/usr/local/apache/htdocs/lib/public_html/book/PXESY/BELETSKY/sonya.txt Библиотека на Meta.Ua Соня
<META>
Интернет
Реестр
Новости
Рефераты
Товары
Библиотека
Библиотека
Попробуй новую версию Библиотеки!
http://testlib.meta.ua/
Онлайн переводчик
поменять

Родион Белецкий. Соня



---------------------------------------------------------------
© Copyright Родион Белецкий
Email: rodion@ns.cnt.ru
Date: 08 Aug 2000
Охраняется законом об Авторском праве РФ
Постановка пьесы невозможна без письменного согласия автора.
---------------------------------------------------------------


(пьеса в двух действиях)


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:


СЕМ Н ОДНОРАЛОВ
Его МАМА
ИВАН
КЛАРА
КАПИТАН ВОЖИКОВ
БАЮН
Спящие


ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

Квартира СОНИ и его МАМЫ. Прихожая, переходящая в большую комнату.
Справа коридор, ведущий на кухню, слева двери во вторую, маленькую комнату.
Входная дверь прямо посередине прихожей.
МАМА с ночным горшком в руках стоит на стуле перед раскрытыми дверцами
антресолей, которые расположены над коридором.


МАМА:(очень громко кричит) Соня! Сонюшка!

МАМА бьет железной крышкой об горшок.

МАМА:(кричит) Соня! Сонюшка! Вставай!

Пауза.

МАМА:(кричит) Соня! Сынок!
СОНЯ:(из глубины антресолей) Который час?
МАМА: Девятнадцать тридцать.
СОНЯ: А день?
МАМА: Суббота. Седьмое число.
СОНЯ: А зачем мне число? Мне число не нужно.

Из глубины антресолей высовывается рука. МАМА передает ночной горшок.
Рука с горшком исчезает в темном квадрате антресолей.


МАМА: Как ты себя чувствуешь?
СОНЯ: Спать хочу.
МАМА: Я тебе курочки нажарила. С корочкой.
СОНЯ: А другого ничего нет?
МАМА: Нет, сынок, нету.

Только теперь голова СОНИ высовывается из антресолей. У него бледное
опухшее лицо. Волосы взьерошенны.


СОНЯ: Ладно, тащи. Буду давиться. Погоди. Заметила, этот придурок
сверху гитару свою ни разу не включал. Даже странно.
МАМА: Ой, Сонюшка, ты же ведь не знаешь, пропал он.
СОНЯ: Вот счастье-то!
МАМА: Жена его молодая к нам приходила. Глаза на мокром месте. В
понедельник, говорит, вышел на площадку лестничную ведро вынести и пропал.
Никто его с тех пор и не видел. Она уже и в милицию ходила - все без толку.
Говорит, что-то с ним страшное случилось. Предчувствие у нее.
СОНЯ: "Предчувствие" - ерунда все это! Погулять он пошел.
МАМА: Да на нем ничего, кроме штанов, не было.
СОНЯ: Плевать на него! Зато мне теперь никто не мешает. Я, мать, снова
эту девушку во сне видел. В белом плаще. Она со мной так ласково
разговаривала, потом подошла ко мне, за руку взяла и... тут, на самом
интересном месте, пропала она и какой-то мужик мерзкий непонятно откуда
появился. Рожа злая. Смотрит на меня, скалится, а сам, представляешь,
детскую коляску качает. Я его спрашиваю, тебе чего надо? А он скалится, и
все качает, коляску-то свою. А потом и говорит мне, хочешь, говорит, мое
радио послушать? И тут ты меня разбудила. Я так и не понял, какое такое
радио?
МАМА: Надо в "соннике" посмотреть.
СОНЯ: Ладно, давай курицу волоки.
МАМА: Бегу, бегу.

В этот момент раздается стук в дверь. МАМА и СОНЯ замирают.

МАМА: Кто там?
ВОЖИКОВ:(за дверью) Участковый.

СОНЯ моментально скрывается на антресолях, МАМА закрывает за ним
дверцы, сходит со стула, отодвигает его к стене, прячет под него ночной
горшок, подходит к входной двери и открывает ее. В квартиру резво забегает
капитан ВОЖИКОВ. На нем милицейская форма, в руках стопка книг с яркими
обложками.


ВОЖИКОВ: Где он?
МАМА: Кто?
ВОЖИКОВ: Ваш сын, Семен Одноралов, седьмой год уклоняющийся от службы в
армии.
МАМА:(заучено, как урок) Сколько лет назад, не помню, собрал вещички и
уехал не знаю куда. И с тех пор ни слуху ни духу, ни письма, ни бандероли. Я
вся измучалась, извелась. Материнское сердце, сами знаете. Ночами не сплю,
все думаю, где он, что с ним, живой ли, здоровый? Время-то нынче...

МАМА замолкает, потому что замечает, что ВОЖИКОВ повторяет ее монолог
слово в слово с теми же интонациями и жестами.


ВОЖИКОВ: Наизусть уже выучил. Где он?
МАМА: Не знаю.
ВОЖИКОВ: А с кем вы только что говорили? Я за дверью все слышал.
МАМА: Это вы телевизор слышали.
ВОЖИКОВ: Телевизор? Подержите книжки.

ВОЖИКОВ сует МАМЕ стопку книг которые принес с собой и быстро
направляется в маленькую комнату.


ВОЖИКОВ:(из комнаты) Телевизор холодный, как собачий нос, это значит,
что его давно не включали.

ВОЖИКОВ выходит из комнаты и спешит по коридору на кухню.

МАМА: Тогда это я сама с собой разговаривала. У меня бывает. Я иногда
сама себе даже анекдоты рассказываю. С бородой.

Со стороны кухни слышится грохот и из коридора появляется ВОЖИКОВ. Он,
морщась, потирает коленку.


ВОЖИКОВ: Кто с бородой?
МАМА: Анекдоты. И сама смеюсь.

МАМА, в доказательство, хихикает.

ВОЖИКОВ: А кому вы столько курицы наготовили?
МАМА: Себе. Я всегда на неделю делаю.
ВОЖИКОВ: Там ее на целый месяц. Кстати, она, эта курица, то есть
кастрюля с курицей с плиты упала. Сама.

Внезапно слышится храп. Видимо СОНЯ успел уже заснуть в своем убежище.

ВОЖИКОВ: Что это?
МАМА: Трубы шумят.


ВОЖИКОВ: И часто?
МАМА: Очень. Может, чайку выпьете?
ВОЖИКОВ: Я прекрасно знаю, что вы его прячете. Думаете, мне надоест
сюда ходить? И не надейтесь! Я не подростковый прыщ, который со временем
исчезает. Я злокачественная, нет, я доброкачественная опухоль!

ВОЖИКОВ забирает у МАМЫ книжки и выходит. МАМА закрывает за ним дверь.
Прислушивается, затем резко распахивает дверь. За ней, согнувшись пополам,
стоит ВОЖИКОВ.


ВОЖИКОВ: Да, я подслушивал. И мне абсолютно не стыдно!

ВОЖИКОВ разгибается и уходит. МАМА закрывает дверь, берет стул,
забирается на него и стучит в дверцы антресолей.


МАМА: Сынок, Сонюшка, отбой. Ушел прыщ, будь он неладен.

МАМА открывает антресоли. Смотрит внутрь.

МАМА: Соня! Умаялся, бедненький.



ЗАТЕМНЕНИЕ. ПРОШЛО ТРИ МЕСЯЦА.

КВАРТИРА СОНИ. Полутьма. Входная дверь открывается и в квартиру заходит
ИВАН - мужчина с бородой. Оказавшись в прихожей, он несколько раз вдыхает
воздух, а затем громко чихает. В квартире пыльно. ИВАН прикрывает за собой
дверь, шарит рукой по стене и, не найдя выключателя, достает из кармана
дворницкой куртки фонарик и зажигает его.

Луч фонарика скользит по прихожей, заглядывает в комнату, в коридор, во
вторую комнату. ИВАН осматривает квартиру. Наконец луч пробегает по дверцам
антресолей, движется дальше, затем возвращается и освещает дверцы.

ИВАН стоящий в углу берет стул, ставит его в начале коридора,
забирается на стул, открывает дверцы антресолей. ИВАН направляет внутрь
антресолей луч фонарика, протягивает вслед за лучом руку и трясет, лежащего
там СОНЮ, еще не до конца понимая, что это человек. Внезапно СОНЯ
просыпается и, увидев незнакомца, громко орет. ИВАН от неожиданности падает
со стула. Сейчас же вскакивает, шарит руками по стене, находит выключатель и
зажигает свет.
.

СОНЯ: Ты кто такой? Ты вор?
ИВАН: Какой же я вам вор, я - дворник. Это надо же, так напугать!
СОНЯ: Ты не из милиции?
ИВАН: Дворник я, дворник. Я снег убираю большой такой лопатой. Это
зимой было, а сейчас я мусор подметаю, веником вожу туда-сюда. Дворник я.
СОНЯ: А мама?
ИВАН: Странно, что вы интересуетесь. Моя мама в деревне живет. Она там
работает. Свое хозяйство. Пять кроликов, одна корова, картошки сорок
соток...
СОНЯ: Где моя мама?
ИВАН: Постойте, вы сын той женщины, которая здесь жила?
СОНЯ: Что значит, жила?
ИВАН: И вы ничего не знаете?
СОНЯ: Нет.
ИВАН: Тогда я вам сочувствую, очень сочувствую.
СОНЯ: Что с моей мамой?
ИВАН: Вы только сильно не расстраивайтесь, пропала она.
СОНЯ: Что ты говоришь, я не понимаю.
ИВАН: Пошла в магазин и пропала. Соседка сумку ее нашла возле лифта,
дверь вашей квартиры была не заперта, все на месте, а мамы вашей нет. Вы не
отчаивайтесь. Может, она к родственникам поехала.
СОНЯ: Она не могла меня бросить.
ИВАН: Да это я просто так сказал, чтобы вас утешить. На самом деле она
наверняка навсегда пропала. И не она первая. Этот же дом проклятым теперь
называют. Сперва учитель с детьми из первого подьезда, потом парень прямо
над вами, затем мама ваша. Почти все кто жили разьехались от страха. Самые
отважные остались. Сколько здесь милиции перебывало, ужас какой-то
СОНЯ: Это когда случилось?
ИВАН: С вашей матушкой? Сейчас точно скажу. У меня на числа память
хорошая. Зимой. Восьмого февраля. Ровно три месяца назад.
СОНЯ: То есть сегодня...
ИВАН: Восьмое мая.
СОНЯ: Я что же, три месяца проспал?
ИВАН: Это меня не касается. Всего хорошего. До свидания.

ИВАН хочет уйти.

СОНЯ: Погоди. Ты зачем приходил?
ИВАН: Ах, да, вы извините, что я к вам без приглашения заявился.
Матушка ваша исчезла, да и вы, мне сказали, где-то скрываетесь. Так что я
думал, что квартира пустует. Все дворники разбежались, не хотят с этим домом
связываться. Я по случаю и нанялся, двор, подьезды убирать. За жилплощадь.
Квартир-то много освободилось. Мне в Жэке сказали, неофициально конечно,
выбирай, говорят, любую. Я ходил, смотрел. Ваша мне понравилась. Думал,
половину вещей в той комнате запру, половину на антресоли, а сам здесь
расположусь. Но раз квартира не пустует....

ИВАН открывает входную дверь.

ИВАН: ...я пойду. До свидания.
СОНЯ: Подожди. Принеси мне горшок, он где-то там, в ванной.
ИВАН: Простите, а вы что, сами не можете?
СОНЯ: Не могу, я ходить не умею.
ИВАН: Вы болеете?
СОНЯ: Не знаю.
ИВАН: Я вам врача тогда вызову.
СОНЯ: У нас телефона нет.
ИВАН: Тогда я вниз сейчас спущусь, там участковый дежурит, он вызовет.
СОНЯ: Нет! Не говори ему обо мне! Он за мной охотится!
ИВАН: В таком случае, извините, я больше ничего не могу для вас
сделать.
СОНЯ: Слушай, мужик, помоги мне, а?
ИВАН: Нет. Простите. У вас свои дела, у меня свои.

ИВАН быстро идет в коридор , и через секунду возвращается с ночным
горшком в руке. Отдает его СОНЕ.


ИВАН: Вот. В остальном, я вам не помощник.
СОНЯ: Да я даже слезть отсюда не смогу!
ИВАН: В этом доме каждый за себя. Извините.

ИВАН выходит из квартиры и закрывает за собой дверь. СОНЯ надевает себе
на голову горшок и утыкается лицом в руки. Плечи его вздрагивают, кажется,
он плачет.


СОНЯ: Мамочка, мама, что же мне делать, мамочка моя...

. СОНЯ несколько раз повторяет эту фразу, а затем затихает, слышно
только, как он всхлипывает. Входная дверь открывается и в квартиру
протискивается ИВАН. Под мышками он несет по скрученному полосатому матрасу.


ИВАН: Как вас зовут?
СОНЯ:(от неожиданности) В смысле?
ИВАН: Ваше имя?
СОНЯ: Семен.
ИВАН: Вот что, Семен, меня зовут Иван. я вам готов подсобить отсюда
спуститься и сам схожу в поликлинику за врачом. Это все, чем я вам могу
помочь.
СОНЯ: Да я не подумав сказал, мне отсюда с пускаться-то нельзя, меня
участковый поймает и в армию сдаст.
ИВАН: Вы что же, там собираетесь всю жизнь сидеть?
СОНЯ: Ничего я не собираюсь. Я есть хочу и спать.
ИВАН: Ладно. Вы спуститесь вниз и мы здесь все решим.

ИВАН раскатывает матрасы на полу, под антресолями, а затем складывает
их пополам.


СОНЯ: Я не могу отсюда прыгать. Я боюсь.
ИВАН: Как же вы сюда забирались?
СОНЯ: Бывший мамин ученик приходил, спортсмен-пятиборец. Он меня за
секунду наверх забросил.
ИВАН: В этом нет ничего страшного. Вы подтянитесь на руках, а я вас
здесь подстрахую. Все, поехали.
СОНЯ: Подождите. Я три месяца терпел.

СОНЯ, сняв с головы горшок, исчезает в темном квадрате антресолей.
Пауза.


ИВАН: Простите за нескромный вопрос. Вы что, парализованный?
СОНЯ:(из глубины антресолей) Нет.
ИВАН: Или, еще раз извините, у вас вместо ног протезы?

СОНЯ резко высовывается с горшком в руках.

СОНЯ: Да ты что?! У меня все ноги на месте. Возьми.

ИВАН забирает горшок у СОНИ и ставит его в углу прихожей. Затем ИВАН
встает на изготовку прямо под антресолями.


ИВАН: Давайте.
СОНЯ: Я боюсь.
ИВАН: У вас руки действуют?
СОНЯ: Немного.
ИВАН: Так помогайте себе руками.
СОНЯ: Не хочу.
ИВАН: Почему?
СОНЯ: Мне страшно.
ИВАН: А маму свою найти хотите?
СОНЯ: Хочу.
ИВАН: Тогда помогайте руками.
СОНЯ: Это ошибка всей моей жизни!

СОНЯ подтягивает себя руками к краю антресолей и падает сверху на
ИВАНА. Тот не выдерживает тяжести, и они вместе валятся на матрасы. СОНЯ
оказывается одетым в пижаму, которая ему заметно мала. На пижаме изображены
гномики.


ИВАН: Вы меня придавили.
СОНЯ: Я знаю, но ничего поделать не могу.

ИВАН кое-как сам выбирается из под СОНИ, встает на ноги, берет СОНЮ
подмышки, тащит, и в конце концов, с трудом сажает на стул в центре
прихожей. ИВАН тяжело дышит.


ИВАН: Вы очень тяжелый. Ну ладно, я пошел за врачом.
СОНЯ: Подождите. Здесь уже были врачи. И не один.
ИВАН: Не понимаю. И что они сказали?
СОНЯ: Сказали, что я здоров.
ИВАН: Ничего не понимаю. Почему же вы ходить не можете?
СОНЯ: Потому что я ни разу не пробовал.
ИВАН: За всю жизнь?

СОНЯ кивает.

ИВАН: Как же так получилось?
СОНЯ: Я спал.
ИВАН: Это что же все... Сколько вам?
СОНЯ: Двадцать пять, по- моему.
ИВАН: Все двадцать пять лет вы спали?!
СОНЯ: Иногда просыпался. Чтобы поесть.
ИВАН: Это же невозможно!
СОНЯ: Почему, возможно.
ИВАН: Дикость какая-то.
СОНЯ: А мне нравится.
ИВАН: А ваша мама?
СОНЯ: Она меня не хотела будить.
ИВАН: Фантастика. А как же школа, например?
СОНЯ: У меня мама учительница, она устроила, чтоб меня не трогали. Я
даже когда родился, не кричал, а спал. Все подумали, мертвеньким родился.
ИВАН: Кошмар какой!
СОНЯ: А я живой, только сплю. Врачей вызывали, те говорят, абсолютно
здоров. Они меня тормошить начали, а мама сказала, не надо! Если спит,
сказала - значит, устал. Пускай спит, еще успеет находиться.
ИВАН: Вот она, материнская любовь! Вредная штука.
СОНЯ: Папа с мамой ругались. Папа все время хотел меня тормошить, а
мама ему не позволяла. Они поэтому ссорились все время. А потом развелись. В
детский сад я не ходил. Школу тоже всю проспал. И дальше тоже самое. Только
вот участковый этот привязался со своей армией. Мама говорит, что он всегда
был мерзким типом.
ИВАН: И как вам, всю жизнь в постели?
СОНЯ: Нормально. Главное, спокойно. Сны разные, красивые. То летаешь,
то еще что- нибудь.
ИВАН: Много я видел на свете, но такое мне даже не снилось.
СОНЯ: Я есть хочу. Посмотри там, в холодильнике.

ИВАН идет в коридор, через секунду возвращается.

ИВАН: В холодильнике пусто.
СОНЯ: Тогда ты мне что-нибудь дай покушать, у тебя же есть наверняка.
ИВАН: Почему я должен вас кормить?
СОНЯ: Потому что я голоден.
ИВАН: Это не причина.
СОНЯ: Значит ты тоже мерзкий тип?!
ИВАН: Нет, я не думаю.
СОНЯ: Ты мерзкий и злой! Я несчастный, бедный, голодный! Я слабый! У
меня пропала мама. Ну и не нужно мне ничего от тебя. Убирайся из моей
квартиры. Я здесь один умру!
ИВАН: Хорошо, сейчас принесу.

ИВАН выходит из квартиры. СОНЯ довольно улыбается и потирает руки.
Открывается дверь, в квартиру заходит ИВАН. В руке он несет бутерброд. СОНЯ
тут же выхватывает у него бутерброд и почти целиком запихивает в рот.


СОНЯ:(жуя) Колбаса?
ИВАН: Колбаса, колбаса.
СОНЯ: Жаль. С ветчиной вкусне....

СОНЯ роняет голову на грудь и моментально засыпает, начиная сразу
громко храпеть.


ИВАН: Эй! Эй! Что с вами?

ИВАН сильно трясет СОНЮ за плечо. Никакого результата.

ИВАН: Заснул. Надо было мне догадаться.

ИВАН наклоняется к уху СОНИ и громко кричит: Эй! СОНЯ не реагирует.

ИВАН: Ну ничего.


ЗАТЕМНЕНИЕ

КВАРТИРА СОНИ. СОНЯ сидит, как и сидел, посередине прихожей на стуле.
Он по- прежнему спит. Матрасов на полу уже нет. В отличие от предыдущей
сцены, прихожая теперь завалена связками хвороста. В углу прихожей стоит
штук пятнадцать длинных деревянных палок. СОНЯ резко просыпается, ежится, и
принимается быстро- быстро тереть руками предплечья. Ему холодно.
Открывается дверь и в квартиру заходит ИВАН. В руках он несет новую порцию
хвороста.


СОНЯ: Почему так холодно?! Здесь было холодно, но это еще можно было
терпеть, но сейчас же здесь жутко, адски холодно! Я даже сквозь сон
почувствовал!
ИВАН: Я открыл окна.
СОНЯ: Зачем?
ИВАН: Проветрить. Здесь душно.
СОНЯ: Быстро закрой и дай мне поесть. Я кушать хочу.
ИВАН: Сейчас принесу. Не волнуйся.
СОНЯ: Хорошо. И что ты такого сюда натаскал? Поджигать, что ли, меня
собираешься?
ИВАН: Сейчас объясню.
СОНЯ: И окна закрой.
ИВАН: Сейчас закрою.
СОНЯ: Сколько я проспал?
ИВАН: Двое суток с лишним суток.
СОНЯ: Пустяки. Я ведь способен на большее, ты же знаешь.
ИВАН: Вчера в первом подъезде еще один человек пропал. Автолюбитель с
третьего этажа. Ночью у его "Шкоды" сигнализация сработала. Он, как был в
трусах, монтировку схватил и вниз побежал. Но до первого этажа так и не
добрался. Исчез. Между первым и вторым, на лестнице, шлепанцы его нашли.
Бедный мужик, а ведь он, как все эти дела начались, из квартиры съехал, на
даче у себя жил. Потом решил вернуться, видит, вроде все нормально.
Последний человек ведь три месяца назад исчез.
СОНЯ: Мамочка. Зачем ты напомнил, и так сердце разрывается! Мамочка
моя! Неси быстро чего-нибудь поесть! И окна закрой, пятый раз уже говорю! И
зачем ты эти ветки сюда притащил?!
ИВАН: Значит так, давайте по порядку. Просто так я вас кормить не
смогу, я сам очень мало зарабатываю. Поэтому могу вам предложить вот что...
руки же у вас действуют?
СОНЯ: Действуют, а на что ты намекаешь?
ИВАН: Я буду давать вам небольшую работу, вы будете ее делать, а я за
это буду вас кормить.
СОНЯ: Какую такую работу?!
ИВАН: Веники вязать. Это очень просто. Эти прутья нужно связывать между
собой и прикручивать вон к тем палкам. Вот этой проволокой.

ИВАН кидает на колени СОНЕ моток проволоки.

СОНЯ: Вязать веники?! Да ты что, смеешься надо мной?!

СОНЯ хватает моток проволоки у себя с колен и запускает им в ИВАНА.

ИВАН: Нет. Я хочу вам помочь.
СОНЯ: Не нужно мне твоей помощи! Забирай свои обглоданные ветки и
убирайся из моей квартиры!
ИВАН: Хорошо.

ИВАН берет охапку прутьев и подходит к входной двери.

СОНЯ: Постой. Закрой окна, а?
ИВАН: Встань и закрой.

ИВАН отворяет входную дверь.

СОНЯ: Да погоди, погоди ты! Я же ни разу в жизни не работал.
ИВАН: Это очень увлекательно.
СОНЯ: Сомневаюсь.
ИВАН: Зря.
СОНЯ: Ты меня воспитывать, что ли, решил?
ИВАН: Нет. Я действительно очень мало зарабатываю.
СОНЯ: Как все это трогательно, сейчас заплачу.
ИВАН: На обед сегодня я у себя на чердаке приготовил шницеля с жареной
картошкой. Есть еще квашеная капуста, а на сладкое вафельный торт. Когда его
режешь на кусочки, шоколадная крошка сыпется на тарелку. Съедаешь свой
хрустящий кусочек, запивая его сладким чаем, стряхиваешь эти вкусные крошки
на ладонь и отправляешь в рот. Затем отрезаешь себе еще кусочек торта...
СОНЯ: Давай свою проволоку!
ИВАН: Возьмите.

ИВАН высыпает на пол хворост, закрывает дверь и обратно бросает СОНЕ
моток.


СОНЯ: Почему ты меня на "вы" называешь?
ИВАН: Ну это вы привыкли хамить, потому что вы в своей квартире, в
своем городе, а я здесь человек чужой. Мне нужно быть вежливым.

ИВАН уходит во вторую комнату. Слышно, как он там закрывает окна. СОНЯ
принимается распутывать проволоку.


СОНЯ: Ты пользуешься моим беспомощным положением и беззастенчиво меня
эксплуатируешь. Но учти, если ты будешь продолжать в том же духе, я стану
кричать и звать на помощь.
ИВАН: Кого, участкового?
СОНЯ: Ах ты...

Но СОНЯ не успевает ничего сказать, потому что в этот момент слышится
стук в дверь.


ИВАН: Кто там?
КЛАРА:(за дверью) Ваня, это я.

ИВАН открывает дверь, в квартиру, легко шагая, заходит КЛАРА -
очаровательная молодая девушка в белом плаще. В руке у нее маленький
чемоданчик.


КЛАРА: Здравствуй, Ваня.

КЛАРА вдыхает пыльный воздух и чихает. Даже это получается у нее очень
мило.


ИВАН: Будь здорова, Кларочка.

КЛАРА целует ИВАНА в шеку. СОНЯ на сто восемьдесят градусов повернул
голову и смотрит на девушку во все глаза.


ИВАН: Ты меня как нашла?
КЛАРА: По веточкам. Поднялась к тебе на чердак, а там закрыто и веточки
на лестнице лежат, я прямо сюда по ним и пришла.
ИВАН: Ты же должна была вчера приехать.
КЛАРА: С бабушкой пришлось сидеть.
ИВАН: Что с ней?
КЛАРА: Приболела чуть-чуть. Врача вызывали. Он сказал, что это опять
давление. Но сейчас она уже нормально себя чувствует.
ИВАН: Ох, мне эта старушка! Каждый день она умирает. А у самой здоровье
железное. Она еще всех нас переживет.
КЛАРА:(ИВАНУ) Ты на нее так злишься, потому что она часто оставляет
свои зубы в твоей любимой кружке.
ИВАН: Чего там, это уже стало в порядке вещей.
КЛАРА: (ИВАНУ) Надо быть терпимей к людям, и особенно, к родственникам.
(СОНЕ) Здравствуйте. Простите, за то, что мы позволили себе устроить здесь
небольшой семейный скандал.
СОНЯ: Добрый вечер.
ИВАН:(СОНЕ) Сейчас восемь утра.
СОНЯ: Доброе утро.
ИВАН: Семен, это Клара, моя любимая жена. Клара, это Семен, хозяин
квартиры. Мы недавно познакомились, но он уже любезно предложил мне пожить у
него.
СОНЯ:(задохнувшись от возмущения) Что?!
ИВАН: Думаю, если ты его хорошо попросишь, он тоже приютит тебя, на
время твоих экзаменов.
КЛАРА: Мне кажется, он будет не очень рад, если я останусь. Придется
жить у тебя на чердаке.
СОНЯ: Что вы, я с удовольствием... я наоборот, буду счастлив, если
вы... останетесь.
КЛАРА:(СОНЕ) Спасибо. Здесь у вас очень уютно, правда, немножко пыльно.
Но я обещаю, сегодня после обеда вас ждет мокрая уборка. Я знаю, что для
мужчин это настоящий переворот в жизни, поэтому приготовьтесь. (ИВАНУ) А
сейчас я пойду в магазин, и куплю нам чего-нибудь к завтраку. (СОНЕ) Где у
вас здесь "продуктовый"?
СОНЯ: Понятия не имею.
КЛАРА: Ничего, сама найду. Вещи оставлю здесь.(ИВАНУ) Кстати, бабушка
передала тебе электрическую бритву, она в чемодане. (СОНЕ) До встречи.

КЛАРА выходит.

СОНЯ: Да ты что, как же ты мог ее сюда позвать?! Ты что, хочешь, чтобы
она тоже пропала?!
ИВАН: Думаете, она у меня спрашивала? Выслала телеграмму: "Приеду
вторник зпт остановлюсь у тебя тчк". Вот и приехала.
СОНЯ: Она что, ничего не знает?
ИВАН: Нет.
СОНЯ: Надо ей срочно отсюда уезжать. Надо ее в эту, как она там
называется, гостиницу поселить.
ИВАН: Знаешь, какие сейчас гостиницы дорогие! Ничего, авось обойдется.
СОНЯ: Как это "обойдется"?! Ты меня поражаешь?! Как можно быть таким
легкомысленным по отношению к своей собственной жене! Как можно быть таким
беспечным, аж зло меня берет. Даже есть расхотелось! Учти, я ей все
расскажу, когда она придет!
ИВАН: Нет, вы ей ничего не скажете, потому что она мне после этого ни
секунды здесь остаться не позволит.
СОНЯ: А тебе что, медом здесь намазано?
ИВАН: Представьте себе. Три дня поживет, авось ничего с ней не
сделается, а мне зато квартиру обещали после года работы.
СОНЯ: Уж не мою ли?
ИВАН: Нет. В соседнем доме.
СОНЯ: А ты и рад женой пожертвовать, за поганую жилплощадь!
ИВАН: Вы меня лучше не оскорбляйте!
СОНЯ: А то что? Что? Ударишь инвалида?

Раздается стук в дверь. СОНЯ показывает пальцем на ИВАНА, чтобы тот
спросил.


ИВАН: Кто там?
ВОЖИКОВ:(за дверью) Участковый.

СОНЯ бледнеет, руками и головой он показывает ИВАНУ, что его нет.

ИВАН: Одну минуту.

ИВАН отодвигает стул с СОНЕЙ к стене и начинает забрасывать его ветками
для веников. Сделав из СОНИ кучу хвороста, ИВАН открывает дверь. В прихожую,
в своей энергичной манере, заходит ВОЖИКОВ с пачкой детективов в руках.


ВОЖИКОВ: А, дворник. Подержи книжки.

ВОЖИКОВ вручает ИВАНУ стопку книг, а сам встает посередине прихожей и
осматривается.


ИВАН: Доброе утро.
ВОЖИКОВ: Это что?
ИВАН: Ветки.
ВОЖИКОВ: Ветки? Интересно.
ИВАН: Для веников.
ВОЖИКОВ: Для веников? Еще интереснее. Посторонних не видел?
ИВАН: Нет.
ВОЖИКОВ: Хозяин квартиры не появлялся?
ИВАН: Нет.
ВОЖИКОВ: А с кем же ты тогда здесь разговаривал? Скажешь, это
телевизор?
ИВАН: Нет. Не телевизор.
ВОЖИКОВ: Может быть, это ты сам себе анекдоты рассказывал? С бородой.

ВОЖИКОВ указывает на бороду ИВАНА, и сам смеется собственной шутке.

ИВАН: Нет. Это вам послышалось.
ВОЖИКОВ: Что такое?!
ИВАН: Видите, у вас что-то со слухом. Сейчас мы проверим.

ИВАН отходит на несколько шагов.

ИВАН: Я очень тихо скажу слово, а вы должны его повторить.

ИВАН что-то шепчет.

ВОЖИКОВ: Ты сказал "троллейбус", правильно?
ИВАН: Верно.
ВОЖИКОВ: Со слухом у меня все в порядке. А вот мы проверим, как у тебя
со зрением.

ВОЖИКОВ стряхивает с кучи у стены хворост и становится видна бледная
голова СОНИ.


ВОЖИКОВ: Видишь вот это?
ИВАН: Вижу.
ВОЖИКОВ: И кто это?
ИВАН: Человек.
ВОЖИКОВ: Отличное зрение! (СОНЕ) Доброе утро, человек, хорошая погода,
не правда ли? Вы отлично выглядите. Где же вы прятались все эти годы? А я
ведь так мечтал с вами встретиться. И вот моя мечта сбылась! Что вы на меня
так смотрите? Я понимаю, вы соскучились. Могу сказать, что я тоже сильно по
вас скучал. Ночей не спал. Ну ладно, это все была тонкая ирония, а теперь
будем говорить серьезно. Одевайся, да поживее. Не бойся, мы не пойдем с
тобой в военкомат. Мы с тобой пойдем прямо в отделение милиции. Я вот что
думаю, ты связан, со всеми этими исчезновениями.
СОНЯ: Я?!
ВОЖИКОВ: И не вздумай бежать! Ты попался. У меня на преступников нюх! У
меня седьмое чувство!
ИВАН: Шестое.
ВОЖИКОВ: Да, шестое. Как увижу нарушителя закона, сразу что-то такое
неприятное чувствую. Отвечай, где ты прятался все это время?
СОНЯ: Здесь.
ВОЖИКОВ: А теперь отвечай, негодяй, куда ты дел трупы?!
СОНЯ: Какие трупы?
ВОЖИКОВ: И не прикидывайся ребенком, парень. Это бледное, опухшее лицо
- это лицо серийного маньяка-убийцы!
ИВАН: Капитан, вам надо поменьше читать детективов. Он не убийца.
ВОЖИКОВ: Молчи, дворник.
ИВАН: А я не дворник.

ВОЖИКОВ поворачивается к ИВАНУ, а тот достает из кармана красную
книжечку и показывает ее ВОЖИКОВУ. На Вожикова книжка действует, как удав на
кролика. Он пятится назад, натыкается на СОНЮ и чуть не садится ему на
колени, когда ИВАН, на его глазах, снимает накладную бороду.


ВОЖИКОВ: Не может быть, двухтысячное управление. То самое?

ИВАН кивает.

ИВАН: Никому ни слова. Я по-прежнему дворник. Вы по-прежнему кто?
ВОЖИКОВ:(не успевает так быстро соображать) Кто я?
ИВАН: Вы стюардесса.
ВОЖИКОВ: Не понял.
ИВАН: Жаль, что у милиционеров нет чувства юмора. Вы участковый. Мы
здесь инкогнито расследуем эти преступления, вы нам помогаете. Задачи ясны?

ИВАН приклеивает обратно бороду.

ВОЖИКОВ: В общих чертах.
ИВАН: Это не ответ.
ВОЖИКОВ: Так точно!
ИВАН: Кругом. На охрану дома - шагом марш!
ВОЖИКОВ: Есть!

ИВАН отдает ВОЖИКОВУ книжки и тот строевым шагом выходит из квартиры и
закрывает за собой дверь.


СОНЯ: Значит, она не твоя жена?
ИВАН: Клара - моя коллега.
СОНЯ: Ты не представляешь, как ты меня обрадовал.

Но ИВАН уже не слушает его. Он направляется к чемоданчику, который
стоит тут же.


ИВАН: Так, посмотрим, что за бритву передала мне бабушка.

ИВАН встает на колени, открывает чемоданчик, перебрасывает внутри него
какие-то цветные тряпки, и вытаскивает коробку из под электрической бритвы.
ИВАН встает на ноги, любовно обтирает коробку, затем открывает ее и достает
оттуда блестящий пистолет. Вертит пистолет в руках, проверяет, перезаряжает,
вынимает и вставляет обойму, целится, смотрит в дуло.


ИВАН: Вот старая калоша, могла бы смазать бритву-то.

ИВАН засовывает пистолет за пояс, а коробку убирает в чемодан.

СОНЯ: Скажи, ты что, меня тоже подозревал?
ИВАН: Прежде чем кого-то подозревать, мы должны его проверить.
СОНЯ: И что же, ты меня проверил?
ИВАН: Проверил, проверил. Вы здесь не при чем.
СОНЯ: А как ты понял?
ИВАН: Вид у вас очень сонный. Шучу. Сперва, когда увидел, подозревал,
думал, с чего это вы прячетесь. Потом, оказалось, что вы про матушку вашу
ничего не знаете. Но насчет этого вы могли и обмануть.
СОНЯ: Я правда не знаю, где она!
ИВАН: Я верю, верю. Самое главное, вы ходить не умеете, а если даже и в
этом вы меня обманываете...
СОНЯ: Не умею, честное слово!
ИВАН: Я верю. Так вот, когда автолюбитель пропал, вы здесь были, это я
точно знаю. Значит, вы тут не при чем.
СОНЯ: А зачем все эти ваши затеи с вениками?
ИВАН: А вот веники нам действительно нужны. Я бы сказал, веники нам
нужны как воздух. Да и вам размяться, после спячки не помешает, я так думаю.
Вы, кстати, продолжайте, не останавливайтесь. А я опять начну все сначала.

СОНЯ вздыхает и принимается проволокой скручивать ветки в пучки, а ИВАН
подходит к углу, где стоят палки для веников, берет одну из них и неожиданно
разворачивает. Палка оказывается свернутой в узкую трубочку большой картой
дома в разрезе. ИВАН пришпиливает карту на стену.


ИВАН: Сначала пропал учитель с детьми. Первый подъезд. Пятый этаж.
Девятнадцатая квартира. Это здесь. (ИВАН показывает место на карте) Пропал
ночью. По-видимому, вышел покурить. На лестничной площадке нашли пачку
сигарет и зажигалку. Дети, остававшиеся дома, тоже исчезли. Вещи на месте.
Ни следов, ни отпечатков, соседи никого не видели. Слышали только, как
плакали дети, а потом резко перестали. Но соседи были только рады и спокойно
заснули. Через две с половиной недели пропадает ваш сосед сверху. В три часа
дня, пошел вынести ведро и растворился. Ведро есть, а человека нет. И опять
никто ничего не видел. Через четверо суток пропадает ваша матушка. Соседка в
глазок видит, как она с сумкой выходит из квартиры. Соседка хочет дать вашей
маме деньги, чтобы та купила ей кефира. Соседка спешит к вешалке, где в
кармане плаща у нее лежит кошелек, она берет деньги, возвращается, отпирает
дверь, немного задерживается, потому что замок у нее заедает. Соседка
открывает дверь, но не находит вашей мамы на лестничной площадке. Возле
лифта стоит хозяйственная сумка. Входная дверь вашей квартиры распахнута
настежь. Лифт в тот день был сломан. Соседка думает, что ваша мама ушла,
забыв закрыть дверь и без сумки. Она зовет ее, крича в лестничный пролет, но
никто ей не отвечает. Соседка, наученная горьким опытом, бежит звонить в
милицию. Простите, возможно, своим рассказом, я делаю вам больно.
СОНЯ: Ты же не остановишься, если я скажу, что я тебя не прощаю.
ИВАН: Не остановлюсь. Потому что я хочу, чтобы вы внимательно меня
слушали.
СОНЯ: Зачем?
ИВАН: А вдруг вы мне поможете? Вдруг вам что-нибудь придет в голову?
СОНЯ: Сомневаюсь. Кроме снов, мне в голову никогда ничего не приходило.
ИВАН: А вдруг. Итак, продолжим. Через три месяца после исчезновения
вашей мамы пропадает автолюбитель. Опять первый подъезд. Девятая квартира.
Около трех ночи срабатывает сигнализация. Он в трусах в майке и с
монтировкой в руке выходит из квартиры. Его жена смотрит в окно, ожидая
увидеть мужа выходящим из подъезда. Муж из подъезда не выходит, он словно
растворяется в воздухе. Люди исчезают неизвестно куда. Пропавшие никак не
связаны между собой. Родственники ничего о них не знают. Мы, кстати,
говорили и с вашей тетей Тамарой.
СОНЯ: И что?
ИВАН: К сожалению, ваша мама к ней не приезжала. Народ вокруг упорно
твердит, что все дело в доме. Что он заколдован, проклят, и тому подобная
дребедень. Парапсихологи со своими рамками со всей страны начинают
съезжаться. Бред какой-то! Тем не менее, дом. Посмотрим на него безо всяких
фантазий. Обыкновенный старый дом. Построен в тридцать пятом году.
Архитектор Чичевичкин. Семь этажей, четыре подъезда, чердак, подвал. После
второго исчезновения за домом ведется круглосуточная слежка, но ни ваша
мама, ни автолюбитель пределов дома не покидали. Это что же - выходит они, а
может, и все пропавшие до сих пор находятся где-то внутри здания. Но где?
Дом прочесан с чердака, до подвала.

Входная дверь открывается и в квартиру заходит КЛАРА с сеткой в руке.

КЛАРА: Дорогой, я купила пирожных с кремом, десять штук. Они у меня в
сумке и ждут, чтобы их подали к чаю.
ИВАН: Клара, Семен знает, кто мы.
КЛАРА:(почти тем же тоном) Товарищ майор, оперативная группа в
количестве десяти человек собралась у дома номер семь и ждет ваших
приказаний. Все в форме дворников, как вы велели.
ИВАН: Хорошо, Клара, дайте мне подумать. Всего несколько минут.

ИВАН отходит в сторону и начинает мерить шагами прихожую, разбрасывая
ногами ветки.


КЛАРА:(СОНЕ) Представляете, я сегодня поднялась в пять часов утра. День
только начинается, а я уже так устала. Вы не уступите мне место?
СОНЯ: Я бы с удовольствием, но...
КЛАРА: Вы тоже устали?
СОНЯ: Нет.
КЛАРА: Может быть, вы плохо воспитаны?
СОНЯ: Очень может быть, но дело не в этом. Я, понимаете ли, чисто
физически не в состоянии подняться с этого стула.
КЛАРА: Простите меня - вы, наверное, очень больны.
СОНЯ: Да нет же, я абсолютно здоров, я просто ни разу в жизни не стоял
на своих ногах.
КЛАРА: Разве так бывает?
СОНЯ: Как видите.
КЛАРА: А почему не стояли?
СОНЯ: Потому что спал я всю свою жизнь, спал, дрых без задних ног,
понятно?!
КЛАРА: Вы хотите сказать, что вы никогда не бегали с кем-нибудь
наперегонки под горку, так чтобы ветер свистел в ушах, чтобы ноги не
поспевали за вами, чтобы сердце замирало, когда вы вдруг понимаете, что не
можете уже сами остановиться?
СОНЯ: Нет, я не бегал, ни так, чтоб замирало, ни вообще...
КЛАРА: Неужели вы хотите сказать, что никогда не гуляли поздней осенью
по старому парку? Когда вчера ударил первый мороз, а сегодня ты идешь по
покрытым легким инеем листьям и чувствуешь, что с каждым шагом грусть
покидает тебя?
СОНЯ: Нет. Не гулял и не чувствовал.
КЛАРА: Вы никогда не стояли под часами и не ждали любимого человека?
СОНЯ: Говорю вам, нет! И перестаньте меня допрашивать!
КЛАРА:(немного обиженно) Хорошо.

Пауза.

СОНЯ: Вы давно служите в милиции?
КЛАРА: Наш отдел работает отдельно от милиции. Мы не ходим в форме.
Снаряжение и оборудование у нас сильно отличается от того, что у них. И
работа у нас другая, немножко интереснее.
СОНЯ: Да я уж вижу.
КЛАРА: У меня у самой нет детей, зато у моей двоюродной сестры есть,
мальчик по имени Алеша. Он, когда родился, только спал и кушал, и так десять
месяцев, а потом вдруг неожиданно встал и пошел. Затопал на своих маленьких
ножках, да так резво, что его никто остановить не смог. Мне кажется, ему
просто надоело лежать, и он сам себе сказал, нет, тогда он еще говорить не
умел, он просто подумал: чего это я лежу, ведь так я не смогу увидеть
ничего, кроме своей кроватки.
СОНЯ: Я представляю себе, сколько раз он падал и больно ушибался.
КЛАРА: Но опять вставал и шел дальше. Мне кажется, вы тоже готовы
сделать первый шаг.
СОНЯ: Мне так совсем не кажется.
КЛАРА: Я вам помогу. Маленький Алеша опирался на такой специальный
манежик с колесиками, а вы обопретесь на меня. Попробуйте. Возьмите меня за
руку. Встаньте.

КЛАРА протягивает СОНЕ руку.

СОНЯ: Нет. Я не хочу, то есть я не могу. Я очень занят. У меня важное
задание.
КЛАРА: Я вас прошу.
СОНЯ: Не нужно меня просить.
КЛАРА: Дайте мне свою руку. Не бойтесь.
СОНЯ: Я не боюсь, мне нужно веники вязать.

ИВАН перестает ходить взад вперед и резко останавливается на месте.

ИВАН: Не нужно. Слушай мою команду. Веники отменяются.
СОНЯ: Жаль, а я уже так приноровился...
ИВАН:(говорит, обращаясь преимущественно к КЛАРЕ) Я решаю вот
что: продолжать наружное наблюдение бессмысленно и преступно.
КЛАРА: Но как же ребята оперативники, они уже все переоделись и ждут
только, когда им раздадут метлы, чтобы расставили их по местам.
ИВАН: Я же сказал, все это отменяется. Мне не нравится этот дом, но я
ничего не могу с этим сделать. Ждать, когда исчезнет еще кто-нибудь и
надеяться на то, что мы сможем помешать этому, глупо и опасно. Значит так,
приказ будет такой: немедленно выселить из дома всех тех, кто остался,
оцепить дом, еще раз обыскать его сверху донизу. Может быть, это и не даст
никаких результатов, но за людей я буду спокоен. Надо было сделать это
гораздо раньше! Последний пропавший человек все равно остается на моей
совести.
КЛАРА: Но вы представляете, какой это будет шум: выселяется дом, в
самом центре города.
ИВАН: Представляю и не боюсь никакого шума.(цитирует по памяти)
"Бермудский семиэтажник"! Газеты и так только об этом и пишут. Все,
выполняйте приказ.
КЛАРА: Есть. (КЛАРА вытаскивает из кармана щетку-расческу и говорит в
нее
) На сегодня дежурство отменяется. Общий сбор в управлении через два
часа.

КЛАРА причесывается и убирает щетку обратно в сумку.

ИВАН: Сейчас мы с тобой едем в префектуру. Там, я думаю, проблем не
должно быть, самое сложное будет с народом разобраться, у нас же люди, сама
знаешь, обязательно им не понравится то, что ему взамен его квартиры дадут.
Пусть в его доме люди неизвестно куда деваются, но у него там прихожая в
квартире была на пол метра длиннее. Такая головная боль предстоит. Ладно,
пойдем.
СОНЯ: Подождите.
ИВАН: Ах, да, с вами я вот что решаю, я за вами машину пошлю, и вас в
городской центр реабилитации инвалидов отвезут. Там процедуры, массаж - в
общем, отличное место.
СОНЯ: Подождите!
ИВАН: Ну чем вы еще не довольны?
СОНЯ: Я хотел сказать, то есть я вспомнил: моя мама мне когда-то давно
рассказывала, что когда она была маленькой девочкой, они с подружками лазили
в подвал. Но не в тот подвал, который под первым этажом, а там еще один
подвал есть, сбоку и пониже. Мама говорила, они когда маленькие были
обнаружили под подвальной лестницей люк и ступеньки, они в сторону уводили,
и ты оказывался в большом помещении. Мама говорила, там раньше был мебельный
склад.
ИВАН: Интересно. Так где этот люк, под той лестницей, что в подвал
ведет?
СОНЯ: Наверное, точно не знаю. Я там не был.
ИВАН: Очень интересно, а на карте никакого второго подвала нет.
СОНЯ: Мама говорила, он от старого дома остался, который на этом месте
стоял, и который снесли.
ИВАН:(КЛАРЕ) Приказ временно отменяется. Я должен проверить этот
мифический второй подвал. Если он, конечно, там есть.
СОНЯ: Есть. Мама говорила.
КЛАРА: Я пойду с вами.
ИВАН: Отставить. Не женское это дело - по подвалам лазить. Вы
останетесь здесь. Начали с ним проводить лечебно-оздоровительные процедуры,
вот и продолжайте в том же духе. Если что...

ИВАН наклоняется к чемодану, открывает его и вытаскивает оттуда большой
будильник. Закрывает чемодан, ставит его сверху.


ИВАН:(КЛАРЕ) Если что со мной случится, я успею сигнал передать, и он
зазвонит.

ИВАН нажимает на пуговицу комбинезона и будильник звонит.

ИВАН: Тогда уж все по плану "Ю-8".

ИВАН направляется к двери.

КЛАРА: Осторожнее, пожалуйста.
ИВАН: Второй год работаете и все, как маленькая. Я же на подвал иду
взглянуть, а не террориста брать.

ИВАН выходит и закрывает за собой дверь.

КЛАРА:(СОНЕ) Он очень смелый. И очень добрый. Когда я только пришла на
эту работу, он не стал смотреть на меня свысока, а научил всему тому, что
умел сам. И я ему за это очень благодарна.
СОНЯ: Да я уж вижу, как вы за него беспокоитесь.
КЛАРА: У нас опасная работа, и мы просто обязаны поддерживать друг
друга.
СОНЯ: Вы отлично исполняете свои обязанности.
КЛАРА: Я не понимаю, что вы имеете в виду, а если и понимаю, то все
равно обижена тоном, которым все это сказано.

КЛАРА, чуть-чуть манерно, отворачивается от сидящего на стуле СОНИ.

СОНЯ: Эй, на меня нельзя обижаться. Я же как медведь после спячки, мало
чего соображаю. Вы уж меня извините.

КЛАРА сейчас же поворачивается к обратно к СОНЕ.

КЛАРА: Хорошо. Я вас прощаю. А теперь давайте учиться ходить. Протяните
мне вашу руку.
СОНЯ: Вы это делаете по приказу?
КЛАРА: Опять?!
СОНЯ: Все, я молчу.

КЛАРА крепко берет СОНЮ за руку.

КЛАРА: Прежде всего, вы должны очень-очень захотеть встать на ноги.
СОНЯ: Я боюсь.
КЛАРА: Чего?
СОНЯ: Вернее, я не понимаю. У меня с самого детства, так уж повелось,
есть несколько определенных желаний: поесть, поспать...
КЛАРА:(перебивает его) Не обязательно перечислять их все.
СОНЯ: Вот. Но это желания естественные. Я без них не могу. А желания
вскочить и побежать куда-нибудь сломя голову у меня никогда не было, и слава
Богу, потому что от этого, насколько я знаю, одни неприятности. Вы меня
понимаете?
КЛАРА: Понимаю, понимаю. Давайте попробуем по другому.

КЛАРА отпускает Сонину руку, берет с пола сумку, с которой она пришла,
и отходит на несколько метров от стула, на котором сидит СОНЯ,
останавливается, ставит сумку на пол и оборачивается к нему.


КЛАРА: Скажите, у вас не было желания поцеловать меня?
СОНЯ: Что сделать?
КЛАРА: Вы все слышали.
СОНЯ: Когда я вас увидел...
КЛАРА: Давай перейдем на "ты".
СОНЯ: Когда я тебя увидел...
КЛАРА: Так было или не было?
СОНЯ: Было.
КЛАРА: Когда увидел?
СОНЯ: Когда увидел, и сейчас есть.
КЛАРА: И это естественное желание, по-твоему?
СОНЯ: Еще бы!
КЛАРА: Так за чем же дело стало? Вот я перед тобой.
СОНЯ: А ты не можешь поближе подойти?
КЛАРА: Не могу.
СОНЯ: На несколько шагов всего. Трудно тебе, что ли?

КЛАРА стоит, молча смотрит на СОНЮ и отрицательно мотает головой.

СОНЯ: Конечно, над калекой можно как угодно издеваться! Все, иду, иду.

Однако СОНЯ все еще не может решиться.

КЛАРА: В этой сумке, между прочим, на самом деле лежит десять пирожных
с кремом. Подойдешь, получишь их все.
СОНЯ: А, гори все огнем!

Взявшись рукой за спинку стула, СОНЯ начинает подниматься.

СОНЯ: Не могу, сейчас точно разрыв сердца будет.

СОНЯ встает.

СОНЯ: Все, разрыв уже был. Ты только дальше не отходи, хорошо?

КЛАРА кивает головой. СОНЯ стоит, качаясь, затем сосредотачивается,
напрягается и делает шаг по направлению к КЛАРЕ, затем еще один шаг, еще
один... Потом он делает еще несколько очень быстрых шажков и буквально
падает в обьятья КЛАРЫ. СОНЯ целует КЛАРУ в щеку, а затем роняет голову ей
на плечо. Он тяжело дышит.


СОНЯ: Нет, это того не стоило. А теперь пирожные.
КЛАРА: Подожди.

Пауза. СОНЯ и КЛАРА стоят обнявшись.

КЛАРА: Ты отдохнул чуть-чуть?
СОНЯ: Неделю еще отсыпаться буду, не меньше.
КЛАРА: Давай немножко потанцуем.
СОНЯ: Ты моей погибели хочешь?
КЛАРА: Просто подвигаемся, самую малость.

КЛАРА начинает напевать мелодию какого-то вальса, и они с СОНЕЙ
принимаются медленно идти по кругу.


СОНЯ: А ведь ты мне снилась, честное слово. И очень часто. Ты была в
этом самом белом плаще. Но во сне ты не такая красивая, как в жизни. Наяву
ты просто потрясающая! Ты самая лучшая, и еще ты мне очень нравишься.
КЛАРА: Специально говоришь, чтобы смутить меня, да?
СОНЯ: Правда, очень-очень нравишься. А я тебе нравлюсь?
КЛАРА: Не знаю.
СОНЯ: Ты о нем все время думаешь, потому что у него есть пистолет, и он
большой начальник!
КЛАРА: Успокойся, ни о ком я не думаю. Ты мне нравишься.
СОНЯ: А как тебе моя пижамка? Шик, скажи? Отличные гномики, правда? Мне
ее мама купила.
КЛАРА: Немного маловата.
СОНЯ: Мы во сне с тобой летали, взявшись за руки. Прыгали с высокого
холма, покрытого зеленой травой, и вместе летели над каким-то большим лесом,
потом над какой-то широкой и очень прозрачной рекой...
КЛАРА: Правильно, поэтому тебе пижама и мала. Когда человек во сне
летает, он растет.
СОНЯ: Да я не об этом тебе говорю.
КЛАРА: А о чем?
СОНЯ: Давай... это... поцелуемся еще раз. Пожалуйста.

КЛАРА и СОНЯ смотрят друг на друга, собираясь поцеловаться, но в этот
момент громко звонит будильник, стоящий на чемодане. КЛАРА резко
оборачивается к нему. СОНЯ, лишенный поддержки, как подкошенный, падает на
пол.


КЛАРА: Я должна идти.
СОНЯ: Это может быть очень опасно.
КЛАРА: Знаю, но я не имею права бояться.
СОНЯ: Подожди, а я?

Но КЛАРА уже подходит к двери. Перед тем как выйти, она
останавливается.


КЛАРА: Если со мной что-нибудь случится, я успею дать сигнал, и здесь
зазвонит будильник. В этом случае, ты сразу беги к телефону и набирай номер
милиции "О2"; когда там ответят, ты скажешь одно слово: "закуска", запомнил?
СОНЯ: Закуска.
КЛАРА: Это кодовое слово. Тебя соединят с нашим управлением, ты им все
расскажешь, и они пришлют людей. Все, я пошла.
СОНЯ: Подожди, подожди! У меня телефона нет!

Но КЛАРА уже захлопнула за собой дверь. СОНЯ вздыхает, замечает лежащую
на полу сумку и заглядывает в нее. Затем СОНЯ берет сумку и на карачках
ползет обратно к стулу, волоча сумку за собой. Достигнув стула, СОНЯ
забирается на него, ставит сумку себе на колени, засовывает в нее руку,
вытаскивает оттуда коробку с пирожными, открывает коробку и достает пирожное
с кремом. СОНЯ смотрит на пирожное, затем резко кусает его. Съев одно
пирожное, СОНЯ лезет за вторым. Вытащив второе пирожное, СОНЯ с жадностью
засовывает его себе в рот. Глаза его сами собой закрываются, он откидывается
на стуле и засыпает. Коробка с пирожными и сумка, все падает на пол.
СОНЯ заснул, как обычно, очень быстро и крепко. Он храпит, вытянув
ноги, сидя на стуле. Неожиданно звонит будильник. Еще несколько звонков.
Ожидаешь, что, после каждого из них, СОНЯ должен проснуться, но этого не
происходит. Будильник замолкает. Через секунду СОНЯ резко открывает глаза.
Он смотрит на будильник.


СОНЯ: Нет, не надо! Пожалуйста, только не это!!

Будильник не внемлет его просьбе и издает еще один, последний звонок.

СОНЯ: Ненавижу будильники!

СОНЯ кое-как начинает подниматься со стула. Медленно встает на ноги,
качаясь, делает шаг, поворачивается и неуклюже, широко расставив ноги, идет
к двери, разбрасывая ногами лежащие на полу прутья.


СОНЯ: Нет, ну всю квартиру загадили!

СОНЯ, открывает дверь и прежде чем покинуть квартиру, останавливается.

СОНЯ: Нет, мне не страшно! (пауза) Мне очень страшно!

СОНЯ закрывает за собой дверь. Судя по грохоту, выйдя из квартиры, он
падает с лестницы.








ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ

СОННОЕ ЦАРСТВО

Темное помещение с низким потолком. Через равное расстояние стоят
железные кровати. На голых кроватях спят люди. Все они лежат без движения.
Лиц их в потемках различить невозможно. Заходит СОНЯ. Он плохо стоит на
ногах, качается, оглядывается по сторонам, шагает в круг света в центре
подвала. Неожиданно с левой стороны, посланная чьей-то рукой, медленно,
поскрипывая, выезжает обыкновенная детская коляска. Она останавливается
рядом с застывшим на месте СОНЕЙ. СОНЯ удивленно смотрит на нее, трогает
рукой, заглядывает внутрь. Тем временем почти бесшумно встает со своей
кровати и медленно идет к склонившемуся над коляской СОНЕ его сосед сверху,
ПАРЕНЬ пропавший три месяца назад. СОНЯ не замечает его. ПАРЕНЬ двигается
как лунатик, глаза его открыты и смотрят в одну точку. Он выходит на свет и
приближается сзади к СОНЕ. СОНЯ чувствует это и резко оборачивается.


СОНЯ: Ой! Это ты? Здорово. У меня чуть инфаркта не было! Ты что здесь
делаешь, тебя жена ищет? Слушай, ты тут девушку не видел в белом плаще? А
мужика не видел с бородой?

На все эти вопросы ПАРЕНЬ не отвечает. Он стоит не двигаясь.

СОНЯ: Что с тобой? Ты что, меня не слышишь, что ли?
ПАРЕНЬ:(смотря в одну точку) Есть такие лабухи, которые любят подсесть
на пафос. Они вешают гитару ниже колен и начинают возить туда-сюда кисель по
грифу, клопов давить. Они думают, что если у них пальцы по струнам бегают
так, что их не видно, то они виртуозы. Они думают, если они примочками
обложились и медиаторов американских с пробкой себе накупили, они все
Сантаны и Пако де Лусии. Лажовшики! "Smoke on the water" в соль мажоре
играют! Да за это стрелять надо!
СОНЯ: Ты о чем? Эй! Ты меня видишь?

СОНЯ машет перед глазами ПАРНЯ рукой, но тот не реагирует.

ПАРЕНЬ: Настоящий музыкант делает так: он берет минимум нот и каждая в
десятку! Как я, например. А главное для настоящего музыканта - это его
гитара! Его инструмент - это святое. Вот у меня, например, "Гибсон". Мог бы
соврать, но не буду. Гитара у меня не родная, производство корейское. Но
зато какой звук. Начинаю играть квартами, ей Богу, все внутри в комок
сжимается, такая мощь! А на вид она у меня хрупкая, небольшая, легонькая.
Под дерево сделана, гриф гладкий сзади, как шея, и дека в таких изгибах! Со
стороны посмотришь, вылитая... девочка. Я ее так и называл, девочка моя. Как
я любил ее! Чехол бархатом обил, струны - не поверите - духами французскими
протирал. Но давно уже разлучили меня с моей любимой. Где ты, девочка моя?!
Давно я уже не слышал твоего голоса. Где ты, девочка моя?! Где ты?! Где?!...
СОНЯ: Стой, ты куда?

ПАРЕНЬ, не слушая СОНЮ, поворачивается и идет к кроватям. Ложится на
свою и затихает. СОНЯ, который только сейчас заметил кровати, разглядывает
лежащих на них людей. Но тут встает со своей кровати и выходит на свет МАМА.
Двигается она как лунатик и тоже смотрит в одну точку.


СОНЯ: Мама! Мамочка! Куда же ты делась?! Зачем ты меня бросила? Я же
так расстроился. За что ты так со мной? Может, я тебя чем-нибудь обидел?
Может, быть ты решила меня так наказать? Мамочка, если я тебя на самом деле
оскорбил, ты прости. У меня отвратительный характер, я знаю, но все равно
это жестоко было с твоей стороны так со мной поступить.
МАМА: Мой сын остался голодным...
СОНЯ: Я, мам, конечно очень хочу есть, но я могу потерпеть, пока мы
вернемся домой. Пойдем отсюда быстрей. Здесь мне ничего не понятно, и все
как-то очень не весело. Пойдем, а? Кстати, я ходить научился, ты заметила? И
ничего в этом интересного нет. Только ноги устают, и щеки трясутся.
МАМА: Мой сын остался голодным. Голодным и холодным. Одинокий, слабый
он лежит на темных и сырых антресолях и родная мать ничем не в силах ему
помочь.
СОНЯ: Мама, ау, я здесь! Вот он я!

СОНЯ машет руками, но МАМА не видит его.

МАМА: Никто не знает, где он. Никто не позаботится о нем. Если он умрет
от голода и холода, я никогда не прощу себе этого.
СОНЯ: Мама, хватит плакать. Посмотри на меня. Все нормально. Я живой.
Пошли домой.
МАМА: Я хотела, чтобы он всегда был со мной. Чтобы, когда стал
взрослым, не бросил меня. Дети вырастают, и родители становятся им не нужны.
Я хотела быть нужной моему сыну. Хотела, чтобы он всегда был рядом. Я была
рада, что он так любит спать. Может быть, это ненормально, ну и пусть. Зато
я была уверена, что не потеряю его. Я думала, что могу защитить его от всего
на свете. Как я ошибалась, Господи, как я ошибалась...

МАМА со слезами на глазах возвращается к своей койке и ложится на нее.

СОНЯ: Ты куда пошла, мама?! Что ж это такое?! Вставай, ты слышишь.

СОНЯ трясет МАМУ за плечо. В этот момент с соседней кровати
приподнимается АВТОЛЮБИТЕЛЬ в трусах и в майке и замахивается на СОНЮ
монтировкой.


АВТОЛЮБИТЕЛЬ: Пошел вон от моей машины!

СОНЯ пятится назад. АВТОЛЮБИТЕЛЬ падает обратно на кровать. Тем
временем со своих коек встают и выходят на свет ИВАН и КЛАРА. Они двигаются
и говорят, как остальные СПЯЩИЕ.


ИВАН: Кем я только не притворялся: военным, шофером, богатым армянином,
старым хиппи, балеруном, братьями-близнецами, уголовником, иностранцем,
послушником в монастыре, писателем-юмористом, двоеженцем, барменом,
самоубийцей, актером Калягиным, продавцом рыбы, слепым фотографом,
врачом-психиатором, только что чертом рогатым не был! В кого я только не
наряжался, даже в женщину, когда ювелира одного брали. И не было случая,
чтобы меня раскрыли, ни одного у прокола у меня не было. А в этот раз, как
же так? Что ж со мной случилось? Потерял бдительность, расслабился, забыл
про осторожность, понадеялся на свой опыт, вообразил из себя суперагента. Не
имею я права никем командовать. Не подхожу я для этой работы. Я слишком
самоуверен.
СОНЯ: Что происходит? Что ж вы все страдаете-то?!
КЛАРА: Иван Афанасьевич, наверное, так сейчас убивается, но он ни в чем
не виноват. Ужасно, что очень трудно будет остановить этого страшного
человека. Так много людей еще могут пострадать, если никто не встанет у него
на пути. Позвонил ли Семен в милицию? Больше всего я боюсь за него. Сердце
мое болит. Он теперь особенно уязвим, ведь он только начал ходить. Ему нужно
как можно скорее бежать из этого жуткого дома. Ах, если бы я могла сказать
ему об этом. Если б я могла предупредить его!

КЛАРА и ИВАН возвращаются на свои кровати и ложатся спать.

СОНЯ: Почему я должен куда-то бежать?! Я не умею бегать! Что все это
значит?! Почему вы все здесь разлеглись? (кричит) Вставайте немедленно!
Подъем! Я сказал, подъем!

В это время из темноты на свет выходит БАЮН. В руке он держит
радиоприемник. БАЮН подходит к детской коляске и начинает ее качать.


БАЮН:(СОНЕ) Тихо, тихо, тихо. Здесь же у меня в коляске маленькие дети.
Вы их что же, не заметили?
СОНЯ: Я думал, это куклы какие-то.
БАЮН: Нет. Посмотрите внимательно. Это живые дети. Они просто очень
крепко спят. Тихие вы мои! (качает коляску, напевая) "Баю-баюшки - баю, не
ложися на краю, придет серенький бычок и укусит за бочок..."
СОНЯ: Вы кто такой?

БАЮН не отвечает, напевая колыбельную.

СОНЯ: Я вас во сне видел. И вы мне во сне очень не понравились.
БАЮН: Значит, это был страшный сон.
СОНЯ: Что?
БАЮН: Страшные сны очень часто снятся на счастье. А счастье и покой,
разве это не одно и тоже?
СОНЯ: Я ничего не понимаю, что вы говорите. Вы мне лучше сами ответьте
на вопрос.
БАЮН: С удовольствием, с удовольствием.
СОНЯ: Кто вы такой?
БАЮН: Юрий Юрьевич Баюн. Учитель физики в средних и старших классах,
уволен за профнепригодность. Вы знаете, что это за зверь такой -
профнепригодность?
СОНЯ: Не знаю.
БАЮН: Это когда ты начинаешь раздражать тех, с кем работаешь. Моих
коллег-учителей, и вашу маму, кстати, тоже стало раздражать, что я всегда
небрит и неопрятен, что от меня пахнет пеленками, что я курю в учительской.
Моих учеников стало раздражать, что я ставлю им двойки за их потрясающе
глупые ответы у доски, их стало раздражать, что я могу не выдержать и
задремать во время урока. И за это милые школьники кидали мне в лицо
слюнявыми бумажками. Вам в лицо когда-нибудь кидали слюнявыми бумажками?
СОНЯ: Никогда. Подождите, вы меня сбиваете. Что вы здесь делаете? Что
здесь делает моя мама, мои друзья, все эти люди, вы не знаете?
БАЮН: Конечно, знаю, учитель всегда обязан знать больше ученика.
СОНЯ: Так скажите. Не понимаю, они спят что ли?
БАЮН: Совершенно верно.
СОНЯ: Так их надо разбудить.
БАЮН: Зачем, скажите на милость?
СОНЯ: Чтобы они смогли... ну, я не знаю... встать что ли.
БАЮН: Чтобы ваша мама смогла приготовить вам пирожки с яблоками?
СОНЯ: Я этого не говорил.
БАЮН: Впрочем, я выполню вашу просьбу, почему бы нет. Они встанут.

БАЮН, толкая перед собой коляску, отходит в сторону, затем вытаскивает
у своего радиоприемника длинную антенну, включает его, крутит ручки. Все
СПЯЩИЕ одновременно поднимаются со своих кроватей и встают возле них.


БАЮН: Вот. Они поднялись. Вам этого мало? Хорошо.

БАЮН снова крутит ручку своего приемника и СПЯЩИЕ, синхронно двигаясь,
выходят на свет и начинают танцевать какой-то жуткий танец с механическими
движениями. В этот момент они похожи на куклы, которых дергают за ниточки.
СОНЯ с ужасом смотрит на них. Наконец, повинуясь сигналу радиоприемника, они
как вкопанные застывают на месте. БАЮН поворачивается к СОНЕ.


БАЮН:(СОНЕ) Ну что, вы довольны?
СОНЯ: Ах ты гад!

СОНЯ с кулаками бросается на БАЮНА, но тот легонько толкает его и СОНЯ
падает на пол.


БАЮН: Вы, мой друг, еще очень слабы. Чтобы быть агрессивным, нужна
длительная практика, а у вас ее не было.
СОНЯ: Ты что с ними сделал, сволочь?!
БАЮН: Мне не нравится ваша грубость. За подобное поведение я в свое
время вовсю лупил учеников указкой.

БАЮН ставит радиоприемник на пол, снимает у него антенну, шагает к СОНЕ
и замахивается на него антенной, словно указкой. СОНЯ на полу закрывает
голову руками.


БАЮН: То-то, молодой человек, впредь будьте повежливей. А теперь, ваш
вопрос?
СОНЯ: Я хотел спросить, что вы с ними сделали?
БАЮН: Это длинная история, но времени у нас с вами, мой друг,
достаточно. Поэтому слушайте...

БАЮН берет с пола приемник и вставляет антенну на прежнее место.

БАЮН: Все началось с того, что от меня ушла жена. Для многих, на этом
все кончается, но в моем случае вышло наоборот. И я искренне рад этому. Жена
ушла, оставив мне мальчиков-близняшек. Им было по полгода каждому, и они
очень громко кричали. Голова моя буквально разрывалась от их
непрекращающегося плача. В большинстве случаев я не понимал, что они хотят.
Ночами я не спал совсем. Это было ужасно! Утром, оставив детей доброй
соседке, я тащился в школу. И там все начиналось сначала. Чтобы хоть
немножко подремать за своим столом, я заставлял учеников строчить
бесконечные контрольные, но они орали благим матом и не давали мне не на
секунду сомкнуть глаз. После уроков я возвращался домой, и там меня
встречали дикие вопли близнецов. Так продолжалось несколько месяцев.
Снотворное мне не помогало. Я был в отчаянии. Я еле стоял на ногах. (пауза)
Вы читали рассказ Чехова "Не спать"?
СОНЯ: Нет.
БАЮН: Простите, я забыл, что вы не посещали школу. Может быть, оно и к
лучшему. Это довольно мрачное заведение. Так вот, я конечно же, никогда бы
не решился... как та героиня в рассказе у Антон Палыча, не зверь же я, в
конце концов. Я просто захотел сделать так, чтобы мои дети спали, когда я
этого пожелаю. Захотел и сделал. Я взял обыкновенный радиоприемник с
оригинальным названием "Спидола" и, обладая определенными знаниями в области
физики и радиотехники, немножечко покопался у него внутри. В итоге у меня
получился очень интересный прибор, который может заставить человека крепко
заснуть одним нажатием кнопки. Я бы с удовольствием объяснил вам, как он
устроен, но боюсь вы имеете слабое представление о электромагнитных волнах.
СОНЯ: Вы что, усыпили своих детей?
БАЮН: Почему я слышу такое возмущение в голосе? И это у человека,
который провалялся на кровати всю свою жизнь.
СОНЯ: Я спал по своей воле.
БАЮН: У младенцев не может быть своей воли. За них все решают родители.
СОНЯ: А как насчет взрослых людей?
БАЮН: Вы, мой друг, забегаете вперед. И перебиваете учителя, а это
некрасиво. Мои близнецы Коля и Толя успокоились, но моя жена, изредка
навещавшая детей, могла что-то заподозрить, и поэтому я переехал сюда. Здесь
под землей, в тишине подвала, я надеялся наконец-то отдохнуть, но не тут-то
было. Нервы мои были расшатаны, слух за это время настолько обострился, что
я слышал все, что происходит наверху, и по-прежнему не мог заснуть.
СОНЯ: Заткнули бы себе уши ватой.
БАЮН: Ватой, говорите? Это забавно. А почему, интересно, этому
переростку (БАЮН показывает на ПАРНЯ) не сделать было тише звук своей
отвратительной расстроенной гитары, которая своим визжанием буквально
сотрясала весь дом?! Почему вашей маме обязательно было колотить в железный
горшок и так громко кричать? "Соня! Сонюшка! Вставай! Я тебе курочки
нажарила!" Я не в силах воспроизвести этот вопль, этот индейский клич, от
которого моя больная голова раскалывалась пополам. Почему этому мужчине
обязательно было ставить на свой дрянной автомобиль такую громкую
сигнализацию? Она включалась каждую ночь и будила весь район или я говорю
неправду?
СОНЯ: Можно было потерпеть.
БАЮН: Неужели? А я не желал терпеть. И снова разобрал свое старое
радио. А когда собрал его, я мог уже не только заставить человека спать, но
и управлять им на расстоянии.

БАЮН снова вертит ручки и СПЯЩИЕ, которые до этого времени стояли как
вкопанные, расставляют руки в стороны и начинают наступать на сидящего на
полу СОНЮ, который испуганно озирается.


СОНЯ: Мамочка, не надо!!!

БАЮН, нажатием кнопки, останавливает СПЯЩИХ в метре от СОНИ.

СОНЯ: Они спят, а почему у них глаза открыты?
БАЮН: Спать можно и с открытыми глазами, главное, что эти глаза ничего
не видят. Они теперь вообще никого не видят и не слышат, и подчиняются лишь
тому человеку, в чьих руках находится эта штука.
СОНЯ: Это же страшно!
БАЮН: Не знаю. Мне так не кажется. Я мог бы оставить всех их в своих
кроватях, и никто никогда бы не разбудил их, но они нужны были мне в этом
подвале, чтобы продолжать мои эксперименты. По очереди я усыпил их и
заставил спуститься сюда. Сначала был этот парень, затем ваша матушка, после
был небольшой перерыв, я нечаянно уронил свое радио, и мне пришлось его
чинить. Когда я исправил его, я привел сюда этого любителя двигателей
внутреннего сгорания. Я заставил его перейти в этот подъезд по чердаку. Его
жена, наверное, очень удивилась! А эту милую пару, ваших друзей, я не звал к
себе в гости, они сами сюда пришли. Что ж, они не могут пожаловаться на
отсутствие гостеприимства.
СОНЯ: А эта женщина?
БАЮН: Моя супруга. После моего исчезновения пришла, из жадности своей,
забирать в квартиру вещи, так вот навсегда здесь и успокоилась.
СОНЯ:(показывая на незнакомого МУЖЧИНУ) А это кто?
БАЮН: Не знаю. Мужик какой-то. Прохожий. Я не так давно выходил на
улицу в магазин, лицо мне его не понравилось. Очень наглое. (СПЯЩИМ) Ну
ладно, пора по местам.

БАЮН крутит ручку радио, и СПЯЩИЕ покорно поворачиваются и расходятся
по своим койкам.


СОНЯ: Я много видел страшных снов, но вы - это самый страшный сон,
который только можно себе представить!
БАЮН: Видите, молодой человек, вы хоть имеете возможность видеть сны, а
я так и не смог справиться с бессонницей. Поэтому приходится чем-то занимать
это вялотекущее время. Теперь я намереваюсь опять разобрать свое радио,
сделать неограниченным радиус его действия и установить его на крыше нашего
дома. Представляете, все вокруг заснут. Какая сразу наступит тишина! Может
быть, тогда я наконец смогу вздремнуть. Хотя в этом случае вокруг появится
столько послушных учеников, и мне, как ни крути, придется стать их
единственным и добрым Учителем. Боюсь, у меня не останется времени на отдых,
ведь придется управлять всем этим огромным классом. Куда это вы, молодой
человек, собрались?

СОНЯ, который собирался уползти, заметив, что БАЮН, произнося свой
монолог, не смотрит на него, замирает стоя на четвереньках.


СОНЯ: Может быть, я поползу отсюда?
БАЮН: Зачем же отказываться от своего счастья? Это было бы очень
неразумно. Вы видите ту пустующую кровать?
СОНЯ: Вижу.
БАЮН: Она приготовлена специально для вас.
СОНЯ: Нет, я не хочу!
БАЮН: Почему?
СОНЯ: Мне надо срочно ползти, у меня там есть неотложные дела.
БАЮН: Насколько мне известно, у вас всегда было только одно неотложное
дело, и вы его с успехом делали, выводя носом замечательно красивые рулады.
СОНЯ: Но за это время у меня появились другие дела, гораздо более
важные.
БАЮН: Да перестаньте! Спать - это ваше любимое занятие, а вечно спать,
ни на что не отвлекаясь - это ваша мечта. Поэтому не капризничайте. Раскрыть
вам один секрет? Я вам завидую. Если бы я имел такой крепкий сон, я был бы
самым счастливым человеком на свете! А теперь прошу вас занять свое место.
СОНЯ: Нет, я не пойду туда, и не просите!
БАЮН: Что ж, педагог всегда знает лучше ученика, что ему надлежит
делать. Он старше и опыта у него больше. Хотите послушать мое радио?

БАЮН направляет антенну на СОНЮ.

СОНЯ: Не надо! Я не хочу!

Неожиданно на свет из темноты выходит капитан ВОЖИКОВ.

ВОЖИКОВ:(БАЮНУ) Руки вверх!
СОНЯ: Слава Богу! Когда надо, его не дождешься!
БАЮН: Здравствуйте, капитан. Как ваши дела? Что читаете? Как работа?
Все еще гоняетесь за бабушками, которые рассыпают мусор на лестницах?
ВОЖИКОВ: Руки вверх! Я следил за тобой, я все видел и слышал! Ты
настоящий маньяк!
БАЮН: Настоящий маньяк тот, кто в такую жару ходит в наглухо
застегнутой форме и в фуражке.
ВОЖИКОВ: Ты арестован! И не вздумай сопротивляться!
БАЮН: Чем же вы меня застрелите, романом Агаты Кристи?

БАЮН крутит ручку радио и на свет механической походкой выходит ИВАН, в
руке у него пистолет. Он направляет пистолет на ВОЖИКОВА.


ВОЖИКОВ: Это нечестно, так использовать товарища майора.
БАЮН: Что же, участковые не носят с собой оружия?
ВОЖИКОВ: Вообще-то, они носят, только сегодня я пистолет дома забыл.
БАЮН: Сожалею, что вы такой забывчивый, но все-таки, может быть, вы
вспомните какую-нибудь колыбельную.
ВОЖИКОВ: Что?
БАЮН: У вас есть дети?
ВОЖИКОВ: Не знаю, то есть, мальчик.
БАЮН: Что вы ему поете на ночь?
ВОЖИКОВ: Жена поет.
БАЮН: Прекрасно, что поет жена?
ВОЖИКОВ: "У котика, у кота..."
БАЮН: Отлично, замечательно, продолжайте.
ВОЖИКОВ: "...была мачеха лиха. Она била кота поперек живота..."

БАЮН направляет на ВОЖИКОВА свое радио и крутит ручки.

БАЮН: (через плечо СОНЕ) Я думаю, вы будете не против, ведь он
доставлял вам столько неприятностей, и к тому же это очень шумный персонаж.

ВОЖИКОВ, под действием радио, поет все тише, глаза его закрываются, он
качается и вот-вот упадет на пол.


БАЮН:(СОНЕ) Я положу его на свободную кровать, а для вас мы
что-нибудь...

БАЮН не успевает договорить, потому что СОНЯ вскакивает с пола,
бросается к нему и хватается мертвой хваткой за радио. БАЮН и СОНЯ
принимаются тянуть радио в разные стороны.


БАЮН: Нет, молодой человек, мы так не договаривались! Вам двойка за
поведение!

БАЮН и СОНЯ тянут радио каждый на себя и видимо невольно задевают его
кнопки и ручки, потому что СПЯЩИЕ то встают со своих постелей, то ложатся на
них, а ИВАН крутится на месте, направляя пистолет то в одну, то в другую
сторону. БАЮН и СОНЯ борются за радио, и БАЮН начинает побеждать, но
очнувшийся ВОЖИКОВ подбегает к БАЮНУ и прыгает на него сзади. БАЮН от
неожиданности выпускает радио, и оно оказывается в руках у СОНИ. ВОЖИКОВ,
заломив БАЮНУ руку, "кладет" его на пол.


ВОЖИКОВ: (БАЮНУ) Больно прыткий! Будешь помнить сорок шестое отделение.
А ты, парень, давай, раздави эту чертову радиолу!
БАЮН: Мой друг, не делайте этого! Пожалейте творение моих рук.
Пожалейте меня. Разве я не вызываю у вас сочувствия? Мы же с вами очень
похожи. И вы, и я хотим одного.

Пауза.

СОНЯ: Я не хочу спать!

СОНЯ ногой наступает на радиоприемник и тот с треском разваливается.

ВОЖИКОВ: Молодец, парень, хвалю, но в армию ты у меня все равно
пойдешь!

В этот момент БАЮН дергается, сбрасывает с себя ВОЖИКОВА, вскакивает на
ноги и убегает.


ВОЖИКОВ: Ах ты, щучий сын! Я за ним, ты здесь действуй по обстановке!

ВОЖИКОВ убегает за БАЮНОМ. Тем временем начинают просыпаться СПЯЩИЕ.
Первым опускает пистолет ИВАН, оглядывается, смотрит на оружие в своей руке.


ИВАН: Я в кого-нибудь стрелял?
СОНЯ: Нет. Угрожал только.
ИВАН: А что я здесь делаю?
СОНЯ: Тебя и остальных тоже усыпил один ненормальный.
ИВАН: И где он?
СОНЯ: Убежал. За ним участковый погнался.
ИВАН: Такое ощущение, что на мне пахали.
СОНЯ: Ты здесь танцевал.
ИВАН: Танцевал?!
СОНЯ: И очень неплохо. Красиво было.
ИВАН: Нет. Эта работа не для меня.

ИВАН срывает фальшивую бороду. К ИВАНУ и СОНЕ подходит КЛАРА. СОНЯ
берет ее за руку.


СОНЯ:(КЛАРЕ) Как ты себя чувствуешь?
КЛАРА: А ты?
СОНЯ: Это зависит от тебя.
КЛАРА: Я - хорошо.
СОНЯ: Я - тоже.

СОНЯ замечает, что с кровати поднялась его МАМА. СОНЯ бросается к ней.

СОНЯ: Мама!

Вскакивает со своей кровати и несется к выходу АВТОЛЮБИТЕЛЬ. Крича
"Машина! Машина! Что с моей машиной?! Моя машина!" АВТОЛЮБИТЕЛЬ убегает.
Просыпается ПАРЕНЬ.


ПАРЕНЬ: Чего разорался? Мне лично было терпимо. Жаль, что не играл
столько времени, зато выспался на всю жизнь.
СОНЯ: Мама, ты в порядке?
МАМА: Как же я могу быть в порядке, когда не знаю, кушал ли сегодня мой
ребенок?
СОНЯ: Мама, запомни хорошенько: я никогда больше не буду кушать и
никогда в жизни не буду больше спать!
МАМА: Ой, сыночек, узнаю тебя, ты всегда был таким категоричным. Ну
ничего, это со временем пройдет, главное что ты теперь твердо стоишь на
ногах!

К СОНЕ, МАМЕ, КЛАРЕ и ИВАНУ подходит МУЖИК, чье наглое выражение лица в
свое время не понравилось БАЮНУ.


МУЖИК: Люди, ни у кого сигаретки нет? Курить хочу адски, помираю!
ИВАН: Я не курю
КЛАРА: И у меня нет.
СОНЯ: У меня тоже.
МУЖИК: Да люди вы или нет? Мне всего одну затяжку, дым выпустить, и я в
ажуре. Вечность не курил. Я во сне пачек сто, наверное, высадил!
МАМА: Мужчина, у нас ни у кого нет закурить. Вы наверх поднимитесь, у
прохожих спросите, они вам дадут.
МУЖИК: Я до верха не дотерплю, загнусь по дороге.

Внезапно слышится громкий детский плач. Это проснулись близнецы. Все
обступают коляску.


КЛАРА: Какие хорошенькие!
МУЖИК: Как пупсики.
МАМА: Значит так, Соня, быстро дуй наверх, там у нас под телевизором
найдешь деньги, берешь их и быстро в магазин.
КЛАРА: За молоком?
МАМА: Сразу видно, милая моя, что у вас детей не было. Таких богатырей
молоком не накормишь. Ты, сынок, пюре в баночках купи, какое будет, каши
манной и творогу.

К обступившим коляску героям подбегает только что проснувшаяся ЖЕНА
БАЮНА. Подбегает и расталкивает всех.


ЖЕНА: Не смейте прикасаться к моим детям! (МАМЕ) А ты, старая грымза,
за своими внуками смотри! Деловые все больно! Я на вас управу-то найду!
МАМА: Женщина, зачем же так нервничать? Мы думали - дети голодные,
брошенные.
ЖЕНА: Кто это брошенные?! Сама ты брошенная! И все вы тут... добрых из
себя строят! Заведите своих и стройте тогда! Я вам всем покажу кузькину
мать, чтоб больше неповадно было к чужим детям руки свои корявые тянуть!

ЖЕНА БАЮНА увозит коляску.

КЛАРА: Какая невоспитанная.
МАМА: Не обращай внимания, милая, это она, наверное, спросонья такая.
СОНЯ: А я теперь Баюну даже немножко сочувствую.

В подвал заходит капитан ВОЖИКОВ. Двигается он так же, как до недавнего
времени двигались СПЯЩИЕ. Глаза у него словно стеклянные, руки вытянуты
вперед. Механическим шагом он выходит на середину подвала.


ВОЖИКОВ: Как же мой участок? Что же будет с моим участком? Кто станет
его каждый день обходить? Я же не могу без своей работы, я хирею без нее. Не
могу я без разговоров с людьми. Без того, что меня каждый второй честит, мне
скучно. Но теперь всего этого не будет. Я стану спать, как убитый. И все
оттого, что у Баюна оказался еще один маленький карманный приемник.
Маленький такой с длинной антенной.

ВОЖИКОВ начинает медленно танцевать, как кукла, которую дергают за
ниточки.


МАМА: Господи, и он туда же!
ПАРЕНЬ: Я не знал, что на милиционеров эта штука тоже действует.
ИВАН: Клара, Баюн ушел! Срочно собирай всех, оцепим район, его надо
задержать, во что бы то не стало!
СОНЯ: Я с вами.
МУЖИК: Я тоже. У меня разряд по этой... по лыжам.

Внезапно капитан ВОЖИКОВ перестает танцевать, открывает глаза и
начинает смеяться.


ВОЖИКОВ: Стойте, стойте, далеко, граждане, собрались? Я пошутил. Я и не
спал вовсе. (официально ИВАНУ) Товарищ майор, подозреваемый Баюн задержан и
в данный момент находится под стражей. Человеческим языком говоря, я его у
двора школы с ног сбил, руки скрутил, а сам сверху сел. Он ругается, а я
пацанам крикнул, они патруль вызвали, я его патрулю и сдал. Он сейчас в
отделении прохлаждается. Прошу вас, товарищ майор, можете в любой момент его
допросить. А насчет моих танцев здесь, так это я хотел вам доказать, что и
участковым чувство юмора, так сказать, не чуждо.
ПАРЕНЬ: (ВОЖИКОВУ) Ну ты даешь.
МАМА: (ВОЖИКОВУ) Вы нас так напугали!
ВОЖИКОВ: (МАМЕ) Прошу простить меня, мадам, за эту несерьезную выходку,
а так же извините меня за то, что я не всегда культурно себя с вами вел.
МАМА: А вы меня простите, за то, что я вас обманывала.
ВОЖИКОВ: Прощаю, с большим удовольствием.
МАМА: Вы на самом деле такой милый.
ВОЖИКОВ: Мне, кстати, скоро майора дадут.
ПАРЕНЬ: Это все замечательно, но давайте заканчивать эту идиллию и
выбираться отсюда.
МУЖИК: Верно. (ВОЖИКОВУ) У вас, между прочим, закурить не будет?
СОНЯ: Подождите. Подождите, пожалуйста. Прежде чем подняться наверх,
послушайте, что я вам скажу. Всего несколько слов.

СОНЯ забирается на кровать, как на трибуну.

СОНЯ:(КЛАРЕ) И ты иди сюда.

КЛАРА встает на кровати рядом с СОНЕЙ.

СОНЯ:(ВОЖИКОВУ) Один вопрос, капитан, вы только что были на улице. Как
там?
ВОЖИКОВ: Нормально.
СОНЯ: Нет, это не тот ответ, которого я жду. Вот вы вышли на улицу, что
вы сразу заметили?
ВОЖИКОВ: Машины паркуют, где не положено.
СОНЯ: Не то.
ВОЖИКОВ: Опять собак без намордников на школьном дворе прогуливают.
СОНЯ: Не то.
ВОЖИКОВ: Погода хорошая.
СОНЯ: Уже ближе.
ВОЖИКОВ: Весна. Каждая занюханная веточка цветет.
СОНЯ: Правильно! Весна! Весна, понимаете, это такое время, когда все на
свете просыпается и оживает. Для меня это будет первая весна. И я запомню ее
навсегда, потому что вместе с ней изменилась моя жизнь. И хотя для вас всех
эта весна будет не первой, я хочу попросить вас навсегда запомнить ее,
потому что, я уверен, что вместе с ней жизнь каждого из вас изменится в
лучшую сторону. Короче, все будут счастливы!
ПАРЕНЬ: Сентиментальный бред. Мне никаких перемен не надо. У меня и так
все нормально.
МАМА: Ты, сыночек, так красиво сейчас сказал. Не могу поверить, что ты
никогда не читал Афанасия Фета.
КЛАРА: А я запомню, обязательно запомню. Каждую травинку, каждый
листочек!
СОНЯ: Клара, давай поцелуемся, пожалуйста.
МУЖИК: Граждане, дорогие, хорошие мои, помираю без табака!



ЗАНАВЕС

*Охраняется законом РФ об авторском праве.
*Постановка пьесы невозможна без согласия автора.



© Родион Андреевич Белецкий 1998 год
тел. 2996998
4923291
974 01 11 (аб.72556)







Комментарии
Анонимно
Войти под своим именем


Ник:
Текст сообщения:
Введите код:  

Загрузка...
Поиск:
добавить сайт | реклама на портале | контекстная реклама | контакты Copyright © 1998-2020 <META> Все права защищены