного подоконника.
Лаптев застонал и уткнулся лицом в ковер. Запах от ковра был тоже
пыльным. Все это и пружина, выпирающая прямо в живот, раздражало, а больше
всего - нет, уже не раздражало, а злило ощущение собственной нелепости,
никчемности, неумения ничего организовать в своей жизни. Ничего! Ладно бы
еще просто не везет, так ведь эту его патологическую неудачливость
чувствовали другие и, конечно, шарахались, как от больного холерой.
Сегодняшний день - вовсе не исключение, и все-таки почему эта история с
докладом должна была произойти именно с ним? А с кем? Если не с ним, то с
кем? Не с Рыбаковым же!
Думать о докладе было невозможно: дергалось что-то внутри и даже
снаружи, в шее, и благоразумные мысли торопливо, гуськом перебегали на
другое. Лаптев лежал с закрытыми глазами на диване, а они, мысли, ползали,
как тараканы. Дотошно пересчитали они оторванные пуговицы на рубашках,
плохо отглаженных в прачечной, отметили беспорядок на полках, с
отвращением дотронулись до недавно засунутого в угол комка мокрых носков,
полюбовались на моль, которая исступленно жрала старый и уже не модный, но
единственный выходной костюм. Каждодневная одежда в лице только что
стащенного через голову и вывернутого наизнанку свитера висела на спинке
стула, перевив в узел рукава, будто ломала в отчаянии руки.
Дождь за окном шумел и плескал и хлюпал со вчерашнего вечера, от
которого Лаптева отделял длинный, отвратительный, как всегда неудачный
день.
Утром на совещании у начальника лаборатории при всех, а это особенно
"приятно", сказали, что ехать в Москву на конференцию Лаптеву не придется,
потому что доклад его, надо сказать со всей прямотой, оказался при
ближайшем рассмотрении малоинтересным, не содержащим сколько-нибудь
полезной информации и, по существу, представляет собой беспомощную
компиляцию из всем известных надоевших книг и статей. К тому же, не
обессудьте, плохо написан.
- Ученическая работа, - сказал начальник, - нельзя с таким... понимаете
ли... сочинением выйти на трибуну всесоюзной конференции. Нельзя.
Воспоминание о лицах сотрудников, на которых сперва расцвело
злорадство, а потом проступило удовлетворение: как же, все правильно, так
и должно быть, это же Лаптев! - заставило его еще крепче зажмуриться и
даже немного поскрипеть зубами. Но услужливые мысли, семеня тараканьими
лапками, уже спешили прочь, уводили Лаптева из института, на дождь, на
ветер, на автобусную остановку, где, раздраженно протоптавшись двадцать
минут, он принял решение идти пешком.
Ветер дул какой-то просто немыслимый, мокрый и плотный, как резина.
Шляпу приходилось все время придерживать рукой, мокрая пола старого плаща
шлепала по коленям. Проехавший вплотную к тротуару хлебный фургон взметнул
на Лаптева лужу, так что грязные потоки полились даже по лицу его. Он отер
лоб, для чего пришлось отпустить шляпу, и ветер тут же, изловчившись,
сорвал ее, подбросил, швырнул на тротуар и колесом покатил к глубокой
рыжей луже. Через секунду шляпа уже мирно плыла по грязной воде, а
растерянный Лаптев стоял, переминаясь, не знал, что делать, - ступить в
лужу значило промочить ноги по щиколотки.
Две совсем еще молоденькие и, как назло, весьма привлекательные девицы,
пробегая под одним зонтиком мимо Лаптева, посмотрели на него, потом друг
на друга, расхохотались и застучали каблуками мимо.
Лаптев свирепо шагнул одной ногой в лужу - вода, конечно, сразу потекла
в ботинок - и вытащил шляпу. Мокрая, вся в каком-то не то мазуте, не то
солидоле, она напоминала теперь старый болотный подберезовик-шлюпик с
обвисшими, поеденными улиткой краями. Испорчена была безнадежно, тут и
думать нечего, и Лаптев кинул шляпу обратно в лужу.
Дождь стекал с волос за шиворот, по носу катились холодные капли, вид,
если представить себя со стороны, - самый жалкий и достойный осмеяния, а
до дому еще минут семь по этому ветру и дождю. Можно, конечно, пойти
наискосок, через сад, там, кстати, и народу сейчас меньше, некому будет
веселиться по поводу его несчастий.
Людей в саду, действительно, не было. Там разбойничал вконец
распоясавшийся ветер - обламывая сучья, целые ветки срывал с деревьев и с
силой швырял об землю. Продрогший кленовый лист прибился к плечу Лаптева и
доверчиво затих там. Вдруг впереди, где-то наверху, Лаптев услышал
отчетливый треск. Толстое, осанистое дерево на глазах его распадалось
наискосок, крона, шелестя, медленно валилась на дорожку, а обломок ствола
ощеривался острым, криво обломанным зубом. Обойдя по мокрой траве
рухнувшее дерево, Лаптев бегом бросился к выходу из сада. За спиной
шелестело, выло, трещало. Дождь усилился.
"Так и наводнение того гляди", - мелькнуло в голове. С запозданием:
вода на набережной, куда он теперь вышел, ясно давала понять, что не "того
гляди", а уже, начинается, где-нибудь на Карповке или на Каменном острове
небось и не пройти, да и здесь надо поторапливаться.


Вода в канале текла вспять. Тащились против течения подгоняемые ветром
беспомощные стайки палых листьев, растерянные волны тщетно пытались бежать
туда, куда им от веку положено, но сил не хватало - бил наотмашь, толкал
их в грудь остервенелый бешеный ветер.
Какой ужасный, какой отвратительный день! Но он еще не кончился, далеко
еще до конца, все впереди: добежав наконец до своего дома и бегом
поднявшись на пятый этаж, потому что лифт на ремонте, обнаружит дрожащий
от холода Лаптев в кармане плаща вместо ключей дыру, будет полтора часа,
вылив из ботинок на каменный пол лестничной площадки воду и отжав края
штанин, ждать, когда вернется наконец из гостей (даже ей всегда есть куда
пойти!) Антонина Николаевна, старуха соседка, будет материть себя вслух за
то, что знал ведь, подонок, про эту дыру, знал, да поленился зашить,
думал, ничего, обойдется, дырка - маленькая, ключ - большой. Сиди теперь
тут, наживай воспаление легких, нет у тебя в городе таких друзей, к
которым ты мог бы явиться просто так, без звонка, мокрый, голодный, и
знать, что тебе будут рады.
Полтора часа кончились, соседка пришла, и вот - наконец-то! - этот
диван, и пружина в живот, и мышеобразные сгустки пыли, и ржавое пятно на
потолке прямо над головой, про которое он помнит и теперь, лежа лицом
вниз. Помнит и знает: не сегодня, так завтра отвалится здоровенный кусок
штукатурки и разнесет ему череп. Так тебе и надо, Лаптев, потому что и
тут, как с дырой в кармане. Надо было давно сделать ремонт, да руки не
дошли. "Надо было..."
И почему же, почему именно у него всегда "надо было"? А если брался, то
кончалось это как-нибудь по-идиотски: то решит отремонтировать любимые
удобные заграничные туфли, а приемщица в мастерской специально для него
приготовленным злорадным тоном сообщит: "Такую обувь в ремонт не берем, вы
что? Это, извините, только выкрасить и выбросить".
А то фирма "Невские зори"... Ладно, к чему эти перечисления? Неудачник.
Да! Неудачник! Патентованный, хрестоматийный, вульгарный. Куда ни кинь -
везде клин. Можно подумать, это первый сегодня такой день. Ха-ха-ха. Как
поживаешь, Ефим Лаптев? Средне. Что? Да, средне: сегодня хуже, чем вчера,
но лучше, чем завтра. Ну почему, объясните кто-нибудь, крысится на него
Антонина Николаевна? Когда-нибудь не так поздоровался? Не тем тоном к
телефону позвал? Не помнит он, хоть расстреляй. Он не помнит, она -
помнит, ходит, поджав губы, и нарочно громко поет в коридоре. А еще
литературу в школе преподавала, интеллигентный человек. Тьфу!
...И не согреться ведь, хоть и надел сухие носки.
Лампочка под потолком жалобно мигнула и погасла. И тут же в коридоре
зазвонил телефон. Он вопил долго и крикливо, Антонина Николаевна, само
собой разумеется, не шла, и, чертыхнувшись, Лаптев в одних носках вышел из
комнаты. Конечно, он ударился об дверь, естественно, толкнул столик в
прихожей, и со столика, ясное дело, упала пепельница. Пепельница
разбилась, а телефон между тем затих. Но стоило Лаптеву двинуться вдоль
стены в обратный путь, как телефон залаял снова.
- Это доктор? - крикнул тоненький женский голос. - Алло! Мне доктора!
- Вы. Не туда. Попали! - отчеканил Лаптев, но дама на том конце провода
не обескуражилась.
- Это два четырнадцать семьдесят пять восемнадцать? - допрашивала она.
- Это два семнадцать семьдесят пять девятнадцать! - рявкнул Лаптев,
бросая трубку.
Однако дойти до своей двери он не успел. Телефон опять так разорался,
как будто "междугородная" вызывала "скорую помощь".
- Доктор, миленький! - закричали в трубке, не успел Лаптев даже сказать
"да". - Доктор, дорогой мой человек, что делается! - Женщина не слушала
Лаптева, рта ему раскрыть не давала, задыхалась, за что-то благодарила,
все время приговаривая: - Вы волшебник, доктор, вы кудесник, вы просто маг
и колдун!
- Да не доктор я! Не доктор! - прорвался наконец Лаптев. - Это - два
семнадцать семь пять девятнадцать! Набирайте как следует. Вы меня сводите
с ума! - он тоже почти кричал, сам отмечая в своем голосе истерические
нотки.
Дама молча брякнула трубкой. Лаптев вернулся на диван, сел, сжал
пальцами виски и медленно начал думать, что это ужас, тридцать лет, а
сердце от пустяков трепыхается, как у старухи, что надо сейчас постелить и
лечь, нет! сперва выпить бы валерьянки, а еще лучше - водки... Но ни
валерьянки, ни тем более водки у него не было.
И тут телефон взорвался опять. Он не такой дурак, Лаптев, хватит! Он не
даст, он больше не позволит над собой издеваться, пускай разоряется, гад,
хоть до утра!
Скрипнула дверь ванной, послышались шаги Антонины Николаевны, ее голос,
сперва приветливый: "Да, слушаю" - и, после короткой паузы, -
холодно-надменный: "Одну минуту". Снова зашаркали шаги, теперь - к двери
Лаптева, короткий сухой стук и отрывистое: "Васе".
"Вдруг - Светлана?" - как всегда, каждый раз, когда его звали к
телефону эти два последних, два самых разнесчастных года, подумал Лаптев,
бросаясь к дверям.
Это был низкий и густой мужской голос, очень уверенный, медленный и
властный.
- Вас тут... давеча изводила одна моя темпераментная пациентка, -
сказал голос, - так что пардон. Впрочем, вина не ее и не моя, просто
каверзы автоматической связи. Но дело, конечно, не в этом. Вы меня
слышите?
- Слышу... доктор, - откликнулся ошеломленный Лаптев, - я только не
понимаю...
- Вам понимать абсолютно не требуется, - заверили Лаптева, - понимать
это, так сказать, my duty. Ну-с, так как делишки?
"Какого дьявола он пристал?" - подумал Лаптев. А в трубку сказал:
- Делишки? Хреново. Дела как сажа бела. - И захихикал, сам себе
удивляясь.
- Хуже, чем вчера, но лучше, чем завтра. Не правда ли?
Лаптев молчал.
- Пойдем дальше, - гудел голос невидимого доктора, - знаете, конечно,
кто вы? Неудачник. На лице у вас прыщи, которые странно выглядят в вашем
далеко не юношеском возрасте. Не перебивайте! Походка - отвратительная,
способная вызывать сострадание. Девушки на улице проходят мимо вас, как
мимо витрины магазина похоронных принадлежностей. Ну-с... Денег всегда
нет. Гардероб - мерзкий. На работе - полный завал. Короче, идеальное
несоответствие уровня возможностей уровню притязаний. Вы ведь гений? В
душе?
Лаптев молчал.
- Ну как же! Написали блестящий отчет или - как там? - доклад про
какой-то синтез чего-то, а вам говорят, что все это чушь, что бездарный
Рыбаков, который, кстати, и без того ведет себя с вами пренебрежительно и
нагло, что этот трепач достойнее вас может представлять институт...
- Кто вы? - тихо спросил Лаптев.
- Ну-ну!.. И ведь что обидно: вот Мустыгина - тоже не послали, но у
него отговорка, пусть только для себя самого. У него - клаустрофобия,
боязнь закрытых пространств. А вас - за что? Выходит, вы - бездарность, а
Рыбаков - гений? Да еще и фамилия - Лап-тев. Великолепно: Лаптев Ефим
Федосеевич. Дед Федосеич, а?
- Что вы ко мне пристали? - спросил Лаптев.
- Ага! Забрало! Давай-давай! - торжествовал доктор. - Ну до чего вы мне
подходите!.. Ладно. Бросьте комплексовать. Я просто сказал вам, кто вы
есть. Но это все пустяки, поправимо.
- Меня обхамили в обувном ателье, - неожиданно для себя грустно
пожаловался Лаптев, - не приняли туфли.
- Примут, - пообещал доктор. - Будут валяться в ногах. Ну, вот что, -
голос стал деловым, - берите ручку, бумагу, записывайте адрес, и через
полчаса я вас жду. Транспорт еще ходит.
И тут в прихожей зажегся свет. Вспыхнула лампочка над зеркалом и
вторая, в глубине коридора. На столике, рядом с телефоном, Лаптев
обнаружил шариковую ручку и, воровато косясь на дверь Антонины Николаевны,
записал адрес на обоях.



2

Улица (вернее, это был переулок) оказалась узкой и темной. Видно,
взбесившийся ветер везде, где достал, оборвал и перепутал провода. По
черному небу суетливо пробегали лохматые и белые, похожие на клубы дыма,
низкие облака. Это было необычно: облака на ночном небе и - беспокойные,
сухие, яркие звезды, смотрящие издалека, сквозь моросящий дождь. Наверное,
облака мчались так близко к земле, что отсвет городских огней освещал их.
Дом, указанный загадочным доктором, оказался в самом конце переулка, в
палисаднике, к неосвещенному входу вела асфальтовая дорожка, и, уже ступив
на нее, Лаптев подумал, что вот опять, как идиот, вляпывается в какую-то
авантюру, кто-то решил его разыграть, а он, разнеся уши, тащится теперь
под дождем к неизвестному подъезду, чтобы застать в лучшем случае пьяную
компанию старых приятелей.
"Только со мной такое, больше - ни с кем!" - зло подумал он, сунул
озябшую руку в карман и нащупал дыру. Прекрасно. Ключей нет, на дворе -
ночь, соседка давно легла... А-а! чего уж теперь. Так тебе и надо, дебил
несчастный, раззява.
И он вошел в подъезд.
Лестница представляла собой один, слава богу, освещенный, длинный
пролет и упиралась в стену. Не стену - витраж с маленькой и узкой дверью
справа. Разноцветные птицы были грубо изображены на стекле вперемешку с
красными, синими, оранжевыми цветами, разлапистыми листьями, желтыми
треугольниками, восьмиконечными звездами и полумесяцами. Лаптев не успел
толком разглядеть этот витраж - дверь отворилась, и на площадку ступил
высокий грузный человек. Очень черными были его выпуклые глаза, брови и
курчавые волосы. А кожа - смуглой, чуть желтоватой.
Рукава фланелевой ковбойки закатаны, джинсы - американские, давняя и
безнадежная мечта Лаптева - и ничего таинственного или, напротив,
каверзного. Все нормально.
- Быстро вы, - поощрил доктор, улыбаясь во все свои зубы. - Меня зовут
Эмиль. А вы - Фима Лаптев.
- Очень приятно, - пробормотал Лаптев. Он ненавидел, когда его звали
Фимой. С именем у него дела обстояли не лучше, чем с прыщами на лице. Но
лучше уж все-таки Ефим.
- Проходите, - приглашал Эмиль, отступая в глубь передней. - Давайте
плащ. Так. Теперь сюда.
Комната, куда они вошли, оказалась не похожей на приемную практикующего
врача. Тахта, два кожаных кресла, небольшой, весь заваленный какими-то
безделушками письменный стол.
- Сейчас заварю чай, - деловито сказал Эмиль и исчез, оставив Лаптева
разглядывать мраморного белого медведя, бронзовую лошадь с отломанной
передней ногой, фарфорового снегиря, царский пятак, пучок сухой травы и
другие предметы, непонятно по какому принципу собранные и сваленные на
столе.
На стенах, впрочем, тоже висели странные вещи: несколько довольно
ржавых подков, битая глиняная тарелка, часы без стрелок, внутри которых,
однако же, что-то все время тикало, лисья маска из папье-маше и другой
хлам.
Эмиль вернулся с чаем и конфетами, расставил чашки, вазочку и чайник на
тахте и придвинул к ней оба кресла.
- Садитесь, - сказал он Лаптеву, - там, - он махнул рукой на письменный
стол, - такой хлев, знаете.
...Нет, это не было диалогом, Лаптев говорил один. Едва глотнув
горячего чая, он сделался болтлив, слова просто переполняли его, и,
отставив чашку, он без передыху выложил всю свою жизнь от детства в сонном
провинциальном городе Острове до сегодняшнего невезучего, но такого
типичного для него, горемыки, дня. Он не скрыл ничего, подробно рассказал
даже то, чего никому никогда не рассказывал, - про свою женитьбу на
Светлане.
- Я ее любил, так сказать, - признался он с неловкой косой улыбкой и
передернул плечами.
- Сколько это продолжалось? - деловито спросил Эмиль, точно речь шла о
болях под ложечкой или повышенной температуре.
- С первого курса.
- Нет. Я о вашем браке.
- Два дня.
- Не слабо. Ergo, на третий она и покинула вас. Скрылась без объяснения
причин в неизвестном направлении, оставив вам, однако, свою комнату?
Лаптев молча кивнул. Подумал и еще кивнул.
- По-ня-а-тно... - прогудел доктор, не сводя с Лаптева своих рачьих
глаз, и в этом "понятно" Лаптев с обидой услышал удовлетворение: "что ж,
мол, вполне естественно, так и должно быть, красивые женщины всегда уходят
от таких вот растяп, уродов и неумех". И ему стало стыдно и противно -
разболтался, раскис, раскрыл душу - и кому?
Он встал с кресла.
- Нет, погодите. Как говорится, еще не вечер, - ухмыльнулся Эмиль, - я
ведь вас не для того позвал, чтобы выматывать вам душу из любопытства. Все
это я уже знал, хотелось послушать вашу интерпретацию. И довольно. Пейте
чай, он, конечно, давно остыл, но аромат сохранился. А я пока подумаю, что
с вами делать.
Лаптев послушно сел и взял чашку. А доктор Эмиль принялся расхаживать
по комнате. То он перебирал хлам на своем письменном столе, то подходил к
стене, снимал с нее какой-нибудь предмет, вертел в руках, качал головой и
вешал обратно.
- Можно бы, конечно, вот эту... - неуверенно бормотал он, разглядывая
бронзовую безногую лошадь, - да кто вас знает...
Лаптев глотал холодный чай и думал свое. Додумав до конца, он поднял
голову.
- Вы - психотерапевт, - заявил он, глядя прямо в черные выпуклые глаза,
- и телепат. И, по-видимому, гипнотизер. Угадал?
Эмиль улыбнулся.
- Mon enfant, - сказал он, - дитя мое! Кто вас научил думать, что
какая-то терапия, психо там или не психо, - что вообще какая-то наука
может сделать человека счастливым? Вы ведь не больны, вон какие бицепсы.
Да и, пардон, состояние вашей кожи тоже признак скорее избытка чего-то,
нежели недостатка. Вы здоровы, молоды, имеете высшее образование,
должность старшего инженера, прописку в Ленинграде и нестарых еще
родителей в милом, патриархальном Острове, рукой подать до Пушкинских Гор.
У вас есть комната, телевизор, стереофонический проигрыватель и абонемент
в Большой зал филармонии. И тем не менее вы... такой...
Лаптеву снова начало казаться, что доктор над ним издевается, но он
решил дослушать до конца и молчал, внимательно глядя в пустую чашку.
- ...вы - такой... - грустно повторил Эмиль. - И не вы один, к
сожалению. Десятки, если угодно - толпы одиноких, неустроенных, невезучих
наполняют наши, так сказать, города и веси. Чего же им не хватает? Сил?
Или, может быть, денег? Нет. Есть такое коротенькое, незвучное слово
"удача". Слыхали? Вы ведь химик, верно? Синтезы, анализы, катализы... Так
вот, эта самая удача, она - как катализатор. Много ее не надо, самую
малость, несколько молекул - и реакция пойдет. И получится все, как
задумано. Все сбудется. И радости экспериментатора нет конца. Ибо! ибо
наша жизнь часто всего-навсего эксперимент, поставленный на самом себе.
Или на других... иногда... Итак, удача. Немного удачи - и успех следует за
успехом, понимаете, химик? Просекаете? И наоборот: представьте - прекрасно
отработанная, тысячу раз проведенная другими реакция с заранее известным
тривиальным результатом, схема собрана - колбы, переходники, холодильники,
дефлегматоры. Бюретки, наконец. И - фиаско. Пустой номер. Отбивная шляпа.
Почему? Не мне вам объяснять: нерадивая лаборантка или сам охломон
экспериментатор плохо высушили колбу, а в присутствии даже капли воды
реакция не идет! Даже капли... Доходчиво я объясняю? Молодец я, а?.. Капля
удачи... Капля удачи. Катализатор... И ведь у каждого он - свой. И
искомое, желанное вещество, которое требуется синтезировать, - тоже свое.
A propos, помните ту даму, которая терзала вас сегодня телефонными
звонками? Она у нас, бедняга, мучилась от несчастной любви. Несколько лет.
Все как положено: бессонные ночи, мольбы, слезы, бесконечные звонки "ему",
даже письма какие-то дурацкие. А в ответ только - мордой об стол. И в
результате что? Ранний невроз, первый седой волос, морщины и мысли о
смерти.
- И вы - тут как тут, - усмехнулся Лаптев, - дали приворотного зелья,
любимый выпил стопку, закусил и упал ей в ноги.
- А вот и нет! - в восторге закричал Эмиль. - Ничего подобного! Я дал
ей на счастье - вон, одну из них, - он показал на подковы, - и теперь все
в порядке.
- Он прозрел? - ехидно настаивал Лаптев.
- Какой вы, право, традиционалист! В этом конкретном случае, печальном
и исключительном, нужен был другой исход процесса. Любовь прекрасное дело,
не спорю, но не в ста же случаях из ста. Прозрела... она. О-на! Поняла,
что он - тоскливая посредственность, самодовольное ничтожество.
Бездарность. А что? Умение оценить чужую любовь - это тоже своего рода
талант. Люди - так называемое большинство - утилитарные существа, им, как
правило, нравится то, что нужно и полезно. Любовь, на которую не отвечают,
не нужна и бесполезна, а следовательно, и цены не имеет, барахло. Короче,
эта женщина все это увидела и излечилась. Но бывают, конечно, и
противоположные случаи... Впрочем, о любви - как-нибудь в другой раз. А
вам, юноша, я помогу, не сомневайтесь.
Лаптев подумал, что не такой уж он и юноша в свои тридцать лет, в
особенности рядом с этим так называемым доктором, который сам вряд ли
старше. Но промолчал. Он только вдруг забеспокоился: за любой частный
визит к врачу полагается платить. И, в конце концов, неважно, настоящий
это врач, модный прохиндей или знахарь. Как платить? Когда? Сколько? Да и
денег у него с собой нет.
- Не ерзайте. Ваши сиротские инженерские гроши меня не интересуют. Сто
тридцать пять без прогрессивки? - тотчас же отозвался на его мысли Эмиль.
(Чертов колдун и тут ухитрился подслушать.) - Но расплачиваться, конечно,
придется, а как же - товар - деньги - товар, - продолжал он ухмыляясь, - у
меня есть хобби, я, знаете ли, коллекционер. Все теперь что-нибудь
коллекционируют, вы - неудачи... шучу! Шучу! А я... благодарности.
- То есть?
- Что - "то есть"? Я ясно сказал: собираю, лелею, сортирую и изучаю.
Редчайшая вещь в наше время, должен вам сказать. Благодарных людей надо
записывать в Красную книгу. Как вымирающих животных, вроде сумчатого
волка. Слыхали про такого?
- Не думаю, чтобы все те люди, которым вы помогли, если, конечно, в
самом деле помогли, чтобы они не хотели вас отблагодарить, - рассудительно
сказал Лаптев.
- Отблагодарить? Именно. Отблагодарить - это да! Еще как! Коробки
дорогих конфет с вложенными внутрь десятками, торты от Норда, гладиолусы -
два рубля штука - в хрустальных горшках. Подписка на Пушкина. И просто и
откровенно - конверты с ассигнациями. Этого пруд пруди, как говорится -
навалом. Quantum satis. Но я ведь о другом. Это, ну, то, что называется
"отблагодарить", ничего общего не имеет с настоящей благодарностью. Это ее
антипод.
- Не понял.
- Сейчас поймете. Это - желание поскорей расплатиться, откупиться, то
есть избавиться от тягостного чувства, что ты кому-то обязан. То есть - от
нее, от благодарности. Comprenez?
- Что?
- Do you understand me?
- А вы, оказывается, не только врач и химик.
- А как же! И то и се! И - философ. И - коллекционер. О, я
гармоническая личность, вы еще увидите. Я колдун, а колдуны все -
гармонические.
"А может, он - псих?" - вдруг подумал Лаптев.
- Почему это - псих? - сразу обиделся врач. - Почему, как только что не
укладывается в рамки, так сразу же и оскорблять? Колдун у вас псих,
летающие блюдца - мираж, телекинез и телепатия - проделки ловких
прохвостов. Скучно и глупо. Ладно, прощаю. Слушайте дальше и постарайтесь
не перебивать. Итак, "отдаривание" - первый и самый легкий способ
избавиться от чувства благодарности. Отдарил - и забыл. В душе - пусто и
тихо, ничто не скребет, не мерещится стук кредитора и грозное: "Час
пробил, пора платить по счетам" - ан все оплачено. Деньгами. И главное, по
той цене, которую сам же и назначил, - коробка, как я уже говорил, хороших
конфет или приглашение на дефицитное "Лебединое озеро".
- Это интересно, - сказал Лаптев, - я никогда не думал...
- Есть много, друг Горацио, такого. Но и это еще не все...
- Мне только одно не совсем ясно, - сказал Лаптев, - вот вы
осчастливили ту женщину, лишив ее любви к ничтожеству. Теперь хотите
помочь мне, не знаю, что у вас получится, но хотите, это очевидно. Так
вот, если вы такой благодетель, так зачем вам эта несчастная
благодарность? Вы же должны испытывать, как говорится, кайф от самой
деятельности.
- С чего это вы взяли, будто я - благодетель? Я этого, помнится, не
говорил. Я - исследователь, провожу опыты. Вы ведь - тоже экспериментатор,
так что должны понять мой чистый интерес.
- Допустим. Но вот вы сказали, что "отдаривание" - не единственная
форма неблагодарности. А другие?
- Другие?.. Пожалуй, не другие, а - другая. Потому что мелочи не в
счет. Благодарность, как вы теперь знаете, моя слабость, я о ней могу
говорить сутками. А вы устали, да и я тоже... Так что не стоит, на сегодня
хватит, я просветил вас больше, чем следовало, а много будете знать, скоро
состаритесь.
Сколько раз потом, через короткое время и через долгое, через многие
годы своей жизни, будет Лаптев вспоминать этот разговор. Но сейчас он и
верно был вне игры. Ночь шла к концу, накануне он намучился и устал,
выпитый чай не помог, хотелось спать. И он больше ни о чем не спросил
доктора. А тот замолчал.
Стоя около стола, он смотрел куда-то в стену, лицо его было усталым и
бледным, глаза потускнели и запали, морщины обозначились около губ. Лаптев
вдруг заметил несколько седых волос в черных кудрях и подумал, что насчет
возраста Эмиля он, возможно, сильно ошибся, испугался тут же, что этот
странный человек поймает его на мыслях, но доктор даже не повернулся.
- Что же вам дать? Что дать-то? - бормотал он. - А, была не была! Вы
меня заинтересовали, пусть все будет по высшему разряду. Дина! - крикнул
он. - Дина! Ко мне!
Что-то заскреблось, дверь приоткрылась, и в комнату вошла собака,
желтовато-рыжая, низкорослая, на широко расставленных коротких лапах,
подпирающих широкое же туловище с плоской спиной. Темные, выпуклые и
блестящие грустные глаза умным и каким-то проникающим взглядом напоминали
глаза хозяина.
"Ну и урод", - подумал Лаптев.



3

На улице Лаптев застал раннее утро, робкое, с еще не проступившими
красками и не набравшими силу звуками.
Вчерашнее ненастье оставило следы: на конце скрученного спиралью
оборванного провода, свисающего с решетки сквера, уныло болтался фонарь с
разбитой лампочкой, желтые листья, стаями носившиеся вчера по тротуарам,
лежали теперь неподвижно на мокром асфальте, как рыбы, выкинутые на берег
приливом. Однако бесцветное пока еще небо было чистым и обещало хороший
день.
Пять часов, о трамваях и думать нечего. Лаптев шагал по мостовой, сунув
руки в карманы плаща, сбоку, чуть отстав и часто переставляя короткие
лапы, деловито бежало похожее на скамейку для ног существо, его, Лаптева,
собственная собака, бежало без поводка и так уверенно, точно хорошо знает
дорогу. Вид у Динки был озабоченный, как будто на работу спешит.
Светало прямо на глазах, очертания домов делались резкими и четкими,
постепенно четкими становились и мысли Лаптева, ясно проступало главное:
он опять оказался в глупом, потому что ненормальном, положении. Все это с
начала до конца мистификация, и, если как следует подумать, можно
докопаться до ее причин. И вдобавок ему навязали этого пса. Зачем ему
собака? Во-первых, вполне возможно и даже наверняка Антонина Николаевна
устроит скандал... Антонина Николаевна... Лаптев остановился. Сейчас
четверть шестого, ключ, как известно, того... Соседка будет спать минимум
до девяти, а это значит - сверкающая перспектива провести еще часа четыре
на лестнице. Лаптев взглянул на собаку. Она сидела рядом с ним, не отводя
от него внимательного сочувственного взгляда.
"А еще говорят, что звери боятся смотреть людям в глаза, - подумал
Лаптев, - или это только дикие?"
Он двинулся дальше, чего стоять-то? Шел теперь нарочно медленно,
рассматривая пустую заспанную улицу, остановился, чтобы прочесть
объявление, написанное от руки и прилепленное к водосточной трубе: "Срочно
меняю однокомнатную квартиру со всеми удобствами на две любые комнаты в
разных местах". Ну да. Как он сказал, Эмиль? "Ходят десятками, толпами по
городам и весям..." Лаптеву стало смешно: он-то теперь редкий удачник,
счастливец, можно сказать. У него есть пес! У других, конечно, доги,
пудели, сенбернары с медалями, а у него зато вон, полюбуйтесь. И дал ведь
еще этому Эмилю честное слово, что никогда никому собаку не отдаст и не
продаст. А с ним только свяжись, с колдуном, - отомстит. Да и кто ее
возьмет, а тем более купит, вот вопрос.
"Кулинарное училище готовит: шоколадчиков, карамельщиков,
мармеладчиков, бисквитчиков". Объявление было наклеено на сером дощатом
заборе, отгородившем строительную площадку.
Лаптев почувствовал, что жутко голоден, прямо зверски, и сказал собаке:
- Был бы я бисквитчиком, мы бы с тобой знаешь как жили?
Собака вильнула хвостом, согласилась.
Пока они шли до дому, утро вошло в полную силу, небо пропиталось
синевой, вставало солнце, поползли по улицам умытые пустые трамваи,
появились прохожие.
"А как, хотел бы я знать, с удачей у этого?" - подумал Лаптев,
всматриваясь в приближающуюся щуплую фигуру человека в синем ватнике. Лицо
человека было очень маленьким, бледным и плохо выбритым, глаз не видно
из-под опухших век. Что они напоминают, эти толстые веки? Где-то Лаптев
читал про уши, похожие на пельмени, здесь на пельмени были похожи глаза.
Раскисшие губы безвольно висели.
Человек шел прямо на Лаптева, и, когда расстояние между ними достигло
шагов пяти, Лаптев шагнул в сторону. Человек шагнул тоже. Лаптев
остановился. И вислогубый встал.
- Пьяный, что ли? - пробормотал Лаптев.
Человек стоял совершенно неподвижно и смотрел на собаку даже не мигая.
Нижняя губа его совсем отвисла, рот приоткрылся.
"Чего он так уставился? Может, она вдобавок ко всему еще и краденая?" -
подумал Лаптев. И строго спросил:
- Вам что нужно, гражданин?
- Слушай, парень, - очень тихо, почти шепотом, попросил человек, не
отводя своих полузакрытых глаз от Дины, сидевшей у ног Лаптева, - продай
кабысдоха, тысячу рублей тебе дам. Прямо сейчас. Продай, а? - Маленькими
грязными пальцами он, торопясь, расстегнул ватник, полез за пазуху, извлек
оттуда завернутый в газету пакет и шагнул к Лаптеву.
- Считай, - приговаривал он, разворачивая пакет, - ты считай, считай,
все точно.
Лаптев увидел пятидесятирублевые бумажки, толстую стопку. И отдернулся.
- Отстаньте вы! С ума, что ли... - и быстро пошел прочь.
Собака затрусила следом. А сзади доносилось:
- Две тысячи! Вернись! Три! Эй!..
"Это кооперативная квартира", - отметил Лаптев про себя, рассмеялся и
прибавил шагу.



4

Нет. Никаких сказочных дел не произошло с Лаптевым ни в ближайшие
сутки, ни после. Он не нашел тайника с золотом и драгоценностями за обоями
своей комнаты, Барбара Брыльска не прилетела, чтобы объясниться ему в
любви с первого взгляда, не сделал он также гениального открытия,
вследствие чего элемент "лаптий" не занял своего места в таблице
Менделеева. И все-таки что-то изменилось, как будто черноволосый
мистификатор и впрямь обладал тем, что называется "хороший глаз" или
"легкая рука".
Сначала была встреча - в половине седьмого утра! - с Антониной
Николаевной, спускавшейся по лестнице с мусорным ведром в то время, когда
Лаптев, возвращаясь от Эмиля, рассчитывал торчать у запертой двери по
крайней мере два часа.
Засыпая на ходу, он понуро тащился по ступенькам и вдруг услышал над
своей головой:
- Кто это? Боже мой! Ефим Федосеевич, кто это?
Лаптев поднял глаза, увидел Антонину Николаевну и понял: сейчас ему
скажут, что тот, кто и так никогда не убирает квартиру, не должен
приводить в нее собак. Однако на сухом лице Антонины Николаевны
засветилась совсем девчоночья улыбка; бросив ведро, она сбежала вниз, к
Лаптеву, легко присела на корточки и принялась гладить Динку по голове,
возбужденно повторяя:
- Кто же это такой? Кто же это у нас такой?
Потом она выпрямилась, неожиданно протянула Лаптеву узкую руку, которую
он ошеломленно пожал, и торжественно, как будто открывает первый урок,
произнесла:
- Сегодня я беру назад все дурные слова, какие когда-либо говорила по
вашему адресу. Более того, я прошу у вас прощения. Я в вас ошиблась.
Человек, подобравший и пригревший бездомное существо, - тут она
наклонилась и опять погладила указанное существо, которое завиляло
хвостом, - это настоящий человек. Если бы вы, Фима, привели из
собаководства какого-нибудь медалиста с родословной, я, конечно, тоже бы
вас одобрила, так как люблю животных, но этот поступок... Породистых собак
очень часто держат из тщеславия, а таких - только из любви. Только! Можете
рассчитывать на мою помощь и в добрый, и в черный час.
Покивав самой себе, Антонина Николаевна горделиво распрямилась,
поднялась вместе с Лаптевым на площадку, отперла ему дверь и только после
этого вспомнила о своем ведре.
С этого дня к телефону Лаптева приглашали таким голосом, будто это
событие - исключительно большая радость для всего человечества. Более
того, было решено, что Тоня, девушка из "Невских зорь", которая всегда
приходила к Антонине Николаевне делать уборку, вымоет и приведет в порядок
комнату Лаптева: "Что вы? Что вы? Конечно же, одинокому мужчине, занятому
научной работой, трудно, невозможно следить за хозяйством, а жизнь в
неуюте - какая же это жизнь?" А совместные чаепития с вареньем и
пряничками, только что испеченными по новому рецепту, который привезла из
заграничной поездки знакомая учительница французского языка! Не говоря уже
о тихих вечерних беседах, расспросах, раньше Лаптеву как-то никогда не
приходилось рассказывать о себе - не было слушателя, которому было бы
интересно. А тут представьте: холодный ноябрьский вечер за окном незаметно
переходит в ночь. Антонина Николаевна, блестя спицами, вяжет, слушая
эпопею Лаптева о детстве, о школе, где его называли, конечно же, Лаптем,
или о том, как Рыбаков в прошлом году посчитал ниже своего достоинства
прийти к нему, Ефиму, на день рождения.
Антонина Николаевна слушает, кивает, иногда вставляет какое-нибудь
замечание: "Люди, в сущности, очень разные, Фима, очень". Или: "В нашей
юности все было не так - дружили семьями, собирались, музицировали. Играли
в фанты, во флирт, да, да! Это была такая игра, очень милая и
целомудренная..."
А иногда они просто молчали, каждый думал о чем-нибудь, и Лаптеву было
уютно и тихо на душе, исчезло ощущение сиротства и неприкаянности, а
Динка, дремавшая у ног, положив свою морду на туфли Лаптева, усиливала это
ощущение прочности, надежности и покоя.
Антонина Николаевна как-то сказала Лаптеву, что в детстве у нее была
такая же - ну как две капли! - собака, первая в жизни ее собственная
собака, исчезнувшая при загадочных обстоятельствах из запертого дома.
Кухарка - тогда, знаете, еще были кухарки, - рыдая, клялась, что дело не
обошлось без нечистой силы.
- Даже ушла от нас. Взяла расчет, - закончила Антонина Николаевна.
- А куда же все-таки девался пес? - спросил Лаптев.
Антонина Николаевна была почти уверена, что кухарка сослепу выпустила
собаку или даже продала живодерам - любила, знаете, выпить. А уволилась,
испугавшись разоблачения. А может, и совесть мучила.
- Мой отец расклеил по всему городу объявления о пропаже, обещал
большое вознаграждение, я ведь серьезно заболела тогда. Но никто не
пришел. Это бог меня наказал, - задумчиво сказала Антонина Николаевна, -
за Лизу. Была у меня такая подруга, а я ее... предала. Тогда, конечно, я
это так не называла, казалось - пустяки, подумаешь, детские дела. А теперь
вот, когда вспоминаю... нельзя предать безнаказанно, понимаете, Фима?
Нельзя, даже если тебе одиннадцать лет... Потом были другие собаки, но это
уже не то. Да и жизнь пошла другая, как-то, знаете, сразу все не
заладилось... Да. А Динка была моей первой любовью.
- Ее тоже звали Динкой?
- Ну конечно же! Разве я вам не говорила? Именно Динкой, а как же!



5

На работе у Лаптева тоже кое-что произошло. Во-первых, ту злосчастную
конференцию внезапно отложили до февраля, и вот начальник лаборатории,
вызвав Лаптева, сказал ему:
- Вы, Ефим Федосеевич, подработайте свой доклад. Время теперь есть,
тема, которой вы занимаетесь, перспективная, могут получиться интересные
данные. Поищите. Попробуйте, например, применить в качестве катализатора
металлический натрий, этого еще никто не делал, в литературе, во всяком
случае, я ничего подобного не встречал. Ни в нашей, ни в зарубежной. А
вдруг, чем черт не шутит...
Нехотя Лаптев начал работать с натрием, и что-то забрезжило. Правда,
пока из девяти проведенных реакций нужный результат давала одна, но и то
хлеб. Значит, все дело в оптимальных условиях, это ясно. Сотрудники, по
крайней мере, уже завидовали.
Во-вторых, за прошлогоднюю работу лаборатория получила большую премию.
Ответственный исполнитель Мустыгин к тому времени проштрафился, и
исполнитель Лаптев очень удачно купил себе импортное демисезонное пальто.
Выбирать его в универмаг с Лаптевым пошел пижон и тряпичник Рыбаков,
всегда знавший, что сейчас носят и что будут носить в следующем сезоне.
Заодно купили с рук и зимнюю шапку, пыжик не пыжик, но что-то пушистое и,
главное, Лаптеву шло.
Когда одетый, как боярин Шуйский, Лаптев на другой день явился на
работу, лаборатория была потрясена.
- Девки, он же у нас интересный мужчина, - сказала главная красотка
отделения Наташа Бессараб, - куда мы, дуры, глядели? Давайте все выходить
замуж за Фиму.
Каждый вечер после работы Лаптев брал Динку, и Они отправлялись гулять.
Шли по хозяйственным делам - в магазины, прачечную, химчистку. Лаптев
медленно вышагивал по улице в своем элегантном новом пальто, собака
преданно шла рядом, и попадающиеся навстречу молодые женщины отвечали на
взгляды Лаптева благосклонными улыбками, а не бежали прочь, отвернувшись,
точно он - витрина похоронного бюро, как довольно точно заметил тогда
доктор по имени Эмиль.
Очень часто какая-нибудь девушка, кокетливо повизгивая от восторга,
принималась гладить Динку, и Лаптев отлично понимал, что все это, конечно,
камуфляж, собака - только предлог, чтобы привлечь его, Ефима, внимание.
Как-то, выйдя из булочной, Лаптев увидел, что перед Динкой, ждущей его
у входа, сидит на корточках барышня в клетчатом пальто и длинном синем
шарфе. Концом шарфа она щекочет Динке нос, а та только вежливо
отворачивается. Заметив подходившего Лаптева, собака кинулась к нему,
девушка подняла лицо и вдруг просияла:
- А я вас знаю! - торжествующе объявила она, выпрямляясь. - Это вы
летом приносили нам в ателье польские туфли. Теперь поступил новый клей,
так что приходите, починим.
"...Неужели все-таки гардероб играет такую роль в жизни человека? - с
интересом раздумывал Лаптев по дороге из булочной. - Стоило приобрести эти
вещи - и будьте нате: улыбки, заигрывания, взгляды. А раньше? И ведь прыщи
и те куда-то подевались, вот смех!"
В последнее время Лаптев раза три или четыре звонил мистификатору
Эмилю, но дозвонился один раз.
- Я беспокою вас, почтенный доктор колдовских наук, чтобы сказать
большое мужское спасибо, - начал Лаптев весело.
- Знаю. Рад, - отозвался Эмиль. - Благодарность в вашем голосе заношу в
блокнот.
- В Красную книгу?
- Пока еще только в блокнот. Как Динка?
- В порядке.
- Берегите собаку, господин удачник, в ней - все ваше состояние.
- Неужели?
Лупоглазый доктор хмыкнул, помолчал, потом заговорил опять:
- Скажите, вам не приходилось, например, посреди поля или где-нибудь в
лесу испытывать нелепое желание поклониться в пояс земле или упасть в ноги
деревьям, которые так, казалось бы, безразлично стоят вокруг?.. Впрочем,
это совсем не телефонный разговор, может быть зайдете?
- На этой неделе не получится. Полно работы. И, стыдно сказать,
закрутился в вихре светских удовольствий.
- Звонки. Приглашения в гости. Прелестные-женщины, а? Как знаете. Но,
может быть, ненадолго? На часок? Так сказать, pour passer le temp?
- После понедельника - непременно.
...Все-таки кто он, этот Эмиль? Скорей всего, очень одинокий,
неудачливый человек, может быть с каким-нибудь дефектом, придумавший себе,
чтобы заполнить жизнь, вот такое развлечение: разыгрывает людей, напускает
туману и таким образом заводит знакомства... Откуда он все про меня знал
тогда? И знает теперь? Ну, теперь он мог просто по голосу догадаться. А
тогда? Да мало ли... Если постараться, можно всегда с кем угодно найти
общих знакомых, это уже проверено. А в конце концов, такое развлечение
ничем не хуже другого, никому, во всяком случае, не во вред. Допустим, от
кого-то чудак услышал, что Ефим - интересный, незаурядный человек, и
захотел познакомиться: навел справки, выяснил детали и разыграл этот
спектакль. Неплохо, как профессионал, мастер сцены. Собачку, конечно, мог
бы и не всучивать, хотя, справедливости ради, надо сказать, что эта деталь
как-то убеждает... да и Антонина отмякла и в квартире - рай земной... А я
- зря. Вместо того чтобы пойти человеку навстречу, поддержать игру,
подружиться с ним - ему ведь это нужно, а не мое дурацкое "спасибо"... Да.
Схожу на той неделе обязательно. Надо бы пораньше, так ведь, серьезно, не
разорваться, навалились приятели, как-то сразу все вдруг, что ни день -
куда-нибудь тащись: то в преферанс, то Мустыгин-клаустрофоб не может пойти
на просмотр в БДТ и буквально силком навязывает билеты.
Почему это люди так обожают играть в благодетелей? Вот Рыбаков, после
того как помог приобрести тогда новое пальто, считает себя опекуном и
наставником. Сам, если уж начистоту, личность сомнительная, единственный
талант - умение одеться и нахально вести себя с дамами. Довольно противно,
а дамы - вон, та же красотка Бессараб - млеют. Вчера, например, подошел,
хлопнул по спине, условно - по спине, и заорал: "Наталья! Беру после
работы в пивной бар!" И - боже ты мой! - весь остаток рабочего дня эта
дурочка мазала ресницы и красила веки.
Правда, на тот просмотр в БДТ она тоже пошла с большим удовольствием.
Ресниц она тогда, помнится, не мазала и вообще вела себя буднично, но,
может, и не буднично, а торжественно? Потому что пойти с Лаптевым для нее
- событие, это тебе не Рыбаков со своей дубленкой и пустой головой.
Раздумывая на все эти темы, Ефим брился, переодевался, завязывал новый
галстук - настырный Рыбаков зазвал сегодня к себе на киноартиста. Артист -
довольно известный, где только Рыбаков их берет? Ефим посмотрелся в
зеркало и остался доволен: новый костюм сидит прекрасно, галстук в цвет к
носкам, лицо - очень даже ничего.
Динка, лежащая у двери, подняла голову и с надеждой взглянула на
хозяина.
- Собака - дома! - сказал ей Лаптев, и она, поняв, что прогулка не
светит, тотчас уткнулась в лапы и закрыла глаза. Оскорбилась.
- Я - в гости, поняла? В гости с собаками не ходят, - вразумлял ее
Лаптев, а сам подумал, что явиться к пижону Рыбакову с его киноартистом,
ведя на поводке какого-нибудь датского дога, было бы, пожалуй, эффектно.
Но вслух про дога он, конечно, ничего не сказал.


Работа с металлическим натрием шла довольно успешно, уже не одна из
десяти реакций удавалась Ефиму, а четыре-пять. Наташа Бессараб, которую
подключили к нему в помощь, обещала, что к Новому году добьется ста
процентов.
- От лаборанта зависит все! - самонадеянно объявила она. - А у меня,
Ефим Федосеевич, золотые руки. И не только руки...
Тут находящийся рядом Рыбаков сально заржал и сказал, что это он может
подтвердить. Лаптев брезгливо молчал, а сам думал, что люди, все как один,
что бы ни случилось в мире положительного, склонны считать это своей
персональной заслугой. "От лаборанта зависит все". Видали? Что поделаешь,
красивая женщина, ей ум ни к чему. Как это вчера выразился вон тот пошляк?
"Если бы все женились на умных, кому бы достались красивые?" И эта - туда
же... "Не только руки..." Явно дает понять... Что ж! Поглядим, уважаемая,
поглядим, торопиться нам некуда, мы один раз уже нажглись с женским
полом... Интересно все же, как она там поживает, его беглая половина
Светлана Борисовна?



6

В ближайший понедельник Ефим, как и было обещано, позвонил телепату и
сказал, что освободился и может ненадолго зайти. Тот почему-то особенного
восторга не проявил, промямлил, что простужен, но "если хотите, можете
заглянуть".
После такого приглашения желание идти у Ефима, откровенно говоря,
пропало, тем более что погода была гнусная - мокрый снег. Но откладывать
тоже не имело смысла, остальные дни недели все были буквально забиты
битком, он специально высвободил вечер, да и не хотелось, чтобы
невыполненное обязательство висело над головой.
Ефим взял собаку и отправился, удивляясь по дороге странному все же
характеру этого типа - то сам хочет общения, просит заходить, а звонишь -
вроде бы и не рад.


В комнате "доктора", как и в прошлый приход Лаптева, царил беспорядок,
а на столе он, казалось, даже увеличился, прибавились какие-то совсем уж
бессмысленные вещи, например ржавый детский совок и грязный дед-мороз из
ваты.
Чай пили опять на тахте, и сегодня эскулап ни о чем не расспрашивал.
Обвязанный шарфом, одетый в два свитера (рукава нижнего неряшливо
торчали), он, поминутно борясь с налетающим, как ураган, кашлем, тем не
менее весь вечер болтал точно заведенный, держа на коленях разомлевшую
Динку.
Сегодня он разглагольствовал о любви. Развивал довольно бредовую, им
самим, конечно, разработанную теорию, что любовь, мол, это нечто вроде
магнитного поля, окружающего, как скафандр, того, кого любят.
- Понимаете, - информировал он, тараща на Ефима свои и без того
выпученные глаза, - в идеале необходимо, чтобы каждого человека хоть
кто-нибудь любил. Другой человек или животное - неважно. Главное, чтобы
любил сильно, - тут он наклонился и поцеловал собаку между ушами, - и в
этом случае тому, кого любят, ничто не грозит, никакие несчастья. Силовые
линии поля не пропустят их, отобьют. Или уж, в крайнем случае, смягчат.
- Для этого вы и вручили мне собаку? - усмехнулся Ефим.
- И для этого тоже. Но не так просто, не так однозначно, mon ami. Динка
- это талисман, волшебный пес.
"Повело, - тоскливо подумал Ефим, - пошло-поехало. То силовые линии,
теперь - волшебный пес. То мытьем, то катаньем хочет внушить, что мои
успехи упали с неба, вернее, не с неба, а из его рук. Каждый человек - сам
кузнец своего счастья. Как говорит отец: "Не потопаешь, не полопаешь".
Лаптев вдруг спохватился, что Эмиль давно молчит и смотрит на него
грустным изучающим взглядом.
"Черт бы его побрал, вдруг отгадал, о чем я думаю, и скажет сейчас
какую-нибудь гадость!"
Но телепат не сказал ничего, отвернулся. Он гладил Динку, чесал у нее
за ухом, потом долго откашливался.
- Конфет не принесли? - спросил наконец и, не успел Ефим ответить,
махнул рукой и устало уронил: - Ладно. Это я так, не берите в голову.
Ефим почувствовал, что пора идти, и стал прощаться, Эмиль не
задерживал. Непонятный это был человек и нелепый, сам не знал, чего хотел.
Очевидно, ему просто нужно было выговориться, изложить свои доморощенные
теории, а кому - неважно. Скорее всего, слушатели выдерживали не больше
одного сеанса, сбегали и требовалось вербовать новых.



7

Наступил Новый год. Ефим Федосеевич встретил его дважды: сперва дома, в
десять часов, в обществе Антонины Николаевны и Динки; ели специально
изобретенный пирог с лимоном и пили шампанское, которое купил Лаптев по
случаю прогрессивки. Вместо обычных двадцати процентов дали тридцать.
Скажите, пожалуйста, почтеннейший Эмиль, как вас там по батюшке, - может
быть, решение администрации выплатить сотрудникам института лишние десять
процентов - тоже результат вашего колдовства? Между прочим, старшего
инженера Е.Ф.Лаптева на днях официально утвердили руководителем темы и
написали представление на ведущего. Очень хотелось бы знать - это тоже вы
или все-таки следствие кое-какого, пусть ничтожного, экспериментаторского
таланта некоего жалкого химика? Каждый - сам кузнец, вот какие дела...


Новогоднее пиршество у Володи Рыбакова прошло блистательно. Среди
приглашенных, кроме прикормленного, уже знакомого Ефиму киноартиста, был
еще американец, очень забавно и мило говоривший по-русски. Помнится, речь
за столом зашла о собаках: Рыбаков со смехом уговаривал Ефима поменять его
дворнягу на королевского пуделя, а Наталья Бессараб приняла все всерьез и
с пьяной страстью стала кричать, что, если Фимка совершит такую подлость,
она выкинет его установку и все банки с натрием с пятого этажа.
Американец, слушавший с вежливой улыбкой эту дискуссию, принял в ней
участие: у его родителей в штате Индиана, оказывается, тоже есть собака,
немецкая овчарка, очень злая.
- German shiper, - важно произнес Лаптев.
- О, не совсем так, - поправил американец с ослепительной улыбкой, -
немножко другое: sheep dog, а как ты сказал, это на русский - "немецкий
моряк".
И продолжал рассказывать про свою овчарку:
- Лэрри хотел кусить меня. Не очень, ну... так и так. У него была
кость. Он лежит верху лестницы перед спальной родители. Они уже там, а я -
низу смотрел тиви... Когда я хотел лечь спать, Лэрри боялся, что я хотел
взять кость. Конце концов, нужно было мой отца взять кость, и он спросил
Лэрри свою спальную. Сестра бегала в свою комнату, я низу - туалет, запер
дверь, и как мать пережила, не знаю. Следующий день - ничего, Лэрри как
обычно любил меня.
Американец громко захохотал, гости тоже, Ефим со смеху чуть не
подавился цыпленком-табака. Ему почему-то было очень приятно беседовать с
американцем о собаках.
Потом слушали Высоцкого, последние записи, потом опьяневшая
кинознаменитость тихим голосом читала Рильке. Под утро Наташа
категорически потребовала танцев, а то скучища, интеллектуалы чертовы,
больше в жизни не приду, и не зовите!
Плясала она здорово, в основном с американцем. А он, осовевший было от
нашей водки, - кто это выдумал, что они умеют пить? - живо взбодрился и
прямо прилип. Рыбаков чинно танцевал со своей востроносенькой женой.
Вообще замечено: дома он бывал совсем не такой, как в институте, -
солидный, вальяжный, эдакий хлебосол-семьянин. Ефим тоже станцевал с
Наташей раза три. Она молчала, стеснялась, наверное, - все-таки
начальство, а может, раскаивалась, что в начале вечера назвала его Фимкой.
Кто их, женщин, поймет. Но одно-то было вполне очевидно Ефиму: он Наташе
нравился, пожалуй, больше всех этих.
Поэтому, уверенно ведя ее под музыку старомодного вальса, он, сохраняя
на лице полную индифферентность, слегка пожал ее руку. И тотчас получил
ответное пожатие.
"Антонина, конечно, давно спит и видит десятый сон..." - невпопад
подумал Ефим.
После танцев пили кофе, артист опять порывался читать, но его не
слушали, начали расходиться. Одеваясь, Наташа посмотрела на Лаптева, и он
сразу ее понял.
На улицу они вышли вдвоем, сбежали по лестнице, пока другие гости,
галдя, пытались вызвать лифт. Было еще темно, падал снег. Наташа тихо шла
рядом мелкими из-за высоченных каблуков шагами. Ефим нарочно не взял ее
под руку, хотел посмотреть, что будет. Но она не решалась, шла,
помалкивала. Ждала.
Ефим понимал это и ломал голову: не предложишь - обида будет
смертельная, а как предложить?.. Видела бы его сейчас Светлана - идет по
улице мужчина, которым она пренебрегла, которого за человека не посчитала,
использовала, чтобы кому-то там насолить, а насолив, тут же и выкинула,
как пустую папиросную пачку, идет он по улице и ведет к себе домой такую
красотку, на которую все оборачиваются, - вон, парень с гитарой аж шею
вывернул, а сам, между прочим, с дамой.
- Куда это ты, Фима, заруливаешь? - вдруг каким-то сонным голосом
спросила Наташа. - Мне, например, налево.
"Обиделась, - понял Ефим, - девушки любят, чтобы им говорили слова, а
то потащил к себе ночевать, как будто это само собой разумеется. Пусть они
в душе давным-давно согласны, а все равно надо делать вид, дать
возможность поломаться, так, слегка, для самоуважения..."
- Наташа, - четко произнес он, останавливаясь и беря ее за руку, -
Наташа, я прошу тебя стать моей любовницей.
Чего угодно мог ожидать Лаптев в ответ на свое предложение: сдержанной
стыдливости, притворной обиды - мол, "я вам не такая", - деловитого
согласия и даже смущенного отказа - мало ли какие могут у девушки быть
обстоятельства, - но того, что произошло, он уж никак не предвидел и даже
в первую минуту решил, что Наташа, скорее всего, сошла с ума.
Секунду она широко открытыми глазами смотрела на него, потом взялась за
грудь, тихо сказала: "Ой, не могу", зашаталась, потом затряслась,
согнувшись, и слезы потекли по щекам, смывая синюю тушь.
- Ну, ты даешь! - повторяла она. - У-ми-ра-ю...
Лаптев испугался как следует: дура, казалось, сейчас упадет на тротуар
и забьется в конвульсиях. Он стоял молча и оцепенело ждал.
Наташа внезапно прекратила свою пляску святого Витта, судорожно
вздохнула и, аккуратно промокнув ресницы носовым платком, тихо спросила
Лаптева:
- Так ты говоришь - "стать"?
Тут припадок повторился, но продолжался на сей раз недолго и без слез.
Однако Ефим успел за это время прийти в себя и решить, что - пошла она на
фиг, неврастеничка, он, можно сказать, из джентльменских соображений, он
вообще любит другую женщину... И при этом рисковал, потому что а вдруг бы
она согласилась? Возник бы роман между начальником и подчиненной, что, как
говорится, совсем не способствует... Тем не менее он на это шел, а она,
вместо того чтобы оценить, устроила идиотскую истерику.
- Неплохо бы иметь чувство юмора, Наталья Николаевна, - сказал он
ядовито, - ха - шутка! В смысле - смех.
- Это другое дело, - очень серьезно и как бы даже с сочувствием сказала
Наташа, - надо предупреждать в таком случае.
Всю остальную дорогу они молчали, иногда Наташа искоса поглядывала на
Ефима и сразу отворачивалась.
"Поздно, матушка, - мстительно думал он, - все понимаю: жалеешь, что
глупо себя вела, надеешься, что я это замечу. А я - не замечу. Таких
красоток на Невском - штакетником, только свистни - любая прибежит".
Лаптев так никогда и не узнал, разболтала Бессараб в институте про этот
инцидент или нет. Могла, конечно, разболтать, чтобы похвастаться. Но могла
и промолчать, если рассчитывала, что Ефим повторит свое предложение.
Девчонка просто набивала себе цену, не в любовницы к нему она метила, а
замуж!
Рыбаков после встречи Нового года стал называть Ефима "герой-любовник",
вечно подмигивал, отпускал рискованные шутки, решил, очевидно, что у
Лаптева с Натальей что-то было. Ну, как же - танцевали, ушли вместе.
Счастливый человек - все-то у него просто и понятно, а на самом деле
ничего не просто и совсем не понятно - ведь живет же где-то на своем Урале
Светлана. Как живет? Что делает? Если верить теории Эмиля про любовь,
похожую на скафандр, и про силовые линии, которые отгоняют неприятности,
то, надо думать, живет она хорошо...



8

В январе события помчались друг за другом с пугающей скоростью.
Десятого числа Лаптеву дали "ведущего", а двенадцатого был техсовет по
результатам первого этапа его работы, где Ефим сделал короткое, но весомое
сообщение. Пока говорил, все время видел себя со стороны - как он ходит с
указкой вдоль своих развешанных на стене таблиц и графиков, как уверенно,
без бумажки, рассказывает, как четко отвечает на вопросы. А что ему, в
самом деле, путаться и мандражить? Реакция с металлическим натрием впервые
пошла у него, у Лаптева. Впервые.
Естественно, все последующие выступления были на тему "наш большой
успех", в заключение выступил начальник и час говорил, тоже напирая на
"мы", "наша" и "у нас", строго судить его за это не стоит - все мы люди,
все человеки, у всех честолюбие.
После техсовета жали Лаптеву руку, даже Мустыгин, хотя он половину
времени провел в коридоре - в просторном зале техсовета ему то и дело
становилось душно и страшно, и он выбегал за дверь подышать. Рыбаков,
любящий, как известно, быть женихом на всех свадьбах, по случаю успеха
лучшего друга вырядился в кожаный пиджак, подарок американца. Лаптеву он
сказал, что считает для себя большой честью служить с ним в одном офисе, и
надеется, что будущие биографы этого замечательного ученого упомянут
где-нибудь в сносках и его, Рыбакова, скромную фамилию. С этого дня вместо
"героя-любовника" Лаптев для него стал "то академик, то герой".
Восемнадцатого января Ефиму Федосеевичу было предложено начать
потихоньку оформлять командировку в Москву - конференция открывалась
первого февраля. Володя Рыбаков обещал все хлопоты с билетами на "Стрелу"
и с гостиницей взять на себя. "Устроимся в Советской, у меня там
приятельница администратором, не таскаться же через весь город куда-нибудь
на ВДНХ". Несчастный Мустыгин, вздыхая, ехать отказался, он не только в
клетушке купе, но даже в салоне ТУ-134 чувствовал себя как в гробу.
Когда замдиректора подписал командировочное удостоверение, а доклад,
любовно перепечатанный Наташей, был выучен почти наизусть, Лаптев счел
своим долгом позвонить Эмилю. Тот отнесся к его звонку как-то кисло, к
себе не позвал, о делах не спросил, зато настырно интересовался Динкой:
как она, сколько гуляет, что ест и т.д. и т.д. Ефим, подавив раздражение,
подробно ему отчитался, и "доктор" сказал:
- Плохо. Прогулку необходимо увеличить минимум на час в сутки, собаке
надо двигаться. Что вы, в самом деле, не можете раз в неделю выехать с ней
за город? Эх вы... "кузнец"...
"Выехать!" Советчик! Да как раз на выходные у Лаптева накапливается
столько дел, что успевай поворачиваться. По хозяйству - это раз, что он,
свалит весь свой быт на Антонину? Хватит того, что она руководит уборкой и
кормлением собаки. С первого января по воскресеньям плавательный бассейн -
это два, потом встречи с приятелями - три, а пригласить знакомую девушку в
кино надо? Все-таки он мужчина, а не только собаковод. А театр и
Филармония? А - читать?
Все это Лаптев, как мог спокойно, объяснил Эмилю.
- Собака гуляет вполне достаточно, три раза в день, - сухо закончил он,
- а уж где - в лесу или в саду, в конце концов, для нее значения не имеет.
Сварливый тон пучеглазого благодетеля, его въедливые вопросы про рыбий
жир, который, дескать, удавись, а ежедневно подливай собаке в миску,
выговор Лаптеву за то, что он ничего толком не знает о собачьем рационе,
так как - о ужас! - передоверил его соседке, идиотские подкусывания - а
какие, мол, такие невероятные спектакли посещает Лаптев и что за
бестселлеры он читает, может быть сказку Пушкина о рыбаке и рыбке? - и
другой подобный нудеж так в конце концов разозлили Ефима, что он, чтобы не
обхамить парапсиха, решил переменить пластинку.
- Как там насчет Красной книги? - спросил он.
- Че-го? - каркнул Эмиль.
- Занесли вы меня в книгу или все еще держите в блокноте, как в
предварилке?
- Какие еще книги? Какие блокноты? - Голос Эмиля звучал брезгливо и
злобно. - Что вы глупости болтаете? Отнимаете только время, а меня люди
ждут!
Неприятный тип. Его, видите ли, люди ждут. Лаптев готов был дать на
отсечение руку, что никаких людей нет, опять вранье. Вот она, плата за
чашку холодного чая и шизофреническую беседу! Если бы у Лаптева не
случился тогда такой неудачный день, он никогда не поддался бы на эту
глупую провокацию. Прямо гангстеризм какой-то! Духовное тунеядство!
Воспользоваться трудной минутой, а потом присосаться, как клещ, дышать
невозможно, будто кто-то держит тебя за горло, давит и нашептывает: "Не
забудь - ты всем мне обязан, ты - в долгу, без меня ты никто и ничто".
Видали - коллекционер благодарностей! А сам? Лаптев безропотно взял у него
абсолютно ненужную собаку, теперь ходит, тратит на выслушивание его
болтовни время - время, которого не то что мало, а нету, элементарно -
нету! Регулярно звонит, наконец. А в ответ - этот нарастающий нажим, это
бесцеремонное влезание в душу. Можно подумать - у него что-то просят или
когда-то просили, сам затеял этот балаган с колдовством и собакой. Как
были вы, Ефим Федосеевич, тряпкой, так, видно, и остались. Не умеете
врезать. Рыбаков сумел бы. И чего же всем кому не лень не садиться вам на
шею? Вот и Антонина Николаевна, та тоже в последнее время стала хуже
татаро-монгольского ига: то советы примется давать, когда ее не просят, то
- куда ходил да с кем ходил. Ей, конечно, скучно, одинокий человек, Лаптев
с Динкой ей вместо семьи, но надо же понимать, бабушка, что у нас с вами
разный уровень и, как ни приятно пить чай в вашем обществе и слушать
склеротические рассказы о детстве, когда "жизнь была светлой, как
родниковая вода", надо и меру знать, не каждый же день, правда?
Тридцать первого января вечером Лаптев должен был выехать в Москву.
Тридцатого ему в институт позвонил киноартист и сказал, что приглашает его
и Рыбакова сегодня к шести часам на студию: будут показывать картину, в
которой он только что отснялся.
- Это еще не официальный просмотр, - сказал артист измученным голосом,
- кроме съемочной группы будет всего человек восемь. Так я жду. И Володьке
передайте.
Не успел Лаптев положить трубку и дойти до своего стола, как его
позвали опять. Услышав голос Эмиля, которому он своего рабочего телефона
никогда в жизни не давал, Лаптев сразу разозлился.
- Зайдите ко мне сегодня вечером, - не здороваясь, отрывисто приказал
Эмиль.
- Сегодня вечером я занят, - холодно и твердо ответил Лаптев.
- Ах так. А если я, допустим, болен? Лежу один, некому сходить в аптеку
за лекарством?
Голос был провокационно-издевательским, сильным и звучным. Болезнью тут
и не пахло.
- Повторяю, я занят.
- Чем, позвольте вас спросить?
Это было уже прямое нахальство. Надо ставить точку. И Лаптев тихо
произнес:
- Вот что, уважаемый эскулап: а не пошли бы вы... Если вам обязательно
требуется плата, я пошлю вам бутылку коньяка Камю. Бандеролью.
В трубке раздались отрывистые короткие гудки.
- Кого это ты послал? - осведомился подошедший Рыбаков. - Крут,
батюшка, крут. В голосе прямо - железный металл.
Лаптев кратко объяснил, что привязался какой-то шиз и набивается в
друзья, малопримечательная история, а вот другое дело - сегодня показывают
фильм, надо быть на студии к шести часам.


Фильм оказался посредственным, а знакомый артист играл в нем просто
плохо - напыщенно и фальшиво. Однако пришлось говорить комплименты и пить
после просмотра водку.
На обратном пути, уже у самого дома, Лаптев Задумался и чуть не
наткнулся на слепого. Слепой был маленький и тщедушный, в затюрханном
пальтеце и шапчонке, наехавшей на самые глаза. Он медленно и как-то совсем
неслышно двигался вдоль дома, шаря рукой по стене. Обычной в таких случаях
палки, которой стучат о мостовую, у него не было, поэтому Лаптев, шагавший
довольно быстро, чуть не сбил его с ног. Но, слава богу, в последний
момент заметил и отпрянул, даже лица не успел разглядеть, мелькнуло что-то
бледное, маленькое, как бы даже размытое. Мелькнуло - и пропало. Лаптев,
не сбавляя шагу, прошел мимо. И вдруг, отойдя на несколько шагов,
вздрогнул. Содрогнулся от непонятно откуда идущего тревожного ползучего
чувства.
"Может, я его видел раньше? Нет. Не помню. Да и какая разница - видел
или нет. Ладно. Сейчас - вывести собаку, потом посмотреть еще раз доклад и
спать. Завтра ехать".
Но противное ощущение не исчезало, скреблось, как мышь, ползало, до
самой ночи шуршало и хрустело челюстями и только во сне отпустило.



9

Пропала собака. Это было непостижимо - вечером Лаптев вывел ее перед
сном; когда вернулся, Антонина Николаевна уже спала - света в ее комнате
не было, - Ефим, как всегда, запер входную дверь на задвижку и крюк, а
утром открыл глаза и не увидел Динки. Ее не было на обычном месте в углу,
и Ефим решил, что псина кусочничает в кухне при Антонине. Однако соседка
все еще спала, а собаки не оказалось ни в коридоре, ни в кухне, ни в
ванной комнате, куда Лаптев заглянул уж так, на всякий случай. Тогда он
подумал, что старуха ночью взяла собаку к себе и теперь вконец
избалованное животное валяется у нее в ногах на кровати. Успокоившись, он
начал бриться, как вдруг услышал из коридора голос соседки:
- Дина! Дина! Бака! Бача моя!
Через секунду в дверь постучали, и Антонина Николаевна, заглянув,
горестно сказала:
- Не хочет. Я ей колбаски приготовила, а она не идет.
- Разве Динка не у вас? - удивился Лаптев.
Потом они искали собаку вдвоем. Заглядывали во все углы, в стенной шкаф
- Антонина Николаевна боялась, что Динка заболела и забилась куда-нибудь:
"Животные, знаете, не любят, чтобы видели, когда им плохо, это у людей все
напоказ".
Очень скоро стало очевидно - в квартире собаки нет.
Лаптев сидел в кухне на табуретке, он уже опоздал на работу, надо
срочно бежать, иначе будет скандал, на десять часов назначено совещание
как раз по поводу его завтрашнего выступления на конференции. Напротив
стояла, скрестив на груди руки, Антонина и, глядя на него с отвращением,
говорила:
- Вы явились вчера поздно ночью, где-то, конечно, выпили, не спорьте,
вы это делаете все последнее время, пошли с собакой гулять и потеряли ее.
Не спорьте!
К ужасу Лаптева, старуха вдруг начала рыдать, у нее дергалась голова и
тряслись руки, но времени на объяснения и утешения у него не было, он
побежал на работу.
Собаку надо будет поискать вечером, наверняка бегает где-нибудь около
дома. Но как она оказалась на улице? Антонина Николаевна так горячо
обвиняла его... минуточку! Не слишком ли горячо?.. Эта ее привычка
проснуться ни свет ни заря и выносить мусор...
Именно сегодня-то как раз и не хватало этой галиматьи с собакой!
Вечером поезд, ничего не собрано.


- Нашли Динку? - вот был первый вопрос, которым встретила Антонина
Николаевна вернувшегося после работы Лаптева. В вопросе звучала
откровенная ненависть и не было смысла - прекрасно видела, что Ефим пришел
один. А ведь перед этим он добросовестно обошел все соседние улицы и
дворы, спрашивал мальчишек и пенсионеров - никто не видел рыжей собачонки
с широкой плоской спиной.
Допрашивать соседку было глупо - как будто она признается! Так что
пришлось Лаптеву с испорченным - очень кстати! - настроением гладить себе
рубашку, собирать портфель, вспоминать, не забыл ли чего, - бритва тут,
зубная щетка тут, папка с докладом... вот болван, чуть не оставил на
столе!
Билет на "Стрелу" он аккуратно убрал в бумажник, туда же - приглашение
на конференцию, пересчитал командировочные. Как будто все, а времени до
поезда еще полно, сейчас восемь, а из дому выходить самое раннее в
одиннадцать. И Ефим решил пойти поискать Динку еще раз. От Эмиля можно
ждать чего угодно, да и старуха со свету сживет из-за этой собачонки.
В прихожей на столике, где телефон, он вдруг заметил записку.
Разлапистым почерком Антонины там было выведено:
"Пока вы вчера пьянствовали, звонила ваша супруга. Будет звонить
сегодня в половине одиннадцатого".
Ну, дела! Объявилась! Потрясенный Лаптев бросился назад в комнату,
кинул пальто на диван и зачем-то выхватил из портфеля электробритву...
Погоди. А что, собственно, произошло? Почему она? Узнала, услышала наконец
про его дела на работе... но ведь она - в Свердловске... Да мало ли кто
мог рассказать?.. Приехала к матери, а тут кто-то видел его на улице с
киноартистом... Спокойно. Возможно, рассказали и про Наташку, был же он с
ней тогда на просмотре, а такие, как она, сразу обращают на себя внимание.
И тогда Светка... Возьмите себя в руки, Ефим Федосеевич! По крайней мере
пусть эти руки не трясутся так мелко и противно. Никакого бритья! Это твой
звездный час, и ты обязан встретить его как мужчина. Не сидеть тут с
бритвой, уставясь на часы, а хладнокровно пойти и отыскать свою собаку,
которую выпустила старая ведьма. Ты - руководитель научной темы, ведущий
инженер... Но она же была в Свердловске...
Лаптев надел пальто и шапку, медленно - руки все-таки еще дрожали -
застегнулся на все пуговицы и твердой походкой вышел из комнаты. Когда он
проходил мимо открытой двери в комнату Антонины Николаевны, оттуда громко
сказали:
- Уезжаю к сестре в Шапки. На неделю. Квартира пустая, пусть обворуют,
мне наплевать!
"Ну и катись!" - мысленно ответил Лаптев.


На улице шел густой вязкий снег, он сразу же залепил пальто и шапку,
начал таять, и холодные струйки поползли по лбу и щекам. Лаптев шел
наугад, даже особенно не глядя по сторонам, смешно было надеяться найти
кого-нибудь в этой снеговой каше. Было уже около девяти, через полтора
часа она позвонит. Ни одного вопроса он не задаст ей. Ни одного упрека.
Спокойно выслушает...
И вдруг Лаптев понял, что идет к нему, к Эмилю. Все верно: вон за тем
поворотом - переулок, где стоит дом в палисаднике. Мысли Лаптева болтались
где попало, а ноги делали дело, вели его по единственному адресу, куда,
скорее всего, прибежала заблудившаяся собака.
- Пожалуй, еще не захочет отдавать, будет нудить, что не уберег...
Когда он вошел в подъезд... там было так темно, лампочка не горела,
свет падал только с улицы и, когда Лаптев открыл дверь, ему показалось -
он видит на каменном полу чуть заметные мокрые следы собачьих лап.
Он долго звонил, потом стучал. Не открывали. Где же этот больной
страдалец? Вчера вон не мог в аптеку сам пойти... Может быть, спит? Лаптев
взялся за ручку и тряхнул дверь, нажал плечом, и она вдруг открылась прямо
в темную прихожую, из которой потянуло нежилым холодом.
- Есть кто-нибудь? - крикнул Лаптев.
Было тихо.
- Хозяин! - еще раз позвал он. Никто опять не откликнулся, но в глубине
квартиры что-то как будто шевельнулось. Скрипнула половица, послышались
шаги, и вдруг из темноты в глаза Лаптеву ударил белый свет карманного
фонаря. Непроизвольно он прикрыл лицо ладонью, а когда отвел руку, фонарь
уже светил мимо него на лестницу. Негромкий и совершенно незнакомый
женский голос спокойно спросил:
- Что вам угодно здесь?
- Я ищу собаку. Вы не видели? Она могла прибежать сюда. Светло-рыжая,
почти желтая, глаза...
Женщина молчала, и Лаптев тоже замолчал. Луч фонаря беспокойно рыскал
по лестничной площадке.
- А где Эмиль? - спросил Лаптев.
- Что такое?! - надменно сказала женщина. - При чем здесь Эмиль? Вы -
кузнец своего счастья. И довольно с вас.
Полоснув Лаптева по лицу лезвием своего проклятого фонаря, она взяла
его за плечо и с неожиданной силой толкнула с порога на лестницу. Дверь
тотчас захлопнулась, грохнул засов, и Лаптев остался один в темноте и
тишине.
"Все в том же духе, - с яростью подумал он, - опять мистерия: мрак,
шаги в коридоре. И привидение с карманным фонарем".
Он вышел на улицу. Снег уже не падал, пахло весной. Пройдя палисадник,
Лаптев оглянулся и вдруг увидел: а дом-то темный, света нет ни в одном
окне. Он всмотрелся, напрягая глаза, - во втором этаже, там, где живет
Эмиль, кажется, открыто окно. А в соседнем нет стекла. И внизу два окна
забиты досками. Мертвый дом, назначенный на слом.
Но постой! Эмиль звонил вчера утром, велел прийти. А две недели назад я
сам ему звонил, сюда, по этому номеру. И осенью заходил. А тут такой вид,
будто все жильцы выехали год назад. Запустение... А та женщина?
И вдруг совершенно явственно услышал далекий собачий лай. Он шел из
черной глубины оставленного дома, и Лаптев бросился назад. Прыгая через
две ступеньки, он мгновенно взлетел на площадку, кинулся к знакомой двери
и навалился на нее. Дверь не подалась. Тогда, не помня себя, почему-то
дрожа всем телом, Лаптев изо всех сил рванул дверную ручку. Он колотил в
дверь ногами, толкал ее, тряс, дергал. Наконец раздался сухой треск, точно
отодрали прибитую гвоздями крышку посылочного деревянного ящика, дверь
распахнулась, Лаптев бросился вперед и сразу ударился о что-то холодное и
твердое. Застонав, он отпрянул, протянул руку, и она неожиданно уперлась в
стену. Не веря себе, Лаптев полез в карман, нашел спички, чиркнул.
Старая кирпичная стена, глухая, тронутая плесенью. Спичка погасла.
Внезапно почувствовав страшную слабость и головную боль, Лаптев
прислонился к этой стене, минуту стоял в темноте, машинально потирая
ушибленный висок, а потом медленно стал спускаться. Голова болела все
сильнее.
На улице он взглянул на часы, было десять, через полчаса позвонит
Светлана, через час ему на поезд... Но она ведь может позвонить и раньше!
Возможно, она звонила из Свердловска, междугородный разговор могут дать в
десять сорок, а могут и в десять пятнадцать... А что, если Антонина
Николаевна передумала ехать к сестре, на ночь глядя?.. Конечно, сперва: "Я
не обязана вести переговоры с вашей бывшей женой", надо попробовать
объяснить, что только всего и нужно - отложить разговор на полчаса.
Неужели откажет? Это - вопрос жизни и смерти, она ведь не зверь в конце
концов, собак вон любит, а тут - человек. Лаптев бежал через улицу к
телефону-автомату.
Он бросил в щель аппарата две копейки, схватил трубку, прижал к уху и
другой рукой потянулся к диску. Но номера набрать не успел. В утробе
аппарата вдруг громко захрипело, как в старых стенных часах, которые
готовятся отбивать полночь, Лаптев замер, держа палец в отверстии диска, а
хрипение внезапно смолкло, и из трубки послышался голос:
- Ну что вам еще, Ефим Федосеевич? - голос был тихим и серым. - Не пора
ли наконец оставить меня в покое? Ходите, ищете... Я устал и болен.
- Эмиль! - закричал Лаптев. - Эмиль, постойте! Где Динка?
- Нет у меня больше сил, поймете вы или нет. Пьян, если уж вам угодно,
- тоскливо сказал Эмиль, - так что извините, если что не так. И, как
честный человек, спешу довести до вашего сведения: болен я тогда не был.
Сказал, чтобы... одним словом - тест. Не нужны мне ваши натужные визиты и
беготня в аптеку с перекошенной физиономией. Все это - эрзац. Коньяк и
ассигнации в коробках с конфетами. Тоска! А я имел в виду совсем другое.
Быть благодарным - это счастье, Ефим Федосеевич, это - как любовь,
простите за банальность... Да что вам говорить! Неудачник я, мистер
Лаптев, карась-идеалист и последний романтик. Дурак, одним словом.
Коллекционирую дырки от бубликов. Ну да ладно... А соседка ваша, которой
вы в данный момент звоните, удаляется от нас с вами в вагоне электропоезда
со средней скоростью восемьдесят километров в час.
- Где собака, Эмиль? Вы слышите? Где Динка?
- Вот кретин: "собака, собака"... А зачем она вам, собака-то?
Некрасивая, старая, лапы короткие, похвастаться нельзя... А я опять
проиграл. Вот и прощайте.
В трубке щелкнуло, звуки вальса "На сопках Маньчжурии" ни с того ни с
сего хлынули в ухо ошеломленного Лаптева. Плавные и округлые, мгновенно
заполнили они до краев стеклянную будку автомата. Ничего уже не пытаясь
понять и объяснить себе, Лаптев вышел на улицу; он опаздывал, вскочил в
первый попавшийся трамвай, проехал три остановки, подождал минуты две
своего автобуса, не дождался, озяб и быстрыми шагами направился через
пустой, заваленный снегом сад к набережной канала.


Незамерзшая вода была черной, белели покатые берега. Ветер усилился,
тряс деревья, стоящие вдоль набережной, только что осевший на ветках снег
пластами съезжал вниз.
Узкоплечая щуплая фигура внезапно выросла перед Лаптевым. Он стоял
посреди тротуара, человек в нелепой шапке, нависшей, как сугроб, над
маленьким бледным лицом. Вчерашний слепой.
Лаптев шагнул в сторону. Слепой - тоже. Безобразные голые веки были
похожи на пельмени. Тонкий голос выговорил:
- Гора с горой не сходятся, Лаптев, а Магомет с Магометом - всегда
сойдутся. Это - как закон.
И тут Ефим понял: он украл Динку, кто еще? Предлагал деньги, целые
пачки, тысячи! Сам не понимая, что сейчас сделает, Лаптев рванулся к
человеку, тот не шелохнулся, только распухшие веки медленно приподнялись и
черные грустные глаза внимательно взглянули на Лаптева. Он сделал еще шаг
навстречу этим глазам, поскользнулся, взмахнул руками и рухнул на тротуар.
Правая нога неловко подвернулась, он дернулся от боли, скрипнул зубами. А
когда, с трудом поднявшись, осмотрелся, никого поблизости не было, только
осыпался с деревьев мокрый снег.
Медленно, прихрамывая на подвернувшуюся ногу, Лаптев двинулся дальше, и
тут снова впереди что-то мелькнуло. Он не мог ошибиться - рыжая шерсть,
острые уши, темные выпуклые, грустные глаза. Мелькнуло, опять мелькнуло...
Он побежал, задыхаясь, хватая открытым ртом мокрый воздух, опять упал,
ударился локтем, вскочил...
Не было впереди никого! Не было.
Тупой, тяжелый, как булыжник, порыв ветра внезапно ударил откуда-то
сбоку, толкнул Лаптева в плечо, сбил с него шапку, и она, крутясь колесом,
покатилась с берега вниз, к воде.
Лаптев сделал шаг с тротуара и тотчас провалился в мокрый снег по
щиколотку. Шапка, на глазах погружаясь, уже плыла по черной воде. Чуть
пошатываясь, ни о чем больше не думая, Лаптев брел к дому без шапки, в
расстегнутом пальто. Останавливаясь, как старик, на каждой площадке,
поднялся по лестнице, опустил руку в карман и тут же вспомнил, что ключ в
бумажнике, что после той истории с дырой он всегда носил ключ в бумажнике
- для верности.
Уже понимая, что сейчас произойдет, он полез в карман пиджака.
Бумажника не было.
Бесстрастная, точно мертвая, выплыла мысль, что Антонины Николаевны
нет, не будет до утра. И завтра не будет. А на часах уже десять тридцать
пять.
За дверью зазвонил телефон. Лаптев вздрогнул. Телефон звонил
непрерывными отчаянными звонками, истошно кричал, задыхаясь, точно на
помощь зовет. И наконец, коротко всхлипнув, затих.
Все кончилось.
Комментарии
Анонимно
Войти под своим именем


Ник:
Текст сообщения:
Введите код:  

Загрузка...
Поиск:
добавить сайт | реклама на портале | контекстная реклама | контакты Copyright © 1998-2020 <META> Все права защищены