/usr/local/apache/htdocs/lib/public_html/book/PRIKL/GAWRILOW_P/jungen.txt Библиотека на Meta.Ua Юные бойцы революции
<META>
Интернет
Реестр
Новости
Рефераты
Товары
Библиотека
Библиотека
Попробуй новую версию Библиотеки!
http://testlib.meta.ua/
Онлайн переводчик
поменять

Юные бойцы революции



---------------------------------------------------------------
Москва, "Детская литература", 1979
OCR: Michael Seregin
---------------------------------------------------------------



В книгу вошли рассказы М. Большинцова "Мальчик с Нарвской заставы" и П.
Павленко "Мальчик с Остоженки". Герой первого рассказа - подросток,
который в ночь на 25 октября 1917 года был свидетелем штурма Зимнего
дворца. Во втором - повествуется о первых днях революционных боев в Москве
и о том, как маленький мальчик - ученик сапожника принимал в них участие.



М. Большинцов. МАЛЬЧИК С НАРВСКОЙ ЗАСТАВЫ


1
Зовут меня, ребята, Дмитрием Михайловичем. Я инженер-строитель. Строю
дома. И очень возможно, что кто-нибудь из вас даже живет в одном из
выстроенных мною домов.
Но в тот октябрьский день 1917 года, о котором я вам хочу рассказать,
мне и в голову не могло прийти, что я, мальчик с Нарвской заставы, сын
простого рабочего, сделаюсь когда-нибудь инженером.
Мне было тогда только восемь лет, звали меня все просто Митькой. С
самого утра я носился по улицам нашего района с дружной и шумной ватагой
мальчуганов.
Мы больше всего боялись опоздать, пропустить что-нибудь интересное. А
интересное происходило решительно всюду: на пустыре
рабочие-красногвардейцы учились стрелять из винтовок и наганов; у самой
Нарвской заставы стоял патруль с пулеметом и горел костер, возле которого
грелись часовые и пекли в золе картошку; на нашей улице... да что на нашей
- почти на каждой улице что-нибудь происходило.
Но так как самое важное и интересное началось вечером на заводе, я
расскажу об этом по порядку, с самого начала.
Мы примчались туда вскоре после того, как протяжный заводской гудок
возвестил конец дневной смены и начало вечерней. И самое удивительное
заключалось в том, что, несмотря на гудок, никто из рабочих, окончивших
дневную смену, не уходил домой и никто из пришедших на вечернюю не шел в
цеха работать.
Огромный заводской двор был так переполнен рабочими, что многим
пришлось стоять на улице. Все чего-то ждали.
И мы, конечно, тоже стали ждать.


2
Порывистый, холодный ветер донес издалека невнятный грохот.
- Ребята, слышите? - крикнул кто-то из мальчиков. - Уже стреляют!..
Но нам хотелось не только слышать - нам обязательно хотелось все
видеть. И вот самые ловкие и отчаянные, обдирая ладони и коленки, стали
карабкаться по высокому фонарному столбу и, добравшись до верхней его
перекладины, усаживались на ней рядком, как воробьи на проводе.
Я, конечно, тоже оказался на перекладине. Отсюда был виден весь район,
до самой заставы. Никто нигде не стрелял. Я увидел вдали лишь облако
сизого дыма. Оно с отчаянной быстротой катилось по дороге, то исчезая за
домами, то снова появляясь. И только когда оно круто свернуло на
перекресток и понеслось прямо на нас, мы увидели, что это был мотоцикл.
Впереди, припав к рулю, сидел моторист в кожаном шлеме, а позади него,
на багажнике, - матрос... Ленточки его бескозырки развевались по ветру, он
сидел подбоченясь, ни за что не держась, и казалось, на первом крутом
повороте он обязательно должен слететь. Но матрос сидел как вкопанный.
Пулеметные ленты перекрещивались у него на груди, гранаты торчали за
поясом, а за спиной, на ремне, была винтовка. Он на ходу, точнехонько
возле самых ворот, соскочил с мотоцикла и обратился к окружившим его
рабочим.
До нас донеслись слова:
- Пора выступать, товарищи! Я из Смольного.
Он был из Смольного! Сейчас трудно передать, чем был тогда Смольный для
рабочих Петрограда. В октябре 1917 года в здании бывшего Смольного
института находился штаб революции, большевики, Ленин...
С появлением матроса все пришло в движение. Рабочие начали строиться по
отрядам, откуда-то появились винтовки, заблестели штыки, заалели знамена.
Когда рабочие построились, то оказалось, что очень многим не хватает
винтовок. Матрос и командиры отрядов озабоченно совещались, расспрашивая о
чем-то рабочих. Но по всему было видно, что никто не мог дать нужный ответ
матросу.
В это время один из командиров случайно поднял голову вверх и увидел
нас, мальчиков, сидящих на перекладине фонаря. Он схватил за руку матроса
и показал на нас.
"Вот сейчас нас и погонят", - подумал я.
- Эй, мальчуганы, - крикнул нам матрос, - кто из вас знает, где можно
сейчас найти жену слесаря Михаила Воронова?
Многие из наших ребят знали, где можно найти жену слесаря Михаила
Воронова. Но все молчали и поглядывали на меня, потому что жена Михаила
Воронова - это моя мама. А мой отец, Михаил Воронов, уже третий месяц
сидел в тюрьме. Его туда посадили буржуи, потому что мой отец был
большевиком.


3
Я привел матроса и двух рабочих в пекарню. Моя мама там работала ночами
и очень уставала, но работать в пекарне было выгодно, потому что хозяин
два раза в неделю давал по буханке хлеба.
Я вызвал маму. Хозяин пекарни высунулся из окна, зло поглядел на
матроса и на вооруженных рабочих, но ничего не сказал. Как видно,
побоялся.
- Мария Никифоровна, - начал матрос (он по дороге узнал у меня, как
зовут мою маму), - Мария Никифоровна, не говорил ли ваш муж перед арестом,
куда он спрятал винтовки?
Мать поглядела на взволнованные лица ожидающих ее ответа людей и,
словно виноватая, промолвила:
- Не знаю, товарищи... Когда его арестовали, меня дома не было. Знаю
только, что прятал он винтовки с какими-то солдатами. Вам бы этих солдат
найти...


- Где их найдешь, этих солдат! - Матрос переглянулся с рабочими и
огорченно вздохнул: - Ничего не поделаешь... Видно, не найти нам человека,
который знает, где винтовки спрятаны!
Но такой человек нашелся. Этот человек был я.


4
В ту самую ночь, когда мой отец вместе с солдатами закапывал ящики с
винтовками, я тоже находился на пустыре. Я сидел, притаясь, в старом,
полуразрушенном сарае и видел все. И слышал тоже все.
Я попал ночью на пустырь из-за своего зуба.
В те времена многие из рабочих ребят были неграмотными и верили в
разную чепуху. Какая-то вздорная старуха сболтнула нам, мальчишкам, что
если в полночь тайно от всех закопать в землю в пустынном месте свой
выпавший или выбитый зуб, то все остальные зубы вырастут такими крепкими и
острыми, что ими можно будет перекусывать даже гвозди.
И так случилось, что у меня в это время оказался как раз такой зуб. Его
можно было считать одновременно и выпавшим и выбитым. Он у меня сильно
шатался, и, когда во время игры один из приятелей нечаянно двинул меня
локтем по подбородку, зуб вылетел... Я решил, что никак нельзя пропустить
такой случай - вырастить зубы, которыми можно будет перекусывать гвозди.
И в одну из ночей, в тот самый час, когда мать уже ушла на работу, а
отец еще не возвратился с работы, я отправился на пустырь закапывать свой
зуб.
Место я заметил заранее - возле старого сарая. Я выкопал ножом ямку,
уложил в нее зуб, засыпал землей и проговорил три раза: "Растите, зубы,
здоровыми и острыми" - ив этот момент услышал голоса, скрип телеги...
Я немедленно юркнул в сарай и замер, стараясь дышать пореже.
Прямо к сараю подъехала телега. Люди разговаривали тихо, но я услыхал
голос отца. Тут я испугался еще больше. Я знал, что мне сильно попадет,
если он увидит, что я ночью торчу на пустыре из-за какого-то зуба.
Они работали долго. Взошла луна, и я сквозь щель в стене разглядел
солдат, вырытые глубокие ямы и ящики, которые они зарывали в землю. В
ящиках были винтовки. Когда они кончили работать, отец сказал:
- Спасибо вам, товарищи солдаты, за помощь рабочему классу. Близок тот
час, когда мы возьмем эти винтовки в руки и пойдем вместе с вами свергать
власть капиталистов и помещиков.
На следующее утро отца арестовали.
Я не знал, что мне делать с моей тайной, она меня жгла, не давала
покоя. Я бы, конечно, мог рассказать о зарытых у стен старого сарая
винтовках кому-нибудь из верных товарищей отца, но мне было стыдно
признаться, что очутился я ночью на пустыре из-за зуба... Мне было стыдно,
что я поверил какой-то старухе...
Но теперь, когда я понял, что винтовки, спрятанные отцом, необходимы
рабочим для вооруженного восстания против помещиков и буржуев, я преодолел
свой стыд и рассказал матросу все...


5
Не было, наверно, никогда мальчугана за Нарвской заставой, с которым
обращались так осторожно, как со мной.
В ту ночь меня вели на пустырь, словно я был стеклянный. За одну руку
меня держал матрос, за другую - дядя Вася, командир заводского отряда
Красной гвардии, а еще один командир освещал нам дорогу фонариком.
Я привел их к сараю и показал место, где были зарыты ящики с
винтовками. Потом приехал заводской грузовик с рабочими; они быстро
откопали ямы, погрузили тяжелые ящики в грузовик, и мы поехали на завод.
Там роздали винтовки рабочим.
Отряд за отрядом уходил с заводского двора в темноту, один за другим
уезжали грузовики, переполненные вооруженными рабочими. Остался последний
грузовик. На него погрузили ящик с патронами и пулемет. На этом грузовике
должны были ехать матрос и группа красногвардейцев.
Я не стал дожидаться особого приглашения. Я не очень был уверен, что
матрос захочет меня взять с собой, и незаметно, в суматохе, прошмыгнул в
грузовик и забился под брезент, которым был укрыт ящик с патронами.
- Полный вперед! - услышал я голос матроса.
Через секунду машина так резко рванулась, что я, не успев ухватиться за
ящик, полетел к борту. Если б меня не задержали чьи-то сильные руки, я бы,
несомненно, вылетел из машины.
- А ты здесь для чего? - строго спросил матрос.
Но я ничего не ответил, я молчал. Машина мчалась по темной улице, на
крыльях ее с нацеленными вперед винтовками лежали рабочие, свистел ветер,
и мне казалось, что мы не едем, а летим.
- Придется все-таки тебя, браток, ссадить, - сказал через некоторое
время матрос.
И тут я понял, что мне больше нельзя молчать.
- Как же можно меня здесь ссаживать! - держась за матроса, чтобы не
вылететь, с волнением произнес я. - Я с этого места дороги домой не найду,
могу заблудиться...
- Так, так... А с какого же места ты дорогу знаешь?
- От Смольного знаю...
Все рассмеялись, а матрос громче всех.
- Ну и хитер же ты, паренек! Ладно, довезем тебя до Смольного.


6
Город был погружен в полную тьму, и только Смольный сиял огнями всех
своих многочисленных окон. Он был как сказочный замок в эту туманную
октябрьскую ночь.
На площадь, лежавшую перед Смольным, со всех сторон из тьмы вливались
людские потоки. Отблески костров, яркие лучи прожекторов броневых
автомобилей, многочисленные фары грузовиков скользили, переливались,
вспыхивали, озаряя суровые, мужественные лица людей и белоснежные колонны
Смольного.
- Запомни эту ночь, мальчик! - неожиданно дрогнувшим от волнения
голосом произнес матрос и, крепко обняв меня за плечи, спрыгнул с
грузовика на землю и скрылся в людском потоке.
- Дяденька! - крикнул я ему вслед и, не получив ответа, растерянно
обратился к красногвардейцам, оставшимся в машине: - Куда же он? А как же
мы...
- Он пошел в штаб, - ответил один из рабочих, - пошел к Ленину.
И я... я тоже видел его в эту ночь - видел Владимира Ильича Ленина. Он
стоял вместе с матросами и солдатами на высоких ступеньках Смольного. На
Неве уже грохотали залпы "Авроры", из Смольного шли на штурм вооруженные
отряды - началась Великая Октябрьская социалистическая революция.


7
Я, к сожалению, лично сам не участвовал в решающем штурме Зимнего
дворца, где засело последнее в России правительство помещиков и буржуев. Я
хотел участвовать в штурме, но мне не разрешили. Матрос приказал мне не
высовываться из подворотни, в которой разместился тыл нашего отряда. Но я
помогал чем мог. Я приносил красногвардейцам воду, патроны.
Но зато на следующий день, в первый день рождения Советского
государства, на первой октябрьской демонстрации я шагал рядом с матросом.
Над нашими головами развевалось пробитое пулями красногвардейское знамя
нашего отряда. И когда перед самым входом на площадь Смольного наша
колонна задержалась и командир другого отряда спросил матроса, показывая
на меня: "А это что за мальчуган с вами?", то мой матрос ответил:
- Это стОящий мальчик... мальчик с Нарвской заставы.



П. Павленко. МАЛЬЧИК С ОСТОЖЕНКИ


Полковник Славин, тяжело раненный при взятии Берлина, приехал на
поправку в Москву. Он был очень слаб и не вставал. Говорили, что ему
придется пролежать все лето, до осени, и жалели полковника: у него не было
ни родных, ни знакомых.
Несмотря на сложное ранение, он был самым нетребовательным больным.
Просыпаясь, он оставался в том же положении, что и во сне, и лежал тихо,
спокойно, изредка покашливая, до самого завтрака, потом до обеда, затем до
ужина и засыпал так же незаметно, как просыпался.
Книг он не просил: чтение его утомляло. В разговорах соседей не
принимал участия. Никогда не рассказывал он и о своей ране. Он знал, что
она тяжела, и не обманывал себя.
Долгое бездействие и скука госпитальной жизни ослабили его. Решено было
развлечь его чем-нибудь, и это поручили молоденькой медицинской сестре
Зине Горбуновой.
Она всегда была такая веселая, такая сияющая, такая жизнерадостная, что
ей ничего не стоило расшевелить и полковника Славина.
И вот однажды она подсела к нему и спросила, не хочет ли он, чтобы она
почитала ему.
- Нет, не стоит. Не тратьте на меня времени, - ответил он, улыбаясь
одними губами.
- А может, патефон завести? - не сдавалась Зина. - У нас, знаете, очень
хорошие пластинки. Вы что любите: арии, песни или просто музыку?
- Шумно. Не надо, - морщась, ответил полковник.
- А то, может, напишете кому-нибудь письмо? Вы не стесняйтесь, товарищ
полковник, я напишу под вашу диктовку. У меня почерк разборчивый.
- Некому, милая Зиночка.
- Вы сами откуда? - теряя надежду на успех, спросила Зина.
- Москвич.
- Так слушайте, что же вы! - Она вскочила и едва не хлопнула полковника
по раненому плечу. - У вас же, наверно, куча знакомых! Ну, говорите, кому
позвонить, чтобы пришли в гости.
- Не знаю, - грустно ответил больной. - Не знаю, Зиночка. Своих
знакомых я так давно не видел, что и они забыли меня и я их не помню.
- Да вы только скажите, где их искать, я уж узнаю, помнят или нет.
И такая она была настойчивая, что полковник Славин согласился, чтобы
она кое-кого поискала.
- Но это трудно, - сказал он, - это будет очень трудно.
- Фу! Подумаешь! Я люблю трудное! - Зина так лихо взмахнула рукой,
словно ей действительно ничего так не хотелось, как делать одни трудные
дела. - Говорите, где искать-то?
Но тут полковник удивил ее так, как до сих пор никто не удивлял в
жизни. Он сказал:
- Пойдите на Остоженку, в Коробейников переулок, и расспросите у
стариков, не помнят ли они мальчика с Остоженки. В семнадцатом году, в
октябре, мол, конопатый парнишка дрался у них тут с юнкерами.
Зина до того удивилась, что даже растерялась до слез.
- Кого же я буду спрашивать?.. Так вот просто идти по улице и
спрашивать? Вы мне хоть какой-нибудь след дайте.
- Следа нет. Это было давно, двадцать восемь лет тому назад. С тех пор
я редко бывал в Москве.
- Ох, это трудно! - покачала головой Зина. - Я еще тогда даже не
родилась, представьте себе. Я совершенно не знаю, о чем расспрашивать.
- Трудно, - согласился полковник. - Почти неисполнимо. Да и не к чему.
Просто вспомнил я от безделья те времена, и мне вдруг ужасно захотелось
повидать, с кем я бок о бок сражался тогда. Но я забыл...
- Что забыл?
- Что прошло, Зина, много-много лет и что все они изменились,
перезабыли многое, умерли, что во мне теперь никто и не узнает мальчика с
Остоженки, да и я сам никого из них не узнаю...
- Видите ли, надо начинать все сначала, - вздохнула Зина. - Надо
начинать с этого мальчика. Кто он и что он, чем занимался, какая его
биография...
- Никакой биографии у него тогда еще не было, дорогая моя. Мальчик
служил у сапожника, в Коробейниковом переулке... Деревянный домик по левой
руке, если идти от Остоженки, красные латаные ворота, грязный двор с одним
деревом посредине...
Зина стала быстро записывать приметы.
- Мальчика только что, месяца за два, привезли из деревни, - продолжал
полковник. - Отца убили на германском фронте, мать погибла в тифу.
Сапожник... Ах, ну как же его фамилия? Трифонов, Топорков, Трофимов...
Нет! Черт знает, забыл!.. Хороший мужик!.. Лет пятьдесят - пятьдесят пять
ему было...
- Вы лучше о мальчике говорите, - сказала Зина. - Сапожника-то я все
равно не смогу узнать, ему сейчас, если он жив, больше семидесяти.
- У мальчика примет не было, имени его тоже никто не знал.
- Ну вот видите...
- Но в те дни, Зина, мы все как бы сразу родились на глазах друг у
друга и то, что запомнили тогда, никогда больше не забывали. Октябрьские
бои за Москву уже начались, а у нас на Остоженке пока еще было тихо. Вдруг
на рассвете...
- Какого числа? - перебила Зина.
- Гм... Числа двадцать седьмого - двадцать восьмого октября... Вдруг на
рассвете слышим - замоскворецкие красногвардейцы пробиваются к нам через
Крымский мост, захватили Крымскую площадь и с боем продвигаются по нашей
Остоженке, к храму Христа Спасителя. Хозяин велел мне одеться, говорит:
"Ну, Алешка, революция до самого нашего переулка дошла, пошли помогать".
Вышли мы - стрельба, суета, крики. Белые бьют по Остоженке из
пулеметов, стреляют из форточек и чердаков, из подвальных окон. Где свои,
где чужие - не разберешь. Смотрим, роют наши окопы как раз у Коробейникова
переулка, а в чайнушке на углу - красногвардейский штаб. Мы к ним: дайте,
мол, винтовки, пойдем в окопы. "Винтовок, говорят, нам самим не хватает, а
вы лучше разведку тут нам организуйте". Хозяин мне говорит: "Беги домой,
возьми две пары сапог, заверни в узелок, неси будто бы заказчикам на
Зачатьевский".
Бегу я с сапогами от подъезда к подъезду, пули визжат, штукатурка с
домов сыплется, стекла то и дело звенят. Подбегаю к Зачатьевскому
монастырю - останавливают меня юнкера: "Куда? Кто такой?" Говорю: "Я
сапожный ученик, хозяин послал заказы по домам разнести". - "Ну, беги!"
Завернул я в переулок, разглядываю, что у них тут имеется: на колокольне
монастыря пулемет, на улице два и вообще народу довольно много и, видно,
наступать на наших собираются. "Надо, думаю, сейчас же к своим
возвращаться". А что с сапогами делать - не соображу. Забежал в какой-то
двор, бросил сверток за ворота - и назад.
Слышу - зовут меня. Как раз на самом углу офицер стоял, подзывает к
себе: "Кто такой? Откуда?"
Опять объясняю, что хозяин послал сапоги заказчикам отнести. Я отнес, а
теперь домой возвращаюсь, на Коробейников. "А много там красных?" -
спрашивает офицер. "Много", - говорю.
Верчусь я перед офицером, не знаю, как быть, и вижу: из того двора,
куда я бросил сверток, выходит юнкер и держит в руках мои две пары сапог.
Ну, пропал! И, не раздумывая, согнулся я да и вылетел под пулеметы на
Остоженку. Пробежав шагов двадцать, отяжелел что-то, вспомнил, что тут дом
с длинным двором есть, юркнул в этот двор, перелез через два забора и
вышел опять на Остоженку, уже перед самым Коробейниковым.
Еле иду. Это, думаю, от волнения, первый же раз я под пулями,
непривычно да и страшновато, конечно.
Рассказал, что видел, и чувствую - сознание теряю.
Осмотрели меня; оказывается, мякоть левой ноги пробита. Перевязали,
положили в чайной, и командир отряда Петр Добрынин...
- Что-то знакомая фамилия, - сказала Зина.
- Еще бы! По Добрынинской площади, наверно, не раз ездили, вот и
запомнили.
- Ах да-а! - смущаясь, сказала Зина.
- Добрынин поблагодарил меня за разведку и говорит: "Сделай одолжение,
выполни еще одно дело. Тебя сейчас возьмут на одеяло и понесут по
Левшинскому переулку, вот эта женщина и эта, - показывает на двух молодых,
вот как вы, Зина, девушек. - Эта, Наталья Карповна, будет вроде твоя мать,
а та, Ефросинья Николаевна, просто знакомая". - "Да какая же, - говорю я
ему, - она будет мне мать, когда ей и двадцати-то лет нету". - "Ах, верно,
- говорит Добрынин. - Ну, тогда сестра, значит. А фамилия ваша -
Чернышевы. И живете вы там-то и там-то. Запомнишь?"
Вот мы и двинулись. Белые ругались, но пропускали, а из Левшинского ни
вперед, ни назад не выберемся. Между тем сведения добыли мы замечательные.
Я говорю девушкам: "Бросьте меня, идите сами, да порознь. Скажите, что
вы на работу пробиваетесь, на Крымскую площадь, - там женщин записывали
мешки для муки сшивать". Они пошли, а я на руках ползу к Пречистенке. Из
ворот люди спрашивают меня - кто да откуда. Говорю - отца вышел
разыскивать, да вот ранили, не знаю, как и домой добраться. Жалели меня
все. Выполз я на Пречистенку, высмотрел что мог и только собрался
переулочками свернуть к Остоженке - меня подхватили какие-то сердобольные
люди, положили на телегу и повезли в госпиталь к Никитским воротам.
Я кричу им: "Пустите!" - а они хоть бы что.
А на Пречистенке бои еще сильнее, чем у нас.
Вы помните, Зина, где стоит памятник Тимирязеву? Так вот на том месте
был большой дом; он горел сверху донизу, близко нельзя было подойти, и это
меня спасло - не довезли.
- Чем же спасло, если не довезли? - недоумевая, спросила Зина.
- А вот слушайте! Я ведь не один был в Москве такой храбрый мальчуган.
Таких, как я, маленьких красногвардейцев, были десятки, а может, сотни. И
несколько из них лежало как раз в этом госпитале у Никитских ворот.
Захватив госпиталь, юнкера выбросили ребят с третьего этажа на улицу...
Ну, вот мне и повезло, до госпиталя меня не довезли, но я увидел здесь
кое-кого из красных, рассказал им, что творится на Остоженке, и получил
важнейшие новости для Добрынина. Все дело было теперь в том, чтобы скорее
добраться до дому. Но как?
Решил я пробираться через Арбат на телеге. Возчик убежал, конь все
равно без присмотра. Еду и думаю: "Ну вот, сейчас обязательно убьют". Нет,
ничего, как-то удачно вышло. Иногда кричат мне: "Эй куда?" - "За убитыми!"
- отвечаю. "Кто послал?" - "Полковник Мартынов". Ну, и никто, конечно, не
проверял, кто такой Мартынов и куда он меня послал. От Никитских ворот до
Остоженки ехал я целый день. Только к вечеру благополучно добрался в
чайнушку, к Добрынину.
На второй день отряд Добрынина взял Зачатьевский монастырь, и я из
чайнушки тоже за ними перебрался. Но белые не ослабевали. Бой шел круглые
сутки. Наших полегло тогда очень много. И Добрынина в руку ранило.
По-видимому, из окна. Стали мы производить обыски во всех домах - нет ли
там переодетых офицеров и юнкеров, - и я тоже опрашивал подозрительных.
Станет такой говорить, что он здешний, а я ему сейчас же вопрос: а какой
номер трамвая тут ходит? Он не знает. Ну, сразу и видно, что соврал. К
вечеру второго дня захватили наши одного парня, студентом назвался.
Рассказывает он про белых, что они, дескать, все отступили к Волхонке и
тут у них всего человек двадцать, так что легко их выбить открытой атакой.
Гляжу на парня - что-то в нем знакомое, а не пойму что. Наконец сообразил
- сапоги! На нем те самые сапоги, что я бросил во дворе на Зачатьевском.
Пригляделся - да это ж тот самый юнкер, что подобрал тогда мой сверток. Ну
и поймал его. Он сначала так и сяк, а потом признался, что юнкер и остался
для разведки. "Наших, говорит, много кругом переодетых. Вот вы увидите,
что ночью будет". Наши не поверили ему. "Это он нас пугает", - говорят. Но
только стемнело - как они и начали с крыш, с чердаков, из форточек, из
подвалов. И этой ночью пулей в живот был убит Добрынин.
А я той же ночью понял, что нашел на Остоженке свое подлинное
призвание. И я повоевал-таки, - с удовольствием сказал полковник. - Я уж
повоевал! И вот, знаете, Зина, каждый раз, когда я уже взрослым человеком
шел в бой, мне представлялось, что я все еще мальчик с Остоженки, и что
мне только двенадцать лет, и жизнь моя вся впереди...
Зина встала.
- Я пойду, - сказала она, - и переверну вверх ногами всю вашу
Остоженку, но обязательно кого-нибудь найду из ваших знакомых.
Комментарии
Анонимно
Войти под своим именем


Ник:
Текст сообщения:
Введите код:  

Загрузка...
Поиск:
добавить сайт | реклама на портале | контекстная реклама | контакты Copyright © 1998-2020 <META> Все права защищены